Я уехал только для того, чтобы вернуться.

Оцените материал

Просмотров: 59981

Денис Солопов: «Я решил пересечь границу, пока не поздно»

01/08/2011
«Химкинский заложник» МАКСИМ СОЛОПОВ расспросил своего брата ДЕНИСА СОЛОПОВА, как ему удалось скрыться от властей и получить убежище в Голландии

Имена:  Денис Солопов

©  Предоставлено Максимом Солоповым

Фотография Дениса Солопова, сделанная по скайпу, когда он общался со своим братом, Максимом, из киевского интернет-кафе

Фотография Дениса Солопова, сделанная по скайпу, когда он общался со своим братом, Максимом, из киевского интернет-кафе

28 июля один из организаторов акции антифашистов в Химках ДЕНИС СОЛОПОВ после нескольких месяцев в украинской тюрьме улетел из Киева в Голландию, где он получил политическое убежище. За месяц до этого, 24 июня, его брат МАКСИМ СОЛОПОВ был признан в Москве виновным и приговорен к двум годам заключения условно.


— Теперь наконец-то последний «химкинский заложник» на свободе. Еще несколько дней назад ты сидел в самой знаменитой тюрьме Украины, а теперь пакуешь чемоданы в Нидерланды. Для начала расскажи подробнее об обстоятельствах твоего освобождения.

— Еще за неделю до моего освобождения ко мне в тюрьму пришел официальный представитель УВКБ ООН (агентство ООН по делам беженцев. — OS) и сказал, что меня скоро выпустят, потому что нашли страну, которая готова меня принять. Тогда он сказал, что меня выпустят, «возможно, сегодня после обеда». В итоге выпустили через неделю. Пришел корпусный и сказал, что надо идти фотографироваться для справки об освобождении, а коридорный — чтобы я собирался с вещами на волю. В этот момент я был один в камере, потому что Иващенко (сокамерника Солопова, бывшего и.о. министра обороны Украины. — OS) увезли в суд. Я стал собираться: костюм, документы. Еще около четырех сумок вещей и продуктов оставил частично у козла на каптерке, частично на карантине для только прибывших в тюрьму заключенных. В карантине всегда всего не хватает, сидят в основном первоходы.

Корпусный собрал еще народ, одного туберкулезного в больницу, кого-то на этап. Повели нас по подземелью. Там в Лукьяновке корпуса соединены сложным подземельем, тюрьма старая — наследие царизма. Корпусный сначала развел других, потом повел меня к «хозяйке» (начальник СИЗО. — OS). В кабинет я не заходил, прапорщик сам забежал подписать какие-то бумаги. Корпусной поинтересовался, почему меня отпускают (он толком и не знал, кто я такой), — ну, я сказал, что просто решили отпустить на волю без всяких причин. Пусть порадуется за меня.

©  Предоставлено Максимом Солоповым

Фотографии Дениса Солопова, приобщенные к его делу в России

Фотографии Дениса Солопова, приобщенные к его делу в России

Потом повели к замначальника СИЗО Домбровскому. Кстати, постоянно фигурировал вопрос «Куда вы направляетесь?». Это положено заносить в документы, в частности в справку об освобождении. В итоге они вписали мне московский адрес. Тут я начал препираться, так как, естественно, не собирался в ближайшее время отправиться в руки подмосковных полицаев. По сложившейся практике существовала опасность, что меня встретят у ворот Киевского СИЗО и увезут, например, в направлении Химкинского ОВД. Меня стали убеждать, что запись в справке об освобождении — это формальность и ехать в Москву меня никто не заставляет. Дальше я потребовал положенные мне по закону звонок и деньги на проезд. Хотелось хотя бы адвоката предупредить, чтобы меня все-таки друзья, а не серые встретили. Насчет денег они, конечно, поржали, как я и ожидал. А позвонить, сказали, не дадут, потому что не хотят брать на себя ответственность. Ну, тогда я им с улыбкой сказал: «Вы же толкаете меня на преступление! Сейчас придется у кого-то мобилу отобрать прямо возле тюрьмы — и снова к вам». Еще обменялись остротами, но позвонить так и не дали.

