Оцените материал

Просмотров: 25195

Музей современного искусства на базе ГЦСИ: о чем мечтаем?

Оксана Саркисян · 06/08/2009
Оказывается, мы всё готовы понять и простить – но только не Дэмиена Херста и не братьев Чепмен

Имена:  Алексей Шульгин · Андрей Монастырский · Арсений Жиляев · Виктор Мизиано · Владимир Овчаренко · Диана Мачулина · Константин Бохоров · Михаил Миндлин · Николай Олейников · Павел Хорошилов · Татьяна Антошина

©  ГЦСИ и Персональная мастерская М.Хазанова

Предпроектное предложение для определения общих градостроительных и объемно-планировочных параметров музейно-выставочного комплекса  ГЦСИ (Авторы: Персональная архитектурная мастерская Михаила Хазанова, М. Миндлин, А. Наговицын, М. Хазанов)

Предпроектное предложение для определения общих градостроительных и объемно-планировочных параметров музейно-выставочного комплекса ГЦСИ (Авторы: Персональная архитектурная мастерская Михаила Хазанова, М. Миндлин, А. Наговицын, М. Хазанов)

В Москве прошла пресс-конференция, на которой руководство Государственного центра современного искусства и заместитель министра культуры П.В. Хорошилов объявили о создании нового Музея современного искусства федерального значения в составе ГЦСИ. Звучали слова «Центр Помпиду».

Конкретно это означает, что планы по достройке пятнадцати этажей офисных и гостиничных помещений над новым зданием ГЦСИ на Зоологической улице, существовавшие до сих пор и предполагавшие наличие инвестора, следует забыть; но тот же самый «предпроект», созданный под руководством Михаила Хазанова (нового архитектурного конкурса не будет), будет осуществлен на государственные деньги, по крайней мере частично, и на две трети будет использован под новый музей.

Как сказал директор ГЦСИ и один из соавторов проекта здания Михаил Миндлин, проектные работы и согласования могут быть завершены к концу 2011 года (Хорошилов поправил — 2010-го), и это означает, что к 2015-му, если все будет хорошо, музей сможет открыться.

Объемы финансирования пока не вполне ясны. Г-н Хорошилов высказал предположение, что на проектный этап будет потрачено 90 млн рублей. Журналисты просили подтвердить общую цифру в 3 млрд рублей, которая якобы содержится в подписанных документах, но это сделано не было.

На вопросы о коллекции был получен ответ, что она будет интернациональной, что это будет коллекция новейшего искусства (с 1990-х годов), что ГЦСИ давно собирает произведения современных художников (сейчас есть около 2,5 тысяч единиц хранения двухсот с небольшим авторов) и что желание помочь высказали частные галереи — назывались имена Владимира Овчаренко (галерея «Риджина») и Гари Татинцяна. Были названы также имена художников, чьи произведения вскоре попадут в коллекцию ГЦСИ, — это братья Чепмен и Дэмиен Херст. На вопрос, будет ли объявлен конкурс на пост директора нового музея, руководство ГЦСИ ответило, что создается не новое учреждение (что было бы слишком сложно), а музей на базе ГЦСИ — и объявлять конкурс на замещение должностей сотрудников, которые уже сейчас успешно работают, не представляется необходимым.

Заместитель министра г-н Хорошилов выражался загадочно. Когда его спросили, почему Министерство вообще согласилось финансировать этот проект, сказал: «Лучше музей строить, чем пивную». На вопрос, в чем он видит отличие нового проекта от других московских музеев, ответил, что «ГЦСИ должен оставаться ГЦСИ».

OPENSPACE.RU спросил представителей российской арт-сцены, что они обо всем этом думают.

На вопросы отвечали:

Татьяна АНТОШИНА, художник
Константин БОХОРОВ, куратор, АртМедиаЛаб
Арсений ЖИЛЯЕВ,
художник
Диана МАЧУЛИНА, художник
Виктор МИЗИАНО, куратор, редактор «Художественного журнала»
Андрей МОНАСТЫРСКИЙ
, художник
Владимир ОВЧАРЕНКО, галерист, владелец галереи «Риджина»
Николай ОЛЕЙНИКОВ, художник
Алексей ШУЛЬГИН, художник


1. Как вам кажется, музей современного искусства ГЦСИ действительно будет? Если да, то каков ваш прогноз — что это будет такое?

Андрей Монастырский
Видимо, это будет коллекция современного искусства.

Виктор Мизиано
В свое время мы задавали себе аналогичные вопросы: а будет ли ГЦСИ вообще? И он состоялся. Думаю, и Музей ГЦСИ будет, раз принято решение на уровне министерства.

