Подрастает поколение, свято верящее: если чего-то нет в интернете – этого нет и в реальной жизни.

Оцените материал

Просмотров: 7482

Русский театр попался в сеть

Вероника Черняева · 20/10/2009
В Москве стартовал фестиваль «Театральная паутина», в очередной раз пытающийся поместить живые спектакли в виртуальное пространство

Имена:  Игорь Овчинников

©  Предоставлено фестивалем «Театральная паутина»

Игорь Овчинников на открытии фестиваля «Театральная паутина»

Игорь Овчинников на открытии фестиваля «Театральная паутина»

Фестиваль «Театральная паутина» проводится уже в шестой раз. Его цель — дать возможность любителям театра по всему миру смотреть российские спектакли в режиме онлайн. На фестивале-2009 будут показаны гоголевские постановки Петра Фоменко, Валерия Фокина, Нины Чусовой, Миндаугаса Карбаускиса, а премьерный спектакль студии SounDrama «Гоголь. Вечера. Часть III» зрители Хабаровска и Перми увидят даже раньше многих московских зрителей. OPENSPACE.RU попытался выяснить у директора фестиваля и создателя первого в России театрального портала Theatre.ru Игоря Овчинникова, зачем театру впутываться во всемирную паутину.

— Теле- и видеосъемку театральных спектаклей изобрели не вчера, и в России такие съемки всегда делались на высочайшем уровне. У меня простой вопрос: зачем показывать спектакли в интернете, когда многие из них, не выходя из дома, можно посмотреть по телевизору?

— В первую очередь, различие чисто техническое: качество видеозаписи HD (High Definition), которую делаем мы, в разы превышает телевизионные стандарты театральных съемок. Наши видеозаписи максимально приближены к кинопленке, их можно смотреть на большом экране, и при этом будут видны мельчайшие детали, начиная от выражения лиц всех актеров, заканчивая блеском драгоценных камней на их костюмах. С этим форматом вещания я познакомился в Америке в 2004 году, когда друг показал мне запись двух театральных постановок — опер «Турандот» и «Кармен», снятых в HD. Я был так потрясен, что нашел все необходимое оборудование, и с 2005 года мы начали снимать именно в этом формате. К тому же надо учитывать, что наши соотечественники, оказавшиеся или живущие за границей, да и сами иностранцы, интересующиеся русским театром, далеко не всегда имеют возможность смотреть российское ТВ.

Что касается содержания, то здесь мы с телевидением, как говорится, находимся по одну сторону баррикад. Ведь театральный спектакль — это настолько уникальный объект для съемки, что качественно его записать способен только человек, одинаково хорошо разбирающийся и в операторском искусстве, и в законах театрального жанра. Я вспоминаю один забавный случай. Когда-то давно мы ставили спектакль «Месяц в деревне» в «Мастерской Петра Фоменко». В качестве декорации у нас был потрясающий оранжевый задник, который подсвечивался и придавал происходящему на сцене удивительный эффект теплого летнего марева. Когда же я посмотрел видеозапись по телевизору, то с удивлением обнаружил, что режиссер сделал спектакль черно-белым. Моему возмущению не было предела: как можно было убрать такой потрясающий визуальный эффект — наше чудесное рыжее марево! Несколько лет спустя я познакомился с Александром Смирновым, режиссером телеканала «Культура», который в свое время и снял тот самый спектакль, лишив «Месяц в деревне» ярких красок. Оказывается, под прицелом видеокамер светящийся задник превратился в мятую и грязную материю, которая при попадании в кадр смотрелась крайне неопрятно — именно поэтому ему, как режиссеру, пришлось принять решение отказаться от цвета, чтобы в буквальном смысле слова спасти телеверсию театральной постановки от провала.

— Не боитесь, что такое активное приобщение театра к интернету отобьет у театральных залов живую публику?

— Смерть театру предрекали еще со времен немого кино, но он до сих пор, как видите, жив. Меня лично куда больше волнует тот факт, что сейчас подрастает поколение, свято верящее: если чего-то нет в интернете, значит, этого нет и в реальной жизни. Возможно, наш фестиваль поможет им открыть для себя театр, и сценическое искусство предстанет перед ними не как нечто нафталинное и устаревшее, а как абсолютно современный жанр, смело шагающий в ногу со временем. Да и вообще практика показывает, что если хороший спектакль показать по телевизору или в интернете, то это только увеличивает поток зрителей, желающих посмотреть его вживую.

Иногда нас обвиняют в том, что мы лишаем театральный спектакль его основной изюминки — уникальной атмосферы диалога артистов и зала, той самой магии театра, ради которой многие зрители и сохранили верность этому жанру. На эти выпады я отвечаю так: а почему вы не обвиняете театральных режиссеров в том, что все постановки Шекспира у нас ставятся в переводе, а не на архаическом английском языке, ведь Шекспир тоже теряет при этом свою изюминку. Конечно, нам жаль этой утраты, но что делать.

— Ваш фестиваль существует уже шесть лет. Он как-то изменился за эти годы?

— Да он все время меняется… Сначала мы снимали только на три камеры, причем две из них работали без оператора. Зрителю предлагалось самому переключать изображение с одной камеры на другую и менять таким образом угол зрения. Однако практика показала, что зритель слишком ленив, чтобы так заморачиваться, поэтому зачастую все смотрели только центральный общий план. В 2005 году мы ввели тактику многокамерной съемки, с участием режиссера, который осуществляет оперативный монтаж перед подачей изображения в интернет — запаздывание прямого эфира в интернете от происходящего на сцене составляет не более 20 секунд!

