Оцените материал

Просмотров: 14923

Эмили Ясир: «У нас, палестинцев, нет выбора»

Давид Рифф · 10/02/2009
ДАВИД РИФФ поговорил с художницей из Палестины об искусстве и о войне, и его сомнения в том, кто прав и кто виноват, только увеличились

©  Эмили Ясир

Эмили Ясир. Мемориал 418 палестинским деревням, разрушенным, истребленным и захваченным Израилем. 2001

Эмили Ясир. Мемориал 418 палестинским деревням, разрушенным, истребленным и захваченным Израилем. 2001

Операция «Литой свинец» официально завершена, но в Газе снова гремят выстрелы. Кажется, во всем этом регионе уж точно не до искусства. Однако, как ни странно это может показаться, и в Израиле, и в Палестине есть значительные современные художники, хотя политические позиции, которые они занимают, совершенно различны. Об этом в России известно немного. OPENSPACE.RU спросил у двух известных художников — из Израиля и Палестины — о том, как нынешняя политическая ситуация сказывается на их творчестве, и о том, есть ли у них надежда на диалог художников по обе стороны стены. Палестинская художница ЭМИЛИ ЯСИР (Emily Jacir) на Венецианской биеннале 2007 года получила «Золотого льва», а в декабре 2008-го — престижную премию Хьюго Босса (Hugo Boss Prize), $100 тыс. ДАВИД РИФФ написал ей сразу после этого, еще до начала операции «Литой свинец». В своем комментарии он рассказывает, какие сомнения вызывает в нем творчество Эмили Ясир. Читайте также интервью с израильской художницей Яэль Бартаной (Yael Bartana).
Эмили, где ты сейчас и где ты больше всего времени проводишь? Считаешь ли ты какое-то из этих мест домом?

— Сейчас [22 декабря 2008 года] я в Нью-Йорке. Больше всего времени провожу в Рамалле (город на Западном берегу Иордана. — OS), Нью-Йорке и Риме. И все эти три места считаю своим домом.

Но родной твой город Рамалла?

— Да, мой родной город Рамалла.

©  Эмили Ясир

Эмили Ясир. Зеркало в банке. Рамалла. 22 апреля 2002 года

Эмили Ясир. Зеркало в банке. Рамалла. 22 апреля 2002 года

Можешь рассказать, где ты выросла? У тебя в английском нью-йоркский акцент…

— Я прежде всего должна сказать, что у нас, палестинцев, в этом вопросе выбора нет. Страна наша оккупирована [термин «оккупированные территории» используется ООН], и наш народ подвергается постоянному и медленному изгнанию. Израиль выработал сложную систему этнической чистки нашей земли. Эти методы прямого и непрямого переселения включают в себя: отзыв вида на жительство, изгнание, разрушение домов, конфискацию земли, массовые аресты и заключения, пытки, введение комендантского часа и закрытие территорий, военные атаки и осады и создание стены апартеида [официальное название в Израиле — разделительный барьер, см.]. Таким образом, половина нашего народа вообще не может въехать в собственную страну и вынуждена жить за границей, путешествуя между различными культурами и образами жизни. Кратко моя личная история, если многое опустить, состоит в том, что я выросла в Саудовской Аравии и Палестине, в школу ходила в Италии, колледж закончила на юге США. Акцент у меня американский, но уж точно не нью-йоркский. Если уж на то пошло, у меня скорее немножко южный выговор, от тех лет, что я жила в Теннесси, Техасе, Арканзасе…

Как и почему ты начала заниматься искусством?

— Я даже не помню, чтобы я не занималась им. Оно всегда было частью моей жизни.

Я читал, ты начинала как живописец. Какие картины ты писала? Чем вдохновлялась?