У ворот проходной я еще раз попросил позвонить. Сопровождавший меня предложил выйти вместе и попросить у кого-то из прохожих телефон. Он понимал, что возле Лукьяновки не каждый встречный даст позвонить лысому молодому парню, бледному от длительного заточения и со спортивной сумкой в руках. Надзиратель вышел вместе со мной на улицу и, пока я уговаривал случайного встречного дать мне позвонить, по-тихому смылся. Дальше была сцена, знакомая многим из кинофильмов: за спиной тюремные ворота, в руках сумка и справка об освобождении в кармане. Ни денег, ни телефона. Где-то час я осознавал, что теперь на свободе, смотрел по сторонам и планировал дальнейшие действия.

Справка об освобождении не только заменяла мне все документы, но и, что немаловажно, давала возможность проезда в общественном транспорте. Я решил не ехать на автобусе, чтобы не доказывать какой-нибудь ушлой кондукторше право на бесплатный проезд по справке об освобождении. Но уже в метро пришлось объясняться с теткой, «смотрящей за турникетами», которая перевыполнила свои обязанности, устроив мне подробный допрос. Дальше я поехал по адресу своих киевских друзей, где уже смог связаться с адвокатом и представителями УВКБ ООН. Теперь оставалось только избежать провокаций, пока в УВКБ оформляли мои документы для выезда в третью страну.

— Акцию в Химках все видели на видео и фотографиях. Аресты, суды и прочее достаточно подробно освещались в прессе. Петя Косово опубликовал свои рассказы о том, как он колесил по Европе. Расскажи, как ты подался в бега?

— После того как ты зашел в здание ГУВД Московской области*, я ждал тебя в Александровском саду. Ждал твоего звонка. Спустя час ты позвонил и сказал: «Все нормально», — как мы и условились в случае, если события начнут развиваться по самому неблагоприятному сценарию. Я выкинул свой мобильный телефон, чтобы нельзя было отследить местонахождение. Дальше я связался с друзьями уже по новому, «чистому» телефону, купленному в переходе, объяснил ситуацию, попросил найти денег, чтобы хватило на жизнь в бегах. Друзья достали необходимую сумму в тот же вечер. Домой я решил не заходить, ни с кем из родных не созваниваться. Позже через знакомых, по своим источникам в силовых структурах, я выяснил, как обстоит ситуация, частично выяснил планы «оперативно-розыскных мероприятий». Узнав, что тебя закроют в любом случае, а меня планируют найти и арестовать в первую очередь, а если не найдут, объявят в розыск, я решил пересечь границу, пока не поздно. На следующий день, 30 июля, я вызвал такси с помощью таксофона, попросил меня отвезти в область на какую-нибудь ж/д-платформу в сторону Белоруссии. Естественно, я ехал на электричках, чтобы не покупать билет по паспорту.

©  Предоставлено Максимом Солоповым

Страница из дела Дениса  Солопова с объявлением его в международный розыск

Страница из дела Дениса Солопова с объявлением его в международный розыск

— Ты ехал в Минск? Куда-то конкретно?

— Нет. Тогда я просто думал, что надо убежать, пересечь границу. Буквально бежал в чем вышел из дома. Куда ехать и что делать дальше, я еще не представлял.

— Путь на электричках до Белоруссии занимает пару суток. Какие у тебя самые яркие впечатления от твоего путешествия — бегства от полиции?