К тому же в этом сезоне «Театральная паутина» переходит на новый формат вещания. Все предыдущие пять лет мы использовали формат RealVideo, требовавший установки дополнительного нерусифицированного программного обеспечения. Окончательно отказаться от этой формы трансляции нам пришлось в тот момент, когда в очередном обновлении программы появилась кнопка «Запись», что, как вы понимаете, для нас неприемлемо. Поэтому шестая «Театральная паутина» начинает трансляции с использованием технологии Adobe Flash, более надежной и удобной для пользователей и позволяющей нам транслировать запись HD значительно лучшего качества.

— Кстати, об авторских правах. Как вы решаете вопрос правообладания с театрами и создателями спектаклей?

— Перед каждой съемкой мы заключаем с театром договор. Вообще, по закону любое появление видеокамеры в театральном зале необходимо согласовывать не только с площадкой, но и с создателями произведения, а в худшем случае и с их наследниками, с которыми театр обычно заключает договор о сценическом воплощении. После трансляции в прямом эфире все наши видеосъемки сохраняются в архив, но мы обычно не имеем права ничего с этим делать из-за законодательства, защищающего авторские права. Именно поэтому на нашем сайте нет функции скачивания или записи трансляций — иначе начнется необратимый процесс тиражирования.

Получается, что мы выступаем исключительно как транслятор, передающий информацию в образовательных целях без создания каких-либо копий, хотя даже с этим бывают проблемы. Печально, но факт: российское законодательство значительно отстает от технического прогресса, поэтому у нас интернет не числится в списке образовательных медиа, что периодически вызывает сложности с использованием отснятых видеоматериалов в сети.

— По какому принципу выбираются спектакли для фестиваля?

— Наш фестиваль еще слишком молод, чтобы иметь экспертный совет или специальную комиссию по отбору постановок. К тому же мы вынуждены отталкиваться от текущего репертуара театров: фиксированные даты проведения фестиваля не позволяют нам выбирать то, что в эти дни не исполняется. Немаловажно и техническое оснащение театра, где играют выбранный нами спектакль, — некоторые площадки чисто технически не могут участвовать в фестивале, так как у них нет доступа в интернет надлежащего качества. Иногда нам даже приходится самим прокладывать высокоскоростную сеть, чтобы иметь возможность вести прямую трансляцию. У нас нет задач оценивать представленные спектакли и выбирать среди них лучшие — фестиваль выполняет скорее образовательные, познавательные и, не побоюсь этого слова, пропагандистские функции.

В 2005-м мы, скажем, впервые выехали за пределы Москвы и сняли в Новосибирске два спектакля, которые московская публика никогда не видела. На третий фестиваль мы выехали уже двумя бригадами и беспрерывно ездили по разным городам включая заграницу. В этом году было решено немного сменить вектор, остановившись на лучших столичных театрах, наиболее интересных региональному зрителю. Дополнительным критерием отбора стала причастность к творчеству Николая Васильевича Гоголя. Эту идею нам предложили наши партнеры из Министерства культуры. Я думал, мы снимем два-три спектакля, однако выяснилось, что существует столько интересных постановок, что их вполне хватит на полноценную программу. Так Гоголевский фестиваль получился сам собой…

Кстати, в этом году спектакли «Паутины» можно будет посмотреть не только в мониторе своего компьютера: мы оборудуем специальные просмотровые залы в Хабаровском ТЮЗе, Екатеринбургском Доме актера, Пермском музее современного искусства (у Марата Гельмана), в Павловской гимназии в Подмосковье, в московском клубе АртеFAQ.

И поскольку у фестиваля в этом году появилась тема, мы решили усилить образовательную часть программы. 24 октября ректор Школы-студии МХАТ профессор Анатолий Миронович Смелянский прочитает онлайн-лекцию на тему интерпретаций творчества Гоголя в советском и российском театре второй половины ХХ века. В воскресенье, 25 октября, в столичном клубе ArteFAQ мы с Еленой Ковальской проведем мастер-класс по театральной критике для студентов-театроведов: сначала покажем спектакль Владимира Панкова «Гоголь. Вечера. Часть III», а потом обсудим все, что увидели.

— С каждым новым сезоном «Театральной паутины» у вас накапливается все более богатый видеоархив театральных постановок. Вы собираетесь как-то использовать его в дальнейшем?

— В идеале хотелось бы создать легальный виртуальный ресурс, открывающий доступ к нашим архивам для всех желающих. Мы, кстати, не только проводим фестиваль. Весь год по средам на нашем сайте www.cultu.ru мы транслируем всевозможные театральные постановки просто так, не привязывая их к каким бы то ни было событиям.

Я ради интереса исследовал интернет и с удивлением обнаружил огромное количество пиратских записей театральных спектаклей. Разумеется, ничего хорошего в пиратстве нет, но важен тот факт, что подобного рода контент широко востребован и люди ищут к нему доступ.

У нас есть Российское авторское общество, которое занимается авторскими правами в сфере литературы, музыки и так далее, но правами искусства в интернете не занимается никто. Я против того, чтобы закрывать хаотично созданные существующие ресурсы, не предложив при этом легальную альтернативу. Именно поэтому мы и хотим начать постепенно создавать единую базу театральных съемок, тем более что у нас для этого есть все необходимые ресурсы. Раз уж мы взялись за такой непростой формат и сделали это первыми, волей-неволей приходится задавать стандарты качества, иначе вся наша театральная пропаганда очень быстро превратится в антипропаганду.

 

 

 

 

 

Все новости ›