Оцените материал

Просмотров: 2461931

«Кармен» Дэвида Паунтни и Юрия Темирканова

Екатерина Бирюкова · 25/04/2008
Большой театр выпустил самую многообещающую оперную премьеру сезона. Но оказалось, что от нее ждали большего

Имена:  Юрий Темирканов

©  ИТАР-ТАСС

Надя Крастева в роли Кармен

Надя Крастева в роли Кармен

Большой театр выпустил самую многообещающую оперную премьеру сезона. Но оказалось, что от нее ждали большего
Вместо отказавшего Мариса Янсонса оперой Бизе дирижировал Юрий Темирканов, что, впрочем, тоже сулило многие надежды. Все-таки Большой театр не избалован маститыми маэстро, и любое проявление дирижерской индивидуальности тут всегда к месту. Темирканов и вправду одарил слушателей приличным количеством музыкального обаяния — и не столько внешне-блестящего, сколько интимно-камерного свойства. Но совершенной его работу никак не назовешь. То ли времени не хватило, то ли еще что, но факт остается фактом — не все гайки были подкручены, не все винты завинчены.

Вместе с тем без Темирканова было бы совсем грустно. А такое развитие событий никак нельзя исключить. Потому что уже сейчас двумя спектаклями со вторым составом руководит маэстро Павел Сорокин. Потому что долгосрочные планы Большого театра и маэстро Темирканова могут запросто не совпасть. И наконец, потому что Темирканов не выказал удовлетворенности постановкой до такой степени, что даже не вышел на премьерные поклоны.

Можно тревожиться и за импортный премьерный состав — неизвестно, сможет ли он приезжать на дальнейшие спектакли. А без него — особенно без болгарки Нади Крастевой в заглавной партии — эту постановку сложно себе представить. И дело не только в богатом голосе Крастевой — в своей прошлой жизни Большой знавал и не таких, одна Образцова чего стоит, — а в знойной внешности Нади и ее сценической раскрепощенности. Можно сколько угодно кривить губу: дескать, телодвижения, при помощи которых ее Кармен соблазняет несознательного сержанта Хозе, слишком уж очевидные, — но представьте, как это будут делать примадонны Большого театра!

Режиссер Дэвид Паунтни, к которому вполне применим удивительный термин «классик авангарда», вряд ли собирался кого-либо (в том числе Темирканова) шокировать своей постановкой. Он поставил спектакль, стилистически соответствующий современным европейским нормам, не больше и не меньше. В строго отмеренных дозах в нем перемешаны эротика, популярное шоу и социальный пафос.

Но здесь, у нас, все считывается по-своему, причем каждой частью аудитории — по-разному. Пожилая публика пугается банного полотенца, в котором главная героиня поет хит всех времен и народов — Хабанеру. Высоколобая публика, уже готовая к современной режиссуре, — мюзик-холльного душка, которым веет от многих сцен спектакля. И решительно никому не интересен социальный пафос, которым приправлена работа Паунтни, — про гнет рекламы, коммерции и тому подобные ужасы: мы еще до оперной рефлексии на такие темы не доросли.

В результате нормальный, средний, честно сделанный европейский спектакль, сразу потерявшийся среди неисчислимого количества других спектаклей Паунтни, неожиданно для себя может оказаться демонстрацией неверно выбранного Большим театром пути, неудачей, даже скандалом сезона или чем-то еще, не менее значительным. Тут надо учитывать и скудное число оперных постановок, которое сейчас, ввиду реконструкции основного здания, может себе позволить Большой (всего две в сезон), и то, что «Кармен» для нас — больше, чем просто опера. Конечно, не «Евгений Онегин», но все же. В общем, она должна быть одной-единственной, а получилась — не хуже (и не лучше) других.

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›