Пользуясь случаем, хочу передать привет армии преданных поклонников Говарда Лавкрафта.

Оцените материал

Просмотров: 16259

Важные книги июня

Станислав Львовский · 05/06/2012
Полный Транстрёмер, большой Сабуров, мемуары Гандлевского, Италия Ипполитова, гигантский кальмар Мьевиля, третья книга Магида, статьи Зенкина, дверь в глазу и река

Имена:  Аркадий Ипполитов · Евгений Сабуров · Кетиль Бьёрнстад · Сергей Гандлевский · Сергей Зенкин · Сергей Магид · Тумас Транстрёмер · Уэллс Тауэр · Чайна Мьевиль

Тумас Транстрёмер. Стихи и проза
Вполне удивительная для наших широт история — полный Транстрёмер, по-русски, в прекрасных переводах. Одного из переводчиков, Алёшу Прокопьева, нашему читателю представлять, вероятно, не нужно, а что касается Александры Афиногеновой, то она — известный переводчик со скандинавских языков, в частности, переводила Гамсуна, Стриндберга и Бергмана. Здесь можно прочесть отрывок из автобиографической книги Транстрёмера «Воспоминания видят меня». Предыдущая книга поэта (переводчики те же) вышла в том же «ОГИ» десять лет назад и давно стала библиографической редкостью.

Тумас Транстрёмер. Стихи и проза. — М.: ОГИ, 2012
Перевод с шведского Алёши Прокопьева и Александры Афиногеновой



Аркадий Ипполитов. Особенно Ломбардия: образы Италии XXI
Ипполитов, хорошо известный заинтересованным лицам в качестве искусствоведа и куратора, драматически, на мой взгляд, недооценен как писатель. Отчасти это понятно: работает он в пограничном, а лучше сказать, междисциплинарном пространстве — то ли это non-fiction, то ли травелог, то ли prose poetry, а то ли вообще научная статья. От такой неопределенности отечественный издатель как-то теряется и вянет, оттого предыдущая книга автора прошла не то чтобы незамеченной, но как-то недостаточно замеченной. Очень надеюсь, что судьба нынешней будет счастливее: таких книг нынешней русской литературе катастрофически не хватает. «Книга Ипполитова о Ломбардии — это, конечно, книга о романе русской культуры с Италией, который начался в петербургский период нашей истории, а на самом деле гораздо раньше. На севере диком стоит одиноко на голой вершине сосна. И двести лет грезит об Италии. Этот сон, сегодня почