Оцените материал

Просмотров: 11330

Нью-Йорк, Мадрид, и Гаага

Давид Рифф · 29/02/2008
Московский американец Давид Рифф о выставках, которые стоило бы увидеть

©  lisathomas

Нью-Йорк, Мадрид, и Гаага
НЬЮ-ЙОРК

Музей искусств Метрополитен в Нью-Йорке – то самое место, куда стоит отправиться в воскресенье. Это неиссякаемый источник удовольствия, причем повод для него может быть совсем неброским. Вот, к примеру, выставка «Серых работ» американца Джаспера Джонса. Здесь творчество знаменитого представителя поп-арта преломлено сквозь призму одного цвета: найденные элементы (дверные ручки, бечевка), краска, наложенная густым слоем, поп-коллажи из воскресных газетных страничек юмора – все выцвело и превратилось в модернистский гризайль.

Посмотреть ролик

Легко представить себе, как бесцельно бродишь по пустынным залам экспозиции. Идешь в зал Египетской коллекции. Там никого. Выбираешься под своды оранжереи. Центральный парк тоже пока еще выдержан в серых тонах.

Налейте себе чашечку кофе и просмотрите этот ролик! Не так уж и сложно притвориться, что сейчас воскресный день в Нью-Йорке, хотя на самом деле – всего-навсего утро понедельника в Москве.


МАДРИД

Посмотреть ролик

Поцелуй. 1925. Масло, холст 130,5х97,7. Национальный музей Пикассо, Париж

Поцелуй. 1925. Масло, холст 130,5х97,7. Национальный музей Пикассо, Париж

Вчера (в понедельник) закрылась ярмарка современного искусства ARCO в Мадриде. Коллекционеры из разных стран в большинстве своем уже разъехались. Напоследок и широкая публика получила возможность заглянуть на ярмарку и получить опосредованное удовольствие от невероятного количества бессодержательного искусства. Некоторое представление о царящей на выставке атмосфере дает репортаж vernissage.tv. Многое здесь может оказаться узнаваемым – искусство такого рода в последнее время активно раскручивается в Москве.

В сущности, из этого видеоролика становится понятно, что ARCO – зрелищный арт-марафон для закаленных посетителей, способных выдержать кич в огромных дозах: 295 галерей на площади в 50000 квадратных метров. Количество превращается в новый вид качества: это уже не просто рынок, но целая индустрия искусства.

Посмотреть ролик

Одной ARCO кому-то показалось мало, и в Мадридском музее Королевы Софии только что открылась самая крупная ретроспектива Пабло Пикассо за всю историю. Здесь больше 400 работ, многие из которых предоставлены для выставки Парижским национальным музеем Пикассо.

Веб-сайт музея Королевы Софии предлагает совершить виртуальный обзорный тур по выставке, а также рассмотреть ряд прекрасных репродукций с этой экспозиции зал за залом (хотя здесь, слава богу, представлены не все 400 картин).

Автопортрет. 1901. Масло, холст, 81х60. Национальный музей Пикассо, Париж

Автопортрет. 1901. Масло, холст, 81х60. Национальный музей Пикассо, Париж

Конечно, есть большая разница между ARCO с ее немыслимым количеством коммерческого сontemporary art, и объемистой выставкой всего корпуса творчества Пикассо. Может быть даже, что выставка последнего задумывалась как приют для усталых посетителей ярмарки, где можно отдохнуть от коммерции, глядя на «настоящее искусство» в строго научном музейном контексте. Но, в общем-то, современное искусство как своего рода индустрия восходит как раз к таким модернистам, как Пикассо, который первым стал производить горы «новаторских» произведений в салонном варианте и при этом хвастался потенцией модернизма даже тогда, когда последняя капля жизни уже давно вытекла из его картин.


ГААГА

В гаагском Фонде Стром прошла серия выставок, посвященных одному из моих культурных героев - австрийскому философу и политическому экономисту Отто Нойрату (Otto Neurath, 1882-1945), который прославился в 1920-е – 1930-е годы работами по визуализации статистических данных, а теперь стал культовой фигурой среди интеллектуалов. Музей провел несколько мероприятий под общим названием «После Нейрата», отчеты о которых можно найти на веб-сайте фонда здесь. Последняя экспозиция в этой серии называется «Глобальный Полис» и посвящена сотрудничеству Нейрата с архитекторами и градостроителями.



Нейрат стремился сделать сложные понятия доступными как можно большему числу людей за счет использования картинок, сопровождаемых минимумом слов и цифр. Будучи директором венского Музея общества и экономики (1925-1934), он вместе с художником Гердтом Арцем изобрел «Изотип» – уникальную систему понятных пиктограмм для передачи количественной информации.


Целью этой визуализации было объяснить реформу зданий коммунального хозяйства, происходившую в Вене, и приобщить жителей города к социальному планированию. В 1931 году советское правительство пригласило Нейрата открыть аналогичное учреждение в Москве, но примерно через год приглашение отозвали.



В начале и середине 1930-х годов Нейрат в сотрудничестве с Международным Конгрессом Современной Архитектуры (CIAM) и такими его выдающимися представителями, как Корнелис Ван Эстерен, Зигфрид Гидион, Ле Корбьюзье и Ласло Мохой-Надь, пытался разработать интернациональный язык градостроительства и дизайна. Коллеги ценили его именно потому, что, как считалось, у него были контакты с СССР.

Вскоре этот проект был свернут из-за разногласий: Ван Эстерн и Корбюзье мыслили город как географическую и архитектурную единицу, Нойрат же видел в нем прежде всего сеть общественно-экономических отношений, которые должны быть быть понятны жителям, чтобы те (как на этом настаивали венские социал-демократы) могли принять реальное участие в приятии решений по генеральному планированию города. «Для Нойрата потоки людей в огромном городе были не просто физическими, они действовали в квази-виртуальном, информационном пространстве, с которым можно справиться только при помощи современной статистики», как пишет куратор «Глобального полиса» Надер Воссуджан (см. полностью www.arch.columbia.edu )


Как Нойрат себе это представлял, можно увидеть на вышеприведенной таблице. Впервые показанная на выставке CIAM в 1935 году, она обильно использует фотомонтаж, чтобы проиллюстрировать развитие различных градообразующих факторов от доисторических времен до наших дней.



В наше время работа Нейрата представляется очень важной, и, вероятно, не только потому, что она лежала в основе модернистской социал-демократической визуальной культуры, которая сейчас находится на грани полного исчезновения, но и потому, что мироустройство усложняется с каждым днем, и его становится все труднее изобразить. Так что невольно тоскуешь по фигуркам Нейрата, таким простым и доступным, способным объяснить сложные политико-экономические взаимосвязи глобализованного мира в осязаемой, компактной форме.

Оба этих фактора делают Нойрата актуальным для многих наших современников. Чуть раньше в этом же выставочном зале прошла выставка Стефана Диллемута, группы «Bureau d'etudes», Оливера Ресслера и Андреаса Зикмана: известные политические художники представили свои работы, связанные с Нейратом.

 

 

 

 

 

Все новости ›