©  Евгений Тонконогий

Арсений Жиляев

Арсений Жиляев

Арсений Жиляев
Думаю, реализация этого проекта вполне вероятна. Другой вопрос, в какой форме. Пока есть лишь общая договоренность, поэтому сказать что-то определенное сложно. Наверное, это будет тот же ГЦСИ, только в более помпезном и привлекательном для массового зрителя формате.

Владимир Овчаренко
Музей уже есть. У ГЦСИ есть коллекция, он ее показывает; признаки музея налицо.

Николай Олейников
Давайте исходить из того, что это план ближайших нескольких лет, иначе и затевать этот разговор бессмысленно. Предсказуемо, что основу коллекции составят работы, принесенные в дар ГЦСИ. Там, разумеется, есть бесспорно музейные вещи, однако часто во время ежегодных смотров «Новое в коллекции ГЦСИ» достойные художники испытывают неловкость, когда обнаруживают свои работы в одной экспозиции с чудовищной лажей, которую кто-то по какой-то причине пропихнул на эту стену. Факт остается фактом: часто искусство используется как механизм подъема индекса амбиций, инструментализирующий тщеславие. К такому искусству мы отношения не имеем! И музей, построенный на этих принципах, нам не нужен.

Диана Мачулина
Проблема в финансировании. Государственные финансисты понимают, для чего деньги на стены, но не смогут принять факт, что за какую-то кучку мусора в витрине надо заплатить миллион долларов, «потому что это Бойс». Чтобы ни говорили про Бильбао, а изба красна не углами. И на этапе создания экспозиции музею придется выкручиваться.

Уже настораживает готовность Овчаренко и Татинцяна помочь — они будут преследовать свои интересы, галеристские. «Риджина» умеет продвигать своих авторов… В Майами в 2007 году бедная Джулия Сильвестр подпала под влияние Овчаренко настолько, что вместо выставки русского искусства сделала почти «летнее шоу» художников галереи «Риджина». Плохо будет, если экспозиция музея будет так же очевидно шита белыми нитками чьей-то выгоды. То же с зарубежными художниками — сдается мне, что выбор Херста и Чепменов не случаен: известно, что русские коллекционеры в последние годы приобрели работы этих художников оптом, и подарить несколько их вещей в музей не жалко, чтобы повысить статус своей коллекции. Конечно, Young British Artists должны быть представлены как явление, но экспозиция западного искусства не может быть сформирована только вкусами коллекционеров. Хорошо бы заиметь, например, Дюшана, да где его взять? Он, в отличие от Уорхола, на Рублевке не валяется.

Константин Бохоров
Музей будет, но это будет еще один музей местного значения. Чтобы сделать интересный музей, включенный в международный художественный процесс, нужны другие профессиональные ресурсы. Сейчас качество работы ГЦСИ вызывает сомнение.


2. Как вы считаете, в чем могла бы быть миссия нового музея, если он будет сегодня создан? Что он должен был бы собирать?

©  Евгений Тонконогий

Алексей Шульгин

Алексей Шульгин

Алексей Шульгин
Можно посмотреть на международную тенденцию в музеестроительстве: музей превращается (Тейт и Гуггенхайм тут в первых рядах) в пространство супершоу, в важнейшую точку в системе культурного туризма, в особого рода компанию, продающую культурный продукт, — некий mega experience, который посетитель нигде, кроме музея, получить не может. Решение руководства ГЦСИ приобрести в первую очередь Херста и Чепменов, возможно, говорит о том, что новый музей готов двигаться в том же направлении.

Владимир Овчаренко
Миссия музея — показать публике современность, во всех ее формах и проявлениях, без табуирования. А то у нас теперь новый такой тренд православной церкви — борьба с постмодернизмом. А показывать и собирать нужно искусство новой России, с 1991 года.

Диана Мачулина
Музей должен собирать публику, увлеченную современным искусством. Чисто-конкретно искусством. Пока что зрителей заманивают посторонними способами, и те уходят, думая, что их обманули. В ГТГ зритель идет по привычке, в рамках обязательной культурной программы интеллигента, и современное искусство вызывает у него негативные эмоции. «Випы» воспринимают выставки, на которые их приглашают, как пикантное дополнение к коктейлю и собственной шикарности. Нужно делать событие из самого искусства. И без серьезной образовательной деятельности не обойтись. Ну и, конечно, музей современного искусства должен следить за тем, что происходит в данный момент, и не упускать то, что зарождается. Для этого нужна смелость в принятии решений… Западные музеи как-то ведь с этим справляются.

