Итак, мы нуждались в угрозе насилия – чтобы ему противостоять.

Оцените материал

Просмотров: 15865

Уроки «Оккупая» и ностальгия по искусству

Глеб Напреенко, Александра Новоженова · 28/06/2012
Уклончивость искусства и даже его автономия кажутся теперь более мудрыми; но одновременно они стали еще более неудовлетворительными

©  Антон Новодережкин / ИТАР-ТАСС

Уроки «Оккупая» и ностальгия по искусству
 

Кавказские фрукты

В витрине маленькой фруктовой лавки на Лесной улице — лимоны, апельсины, груши. Внутри подозрительно пусто, дверь заперта. Когда внимательно всматриваешься сквозь пыльное стекло, вдруг обнаруживаешь, что фрукты — пластиковые муляжи.

Мы с товарищами из агитационной группы движения «Оккупай Москва» проходим через арку и входим в помещения лавки через заднюю дверь, покупаем билеты на экскурсию. Лавка пуста и фрукты ненастоящие, поскольку это — музей. Но не музей фруктов. Магазин — только прикрытие: в боковой стене водоотводного колодца в подвале лавки располагалась в 1905—1906 годах подпольная типография Российской социал-демократической партии большевиков. Все происходившее в лавке имело двойной смысл: служанка, сторож, хозяин были подпольщиками, игравшими роли служанки, сторожа и хозяина. Когда служанка Маша с грохотом гладила рубелем белье, вибрации отдавались в подвал, и это служило печатникам знаком, что наверху проходит обыск.

Любой музей — немного обманка: он начинен предметами, которые призваны не быть самими собой, а что-то представлять, о чем-то рассказывать. Но именно этот музей сам посвящен обманке. У него в буквальном смысле двойное дно.

Агитационная группа «Оккупая» с мая печатала листовки для распространения среди населения. Главной интенцией этих листовок было желание политически пробудить всех вокруг, всеми доступными способами распространить политическое возбуждение.

Идея отправиться в музей возникла у кого-то из членов группы и вызвала у остальных большое воодушевление: родилось отчетливое желание укоренить наш агитационный порыв в истории — это казалось естественным и необходимым шагом. В «Оккупае» и в агитационной группе участвуют люди самых разных профессий: среди агитаторов есть брокер, киновед, учитель, юрист и люди без определенных занятий. Но этот текст мы пишем именно как историки и критики искусства, столкнувшиеся с опытом «Оккупая» и агитации и задающиеся вопросом, что это было и как это должно изменить наши отношения с искусством, с историей, с критикой.


Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:13

  • Aleks Tarn· 2012-06-28 13:39:47
    >>>>>...нельзя до конца устранить отчуждение: оно заложено в самом акте говорения, в языке. <<<<<

    Отчего же нельзя? Просто замолчите - и цель достигнута. А то смешно получается: с одной стороны, вы делаете всё для уничтожения всякого и всяческого языка, с другой - печатаете листовки на сложившемся письменном языке, митингуете на сложившемся устном языке, действуете сложившимся языком действия оккупантов. Это никакое не "диалектическое противоречие", г-н Напреенко, - это элементарная непоследовательность. Будьте уже последовательными, господа товарищи, - заткнитесь.
    Правда, и тут - экая незадача! - останется возможность языка глухонемых. Получается, что единственный, до конца честный выход - исчезнуть вовсе (только делайте это очень незаметно, тихо, потому что громкое самоубийство - это тоже языковое высказывание).
  • ал новоженова· 2012-06-28 14:05:37
    у текста два автора, алекс тарн. вы чего, сексист?
  • Arseniy Zhilyaev· 2012-06-28 14:08:22
    Отличный текст. Спасибо!
Читать все комментарии ›
Все новости ›