— В одном из городов, уже ближе к Белоруссии, встал вопрос о том, что нужно где-то переночевать. В гостиницах требовали паспорт. Решил тогда пойти в какое-нибудь круглосуточное заведение. Нашел пиццерию. Там местные пацаны с девчонками отмечали что-то. Я поинтересовался, знают ли они, у кого снять квартиру или комнату на сутки. Объяснил, что проблемы с документами. В общем, заобщался с ними. Пацаны пообещали, что разрулят с квартирой, потом предложили с ними поехать на день рождения к какой-то подруге. В итоге все тусили в каком-то дворе. Мне надо было умыться и выспаться, чтобы на границе выглядеть опрятно. Тогда совершенно незнакомый паренек, который сам собрался на ночь к своей девушке, предложил мне взять ключи от его квартиры, которая была в доме неподалеку, и вписаться там. Самое смешное — он сказал, что дома никого нет, а на самом деле оказалось, что дома его мать. Пришлось извиниться за поздний визит и представиться другом ее сына из Москвы. Как настоящая русская женщина, она, прежде чем отпустить меня спать, накормила досыта борщом и всякими соленьями. Ну а утром я вызвал такси до платформы. На электричке доехал почти до Белоруссии, но границу решил пересечь на автобусе до Витебска. Так и сделал без всяких проблем. Там у пассажиров даже документы толком не проверяли.

В Витебске первым делом пошел искать доступ в интернет и выяснил, что в Белоруссии у посетителей интернет-кафе спрашивают паспорта. Но мне удалось добазариться и зайти без паспорта. Наплел что-то типа «забыл в гостинице, лень возвращаться, продиктую паспортные данные по памяти». В итоге просидел за компом пять часов, просматривая новости и записывая нужную информацию по поводу гостиниц, транспорта и аренды квартир. Взял обложку и фотку от старого студака и сверстал на компе под них себе новый студак на другое имя. Теперь у меня уже был хоть какой-то беспалевный документ. С ним было гораздо проще объясняться. Так под предлогом, что паспорт у родственников, которые приедут позже, я смог снять номер в гостинице в центре города на несколько суток. Там я более-менее спланировал свои действия. Решил ехать в Минск. В большом городе легче не выделяться.

В Минске я снял жилье у женщины, которая стояла с табличкой «Сдам квартиру» на перроне вокзала. Это было гораздо безопаснее, чем соваться без паспорта в минские гостиницы или обращаться в агентства. По деньгам за неделю это было недорого. В Москве я когда-то работал риелтором, поэтому сразу оценил предложение, посмотрев квартиру, и убедился, что никакого кидалова тут, скорее всего, не будет. Сам я в общем-то всем везде внушал доверие. В качестве бонусов хозяйка квартиры оставила мне продуктов и местную симку. Мои знакомые из одного русского города сделали по моей просьбе для меня скайп с деньгами на счете. Хотя все это время старался не выходить на связь, даже с проверенными друзьями. Никто не знал, где я и что со мной. Позже я сменил несколько аккаунтов на всякий случай. Для всех родных я уже полмесяца как пропал. Друзья мне сообщили, что за нашим домом в Москве ведется наружное наблюдение, из новостей я узнавал про облавы и всяческое безумие подмосковных полицаев. Тогда первым делом я позвонил отцу, сказал буквально пару фраз: «Я не в России. Со мной все хорошо. Не переживайте, сосредоточьтесь на Максе». Батя ответил: «Молодец. Хорошо, что позвонил». Потом позвонил знакомой, которую, как предполагалось, слушали. Немножко поприкалывался над ментами по поводу своего местонахождения. Хотелось заставить их искать меня подальше от Москвы и в противоположном от меня направлении. Шутка удалась, где только меня не искали… Теперь я уже чувствовал себя более-менее уверенно. Единственное, непонятно было, что делать дальше.

©  Предоставлено Максимом Солоповым

Страница из дела Дениса Солопова

Страница из дела Дениса Солопова

— Как ты в итоге оказался на Украине?

— В общем, я проводил время в интернет-кафе, узнавая нужную информацию и планируя дальнейшие действия. Это было в самом центре Минска. Вдруг в это же кафе вошли два хороших знакомых из Москвы. У них, конечно, не было таких проблем, как у меня, но на время облав они решили уехать из Москвы. Это была очень приятная встреча, тем более что у них были надежные контакты в Минске. Скрываться стало веселей. Уже вместе мы решили, что надо ехать на Украину. Здесь жизни нет. Все-таки в Беларуси спецслужбы в отличие от России работают хорошо. Да и шагу нельзя сделать без паспорта. И местные люди подзапрессованы чуть были. Решили, что пока тепло, нужно ехать в Крым, отдыхать на море, косить под туристов. На автобусах доехали до границы. Узнав степень контроля, решили пересекать границу легально по своим паспортам. Но на всякий случай разделились, чтобы друзья не подвергались риску из-за меня. Пересекли границу также на автобусах.