©  Евгений Тонконогий

Николай Олейников

Николай Олейников

Николай Олейников
Нам нужен новый музей — народно-просветительский проект и одновременно дискурсивная лаборатория, где первичен непрерывный творческий процесс, выявляющий связи локальных творческих токов с общемировыми процессами и рассматривающий их в исторической перспективе. Новых интересных моделей для московского музея довольно по всему миру. Это и Reina Sofia в Мадриде, и МАК в Вене, и МACBA в Барселоне, и Van Abbe в Эйндховене. А в качестве опорной модели для создания «музея ГЦСИ» приводятся такие матрешки-гиганты, как Гуггенхайм, кандидатами на закупку выступают Херст и Чепмены. При этом мы знаем, кто привозил Чепменов в Москву и кому необходимо наладить сбыт дорогущего и неудобного в хранении неликвида! Кому еще в голову может прийти мысль закупить в новый музей Херста? Это же просто моветон. Скажите об этом любому приличному европейскому музейщику — курам на смех. Такой выбор недвусмысленно указывает на близорукость власти, которая способна видеть только крупные предметы и не различает деталей.

Виктор Мизиано
У нас в Москве не существует национального музея современного искусства в полном смысле этого слова. Московский музей современного искусства — очень молодая институция, энергично двигающаяся, активно проводящая экспозиционную деятельность. Со временем эта институция созреет, но это городской музей. Третьяковка претендует на национальный музей, но ее сфера ограничена русским искусством. Третьяковка на Крымском валу могла бы стать интернациональным музеем, но есть ли у нее воля, опыт, кадры? Пушкинский музей категорически не желает работать с современным искусством. Даже если музей ГЦСИ будет проекцией той сдержанно-академической работы, которая сейчас осуществляется этой институцией, то вопрос уже решен. ГЦСИ более академично строго выглядит и хорошо выполняет рутинную профессиональную работу, он укомплектован опытными профессионалами. Для центра современного искусства ГЦСИ слишком музейная институция. Поэтому музей — это органичный шаг для него, и часть претензий к его работе будет снята.

©  Евгений Тонконогий

Константин Бохоров

Константин Бохоров

Константин Бохоров
Миссия должна быть просветительская. И поскольку ГЦСИ нацелен на регионы, пользуясь ресурсом нового музея, они могли бы заниматься просветительской деятельностью.

Арсений Жиляев
Мне близка идея такого музея, который не ставит своей целью показать все только самое лучшее и только общепризнанное, что чаще всего превращается в набор банальностей для туристов. Интересен музей, готовый к эксперименту, собирающий исключительное и исключенное, поддерживающий инициативы снизу. Такая институция не музифицирует, а сама претендует на произведение нового. Но, возможно, деятельность главного государственного музея должна быть направлена на образовательные программы и сосредоточена на поддержании и сохранении культурного наследия.

Татьяна Антошина
Современное искусство, не зависящее от вкусов новых русских. То, что покупается новыми коллекционерами, не нуждается в поддержке и дополнительном внимании. Необходима среда, которая будет благоприятна для поисков новых путей развития искусства, на стыке с философией, социологией, техническими достижениями науки. Я бы открыла отдел гендерных исследований с коллекцией феминистского искусства. Ведь Россия была первой на этом пути, но, к сожалению, утратила свои позиции.

Андрей Монастырский
Он должен собирать интересное совр. искусство разных стран.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:14

  • antosha· 2009-08-06 22:21:32
    портретитки очень симпатичные
    респект иллюстратору
  • Young_Duck_Fuck· 2009-08-07 11:41:03
    А текстики?
  • yasha_kazhdan· 2009-08-07 12:16:35
    Присоединяюсь к мнению Оксаны.
    Узнав о том, что ГЦСИ будет делать музей, первое, о чем стоит поволноваться, это о том, имея новую "большую" цель, может пострадать текущая деятельность ГЦСИ. Несмотря на многочисленные пожелания, эта институция, пожалуй, единственное место в городе, да и наверное в России, которое в том или ином смысле занято не только предметами для интерьера, но и теми практиками, которые еще не полностью усвоены/потреблены. Самое неприятное, что каким бы этот музей ни оказался, боюсь, что его появление перевернет ситуацию. Будет не ГЦСИ, а при нем музей, а наоборот: музей и обслуживающий его ГЦСИ. Такой поворот событий лишит нас еще одной адекватной площадки в городе.
    Мне даже показалось, что картинка с проектным предложением напоминает слоновью ногу, которая опустилась откуда-то сверху на здание ГЦСИ – освоение госбюджета, на котором зиждется идея музея, выглядит именно как слоновья поступь, – институализация проекта современного искусства в отживших свое время формах. Российское художественное сообщество хотело "музей" еще с 1990х годов. Наше наказание - это когда мечта сбывается через 25 лет.
Читать все комментарии ›
Все новости ›