©  Эмили Ясир

Эмили Ясир. Из серии Where We Come From

Эмили Ясир. Из серии Where We Come From

— Моя первая выставка была в 1994 году. Я выставила серию больших картин на основе фотографий, которые делала во время первой интифады. Это были фотографии слоев граффити на стенах домов в Вифлееме. Люди спреем писали лозунги на стенах, а израильская армия потом заставляла это закрашивать. Израиль утверждал, что эти граффити незаконны. Эти граффити и последующие слои покрывали все стены в городе. В своих картинах я использовала этот мотив слоистости и языки тех стран, где я жила: итальянский, арабский, английский. Другим важным элементом этой серии было то, что я взяла отрывок из письма моей матери к ее ближайшей подруге. Она его написала во время войны 1967 года и рассказывала, как на нее напали израильтяне, когда она ехала из Аммана в Вифлеем. Ее автомобиль перевернулся, его раздавил израильский танк, дом ее друга оккупировала израильская армия. И вот об этом и еще многом другом она писала в письме. Я эти фрагменты использовала кинематографически, как субтитры; они никогда прямо не соотносятся с изображением. Я тогда не знала, что у меня и моих друзей у самих будет такой опыт после того, как Израиль с 2001 года начал снова захватывать Западный берег... Создать эту серию — это было очень интенсивное физическое переживание. И когда я смотрю на эту серию, то вижу в ней все основные темы, с которыми я работаю и сегодня.

©  Эмили Ясир

Эмили Ясир. Из серии Where We Come From

Эмили Ясир. Из серии Where We Come From

А когда ты начала делать более концептуальные работы? Как это произошло?

— Я, строго говоря, никогда живописцем не была, и даже если я писала картины, то параллельно занималась скульптурой, работой с деревом, керамикой, гравюрой. У меня, в общем-то, всегда был конфликт между необходимостью ограничиваться живописью и желанием заниматься другими медиа. А кроме того, меня очень интересовала литература, поэзия, театр, политика и многое другое. И вот когда я нашла язык, который мог бы все это вместить, я и стала так называемым «концептуальным художником».

Ты всегда считала искусство политической практикой? А если нет, то когда начала? Можешь рассказать о своих первых концептуальных проектах?

— Я впервые отошла от узко понимаемой живописи и скульптуры в одном перформансе, который я сделала в Париже в 1998 году. Он назывался Change / Exchange. Я взяла стодолларовую бумажку и поменяла ее на франки. Сфотографировала обменник и пошла к следующему. Там я поменяла деньги обратно на доллары, сфотографировала обменник и опять пошла к следующему. И так меняла на франки и обратно, пока у меня не осталось $2,45 мелкими монетами. Фотографии и квитанции документируют этот процесс обмена, в котором деньги постепенно растворились из-за курсов валют, не из-за комиссий.

©  Эмили Ясир

Эмили Ясир. Из серии Where We Come From

Эмили Ясир. Из серии Where We Come From

Был ли какой-то толчок, благодаря которому эта политическая практика стала более конкретной, сдвинулась в сторону включенности в сопротивление оккупации? Или это всегда была центральная тема твоего творчества?

— Сопротивление оккупации Западного берега Иордана и Газы всегда были центральной темой моей жизни.

Одна твоя работа — Where We Come From — прямо говорит с палестинской диаспорой, с людьми, которым из-за оккупации пришлось уехать. Можешь рассказать об этой работе?

©  Getty Images / Fotobank

Эмили Ясир на вручении премии HUGO BOSS

Эмили Ясир на вручении премии HUGO BOSS

— На самом деле ее неправильно понимают. Она включала в себя разговоры с палестинцами везде. Больше половины участников — это палестинцы, живущие в Палестине, так что неверно говорить о палестинской диаспоре. Where We Come From основывалась на том, что у меня, как у палестинки с американским паспортом, была свобода передвижения. Когда я делала Where We Come From, данный документ давал мне это базовое право человека. Но теперь это не так. В 2008 году я бы эту работу сделать уже не смогла. Со своим американским паспортом я не могу больше свободно пересекать границу. Не могу въехать в Газу, в некоторые палестинские города на Западном берегу. Израиль построил стену апартеида, и началось это весной 2002 года. Палестинцам с иностранным паспортом Израиль все больше запрещает въезд в страну на всех пропускных пунктах, и они оказываются вынуждены эмигрировать. Израиль постановил, что право на свободу передвижения больше не даруется обладателям американских паспортов, и действует соответственно.

