Оцените материал

Просмотров: 11322

О выставке латвийской фотографии на «Винзаводе»

Давид Рифф · 04/03/2008
Выставка молодых латвийских фотографов свидетельствует: индивидуализм и частная собственность – не что иное, как национальная традиция Латвии, облегчившая переход страны к членству в Евросоюзе

©  Вилнис Витолиньш. Из серии «100 комнат». 2007

О выставке латвийской фотографии на «Винзаводе»
Выставка молодых латвийских фотографов свидетельствует: индивидуализм и частная собственность – не что иное, как национальная традиция Латвии, облегчившая переход страны к членству в Евросоюзе
Хорошо помню Латвию середины девяностых. Романтические места, живописные пейзажи: дюны Курляндского полуострова, изрезанные траншеями Второй мировой войны, укрывают крохотные хутора от балтийских ветров. С распадом Советского Союза сюда пришли запустение и шовинизм. А вместе с ними и популярное заблуждение – вера в то, что частная собственность разом вернет и нации, и личности самобытность, восстановит в правах внутреннее и интимное, что благодаря ей в «беспочвенном» мире удастся обрести под ногами твердую землю.

Такой романтический взгляд на вещи сейчас уже невозможен. Приватизация собственности – дело сугубо общественное, и это наглядно доказывают две выставки, которые проходят сейчас на «Винзаводе». «Публичные зеркала» – ретроспектива латвийского плаката; Private – работы молодых латвийских фотографов. Обе выставки настаивают на том, что индивидуализм и частная собственность – не что иное, как латвийская национальная традиция, облегчившая переход страны к полноценному капитализму и членству в Евросоюзе.

©  Вилнис Витолиньш. Из серии «100 комнат». 2007

О выставке латвийской фотографии на «Винзаводе»

Но что стоит за этим назойливым публичным утверждением приватной жизни? Что мы видим, рассматривая фотографии домашних интерьеров Вилниса Витолиньша? Убежище, персональный театр, реконструкцию потерянного рая? Гламурная эстетика этих фотографий сближает их с работами Сергея Браткова, у которого интерьер – это всегда фейк, а речь всегда идет о симуляции буржуазного стиля жизни в неподходяших для этого постсоветских декорациях.

Однако здесь перед нами не декорации. Эти интерьеры не похожи на реконструкции, скорее это странные остатки былой собственности, реприватизацию которой можно будет считать завершенной только после публикации в глянцевом журнале или хотя бы на фотовыставке.

©  Алнис Стакле. Из серии «Дом, милый дом». 2006–2007

О выставке латвийской фотографии на «Винзаводе»

Нечто похожее очень явно прослеживается на фотографиях Алниса Стакле. Сочные, снятые с длительной выдержкой образцы деревенских домиков с окошками, светящимися в ночи: архетип личного жилья, отдельно стоящий мир, живущий по собственным законам. Эти хуторки воплощают старинный уклад, тип расселения, предшествовавший капитализму и восходящий к средневековью. В Латвии и сейчас односемейный дом – основа основ, он пережил социализм и все еще существует как ни в чем не бывало. Но глянцевые, сверхчеткие снимки Стакле превращают эти домики в иллюстрации к каталогу недвижимости – делают их ликвидными. Именно это и происходит с односемейным домом при развитом капитализме: дом тебе больше не принадлежит. Его владелец – банк. Это общественное владение «твоим» домом и делает его «частной собственностью». Перед лицом этой угрозы он приобретает индивидуальность и излучает тепло в темноте.
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›