Дальше уже спокойно купили билеты до Евпатории. Там первым делом пошли купаться в море. Вели себя как туристы. Тут уже не было никаких напрягов, и мы, по сути, просто отдыхали. Решили искать жилье подешевле в частном секторе. Путем расспроса продавщиц в магазинах нашли варианты в разных селах. Одно из них называлось Красное. Мы поняли, что надо обязательно ехать именно в Красное, село с революционными традициями. Сняли летний домик у некоего дяди Коли. У него было свое хозяйство: коза, поросята, дыни росли. Для нас жить у дяди Коли и так было недорого, а он нас еще и подкармливал за эти деньги домашним молоком, яйцами, овощами. Правда, дядя Коля через некоторое время просек, что мы подозрительно долго отдыхаем. Обычно приезжают на неделю, а мы были уже целый месяц. Кроме того, мы не бухали, как обычные туристы, а по утрам делали пробежку и шли на турники. Мы только купались, ели арбузы и занимались спортом. А тут еще Казантип был неподалеку, и местные жители привыкли видеть приезжую молодежь в состоянии постоянной интоксикации. Мы, конечно, тоже выбирались на молодежные тусовки на побережье, но неупотребление алкоголя и наркотиков нас выделяло и там. Новости узнавали в интернете на почте, когда ездили в город за продуктами. Пытались искать возможность свалить в Европу, пробивали через надежных людей разные варианты легальные, нелегальные. Никаких толковых вариантов мы никак не могли найти. Самый лучший нелегальный вариант был с вероятностью успеха пятьдесят на пятьдесят и за приличные деньги. Нас это не устраивало.

А курортный сезон-то заканчивался. Дядя Коля уже травил байки о том, как у него в свое время прятались пацаны, которые ограбили какой-то металлургический завод, что ли, явно намекая, что хотел бы услышать и нашу криминальную историю. Мы уже и сами, чувствуя, что финансы подходят к концу, начали шутить, что пора бы начать грабить почтовые отделения.

Где-то через месяц нашего отдыха мы из своих источников получили почти точные расклады по нашему делу: кем интересуются больше, кем меньше. В общем, как и ожидалось, моим друзьям было особенно нечего бояться. В розыске был только я. Зато меня объявили уже в международный розыск по линии Интерпола. Тогда мы решили разделиться. Ребята вернулись в Москву, где все немного поутихло, а я поехал в Киев.

_________________________


* Дело в том, что после эфира в студии Русской службы новостей вечером 29 июля 2010 года, на следующий день после акции в Химках, меня вызвали на допрос в ГУВД Московской области. Это Никитский переулок, дом 3. Денис был со мной, когда мне позвонили из ГУВД. Мы решили, что я должен пойти. Оба четко понимали, что могут арестовать. Однако решили включить дипломатию и объясниться с ними. Денис проводил меня до выхода из метро «Охотный ряд». Там мы договорились, что, когда я пойму, что есть реальная угроза нашего ареста, я должен буду найти способ позвонить и произнести фразу «Всё нормально», которая означала бы, что меня арестуют, а ему пора как минимум залечь на дно. Я так и поступил. В нужный момент, попросив телефон, якобы чтобы вызвать брата тоже в ГУВД на допрос, в разговоре произнес ключевую фразу. (Примечание Максима Солопова. — OS)
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:11

  • Игорь Дидыч· 2011-08-01 20:08:17
    отличное интервью
  • lord-rone· 2011-08-01 21:24:11
    Отличный парень. Таким всегда есть, что сделать и о чем, соответственно, рассказать
  • Infinitygirl· 2011-08-02 06:33:05
    Когда узнаешь, что среди россиян есть такие ребята, начинаешь думать, что не все потеряно.
Читать все комментарии ›
Все новости ›