©  electronicintifada.net

Эмили Ясир. Электронная антифада. Часть экспозиции

Эмили Ясир. Электронная антифада. Часть экспозиции

Когда я делала эту работу в 2002-м, я использовала свой паспорт во имя тех палестинцев, которым запрещен въезд в их собственную страну или ограничена свобода передвижений. На границе нас обычно спрашивают: «Что вас просили провезти?» — и это тоже было одним из источников этой работы. Она продиктована моим личным опытом постоянных поездок туда и обратно между Палестиной и любой другой страной, где я в то время жила. Каждый раз, возвращаясь домой в 70-е, 80-е или 90-е, мы видели, как разрастаются поселения, КПП, границы, как наш народ и нашу землю продуманно дробят на все более и более мелкие части. Израиль разделил нас на какие-то неестественные фрагменты на основании наших паспортов: восточные иерусалимцы, жители Западного берега Иордана, жители Газы, израильтяне, иорданцы, американцы и так далее.

Еще один вопрос о «палестинских зрителях»: насколько это понятие включает в себя палестинцев, живущих собственно в Палестине?

©  Galleria Alberto Peola

Эмили Ясир.  Y.M.C.A. Jersusalem. 2006

Эмили Ясир. Y.M.C.A. Jersusalem. 2006

— Вообще не понимаю этот вопрос. Я работаю в Палестине, преподаю в Палестине, у меня есть зрители в Палестине — это понятие включает в себя Западный берег Иордана, Газу и территорию, аннексированную Израилем в 1948 году [в результате отражения арабского нападения в войне 1948-1949].

Каково отношение палестинских зрителей к современному искусству?

— Такое же, как в любой другой стране.

©  Galleria Alberto Peola

Эмили Ясир. Без названия (Мы живем). 2002

Эмили Ясир. Без названия (Мы живем). 2002

Мне представляется, что художнику политически непросто иметь дело со зрителями, которые вынуждены быть националистами, религиозными людьми и которые могут быть к современному искусству довольно враждебны, особенно если это политическое, концептуальное искусство. Нет?

— Да, вот именно что «тебе представляется». Никто [в Палестине] не настроен враждебно к политическому концептуальному искусству — как раз все ровно наоборот.

Есть ли какой-то диалог, связи между израильскими и палестинскими художественными институциями? Я знаю, что ты сейчас участвуешь в бойкоте израильских арт-институций. Означает ли это, что диалог между Израилем и Палестиной в области искусства уже невозможен? Должна же быть, наверное, солидарность между художниками, особенно если у них близкие политические взгляды? Есть ли такая политическая платформа?

©  Galleria Alberto Peola

Эмили Ясир. Человек на Вифлеемском Контрольно-пропускном пункте во время Осады 22 апреля 2002

Эмили Ясир. Человек на Вифлеемском Контрольно-пропускном пункте во время Осады 22 апреля 2002

— Есть масса совместных проектов у израильтян и палестинцев. Перечислять даже некогда. Масса людей находятся в диалоге, вместе работают, и это возможно, когда есть какие-то базовые точки политического согласия. Например, поддержка полного «права возврата» для всех палестинских беженцев [Right of Return — право на переселение в Палестину для всех, кто покинул ее начиная с 1947 года, и их потомков, чье общее число сейчас оценивается в 4 млн человек. Израиль рассматривает это как политическое требование, а не как неотъемлемое право человека], демонтаж стены апартеида, КПП и так далее. Вы, конечно, про такое сотрудничество не слышали, потому что Европа про это не хочет ничего знать. Европейцы хотят играть роль «миротворцев», которые сводят «воюющие стороны» вместе и дают им новое «пространство для диалога». Те проекты, которые мы сами осуществили на своей территории, их вообще не интересуют.

Ты сделала потрясающие работы о тотальном разделении, об этой ужасной стене, которую деликатно называют «оградой»... Можешь рассказать об этих недавних проектах?

©  Alexander and Bonin

Эмили Ясир. Торговый центр в Рамалле. 2006

Эмили Ясир. Торговый центр в Рамалле. 2006

— «Без названия (Маршрутки)» — это аудиопроект, связанный с Дамаскскими воротами (Баб-эль-Хамуд), которые стоят в начале дороги, ведущей в Наблус и дальше в Дамаск. Когда-то это был крупный транспортный узел региональной сети маршрутных такси, отсюда был прямой путь в Бейрут, Амман, Багдад, Кувейт и во все городские центры Палестины: Лид, Яффу, Рамаллу, Наблус, Газу, Рамле. Дамаскские ворота — это была точка, где водители маршруток зазывали пассажиров, выкрикивая эти точки назначения. Работа напоминает об этом, о пространстве передвижения, связей, обмена, которое когда-то было свободным. Это попытка показать разрывы, сломы в самой повседневности, где распадается сам городской пейзаж. Эта аудиоработа — часть долгого исследовательского проекта, который посвящен исчезновению сети транспорта в Палестине и тому, как это влияет на физическое и социальное ощущение от пространства. Это результат продолжающегося раздробления и разрушения пейзажа израильскими оккупантами.

Что ты хотела сказать людям? Есть ли надежда, что стена будет однажды уничтожена?

©  Anthony Reynolds Gallery

Эмили Ясир. Embrace. 2005

Эмили Ясир. Embrace. 2005

— Израиль пользуется полной поддержкой правительств России, Европы и США. Пока это так, никакой надежды нет.

В целом: какова позиция интеллектуалов и художников в этом конфликте? Могут ли они играть роль посредников? Есть ли на это какая-то надежда?

— У интеллектуалов и художников огромная роль в этом конфликте, и так было всегда. Порой они представляли собой самую серьезную угрозу для Израиля, что хорошо видно из истории заказных убийств «Моссадом» палестинских интеллектуалов [см. интервью Абу Дауда].

©  Anthony Reynolds Gallery

Эмили Ясир. Sexy Semite. 2002

Эмили Ясир. Sexy Semite. 2002

И последнее: я хотел спросить, что для тебя означает получение Hugo Boss Prize. Ты думаешь, премия позволит тебе выйти на новый уровень, не только лично, но и политически?

— Поразительно, что меня выбрали для этой престижной награды. Для меня большая честь, что моя работа получила признание, особенно у такого заслуженного жюри. Я с 2005 года не показывала в США новые работы, так что меня очень радует такая возможность. И, конечно, политически это тоже значит очень много. Палестинская тема до сих пор подвергалась в США цензуре, так что представить ее в рамках институции, работающей для широкого зрителя, — это очень важно. И конечно, эта премия позволит мне выйти на новый уровень.

Перевод текста Давида Риффа — Александр Скидан
Перевод интервью — Екатерина Дёготь



Еще по теме:
Яэль Бартана: «У меня разочарованная любовь к Израилю», 10.02.2009
Давид Рифф о границе между критикой и пропагандой, 10.02.2009

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • alef_lamed· 2009-02-10 23:55:33
    "- Поразительно, что меня выбрали для этой престижной награды "
    В этом я с ней согласен. И мне не понятно, чем эти работы предпочтительнее блога средней руки, м.б. качеством фотоаппаратуры? Надеюсь, хоть в этом признании она была честна ибо все остальное - шаблонный набор агитатора.
    Жаль, что это воспроизводится снова и снова в той самой России, где на Израиль полвека изливалась ложь, и где до сих пор нет полноценной информации о конфликте.
    А девушка сноровистая, и в этом, как бы безобидном интервью, сумела агитнуть, развела интервьюера, как лоха.
  • gleb· 2009-02-14 17:16:08
    Хотелось привести здесь коммент, оставленный в блоге Андрея Ковалева:
    zjuzino
    2009-02-11 11:13 pm (local) (ссылка)
    Да, интервью забавные. Израильская художница смело критикует свое общество (за дело) и палестинская художница тоже смело критикует Израиль (может и за дело). Но ей даже в голову не приходит критиковать свое общество - интерсно, есть ли палестинские интеллектуалы, критикующие палестинский терроризм?
  • newvju· 2009-02-16 12:03:19
    Мне кажется, нет смысла упрекать Ясир за отсуствие объективности. Эти два интервью (Ясир и Бартана) очень чётко демонстрируют разный уровень развития сознания - во-первых, и выстраивание дискурса человеком, находящимся в слабой позиции, и человеком, ощущающим свою позицию как сильную - во-вторых. Девочки и не могли бы говорить по-другому, каждая из них транслирует степень готовности своего сообщества к нормальной жизни. Думаю, если бы Бартана прочла интервью Ясир, то заметила бы, что тот, кто лучше развит, чьё сознание шире и глубже проникает, чья позиция сильнее, несомненно, несёт ответственность за другого - менее развитого. Когда Ясир начнёт думать и говорить о терроризме палестинцев с такой же болью и виной, с какими говорит Бартана об оккупации, мир начнёт, наконец, меняться.
Все новости ›