Изящество должно быть результатом, побочным продуктом большего. Так говорят про решение сложной математической проблемы, что оно красиво; но красота здесь лишь следствие, а не цель.

Оцените материал

Просмотров: 27904

Простота и упрощение

Кирил Асс · 15/04/2010
Притцкеровская премия присуждена японскому бюро SANAA. По праву ли?

Имена:  Кадзуо Седзима · Рюэ Нисидзава

©  Ole H Krokstrand

Школа менеджмента и дизайна Цольферайн, Эссен, Германия

Школа менеджмента и дизайна Цольферайн, Эссен, Германия

В этом году жюри Притцкеровской премии вновь обратило свое внимание на архитекторов, чьи произведения отличаются внешней простотой. На этот раз премию присудили японскому бюро SANAA, во главе которого стоят Кадзуо Седзима и Рюэ Нисидзава.

Работы SANAA отличают абсолютная отточенность, доведенная до крайности чистота и ясность пропорций и идей. Они известны и популярны в профессиональных кругах: в опросе, проведенном накануне вручения премии на сайте archdaily.com, они заняли второе место в списке кандидатов, лишь немного отстав от ветерана Стивена Холла.

Их работы — идеализированные пустоты, почти всегда белые; или прозрачные, отчаянно абстрактные здания. Передний край современной архитектуры — недаром им заказывают музейные проекты по всему миру. Музеи давно уже стали своего рода «образцовыми домами», полигонами архитектурного эксперимента. Кажется, что архитектура SANAA действительно находится на переднем крае. И довольно сложно объяснить, почему это не так.

©  Wade Zimmerman

New Museum в Нью Йорке

New Museum в Нью Йорке

Дело в том, что различие, о котором пойдет речь, почти неуловимо. Его легко показать на примерах, но и в таком случае всегда можно указать критику на то, что аргументация основана на вкусах, причем вкусах методологических, и потому ничтожна. Но — в эпоху все-приятия другого источника — уверенности, кроме личного вкуса, у автора не остается, и на него и приходится опираться.

Любая постройка есть результат разрешения чрезвычайно запутанного конгломерата проблем, относящихся к огромному числу областей, начиная с истории архитектуры и кончая техническими условиями водоснабжения. Полученное архитектором решение всегда основывается на некотором, свойственном только ему способе построения иерархии этих проблем, их взаимосвязи и достижения выраженного в материальном мире баланса их решений. Этот способ есть отражение личной философии архитектора — представлений о человеке, его потребностях, окружающем пространстве; и об архитектуре как искусстве. Результат применения этого мыслительного метода, то есть постройка, поддается при некотором аналитическом усилии расшифровке, по которой можно с определенной долей уверенности судить, на чем метод основывался. Знакомство с несколькими работами одного автора позволяет это понимание уточнить и углубить: таким образом зритель приобретает возможность яснее прочитывать его работы, а автор приобретает в глазах зрителя репутацию.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:12

  • dyke-v-palto· 2010-04-15 15:00:27
    Настаёт момент, когда изящество становится отчасти самообусловливающим. Но я не вижу в этих работах нарочитости маньеризма. Они ровно настолько декоративны, насколько это на настоящий момент необходимо в архитектуре, где каждое здание еще и рекламный щит создателя, и при этом полностью продуманы. Это жест, и жест чуть театральный и оттого еще более красивый, но это еще не поза.
  • atomniy· 2010-04-15 16:44:50
    По тексту кажется, что основным критерием автора для оценки (который он не озвучивает почему-то) - великое "единство формы и содержания".
    В архитектуре это еще важно? Не в повседневной, а вот в такой показушной по сути, как музей или школа дизайна?
  • urko· 2010-04-16 19:11:35
    Япония - это другая цивилизация. Я каждый раз убеждаюсь в этом, когда смотрю сериал про Спиди-гонщика. Японцы не такие, как мы, и, может быть, не совсем люди. Или, может быть, настоящие люди - они, а вот мы - не совсем.

    Японская культура вообще ценит непредсказуемый жест. Есть знаменитый пример: художник, который нарисовал лошадь в углу листа. Почему? По кочану.

    Развернутая тут Кириллом теория прекрасного в пределе опирается на уверенность, что есть ("философский") Бог, и поэтому в мире есть смысл. А японцы не считают, что в мире есть смысл.

    Это я не Сэдзиму с Нисидзавой защищаю (я плохо знаю их работы), а торпедирую позицию автора.
Читать все комментарии ›
Все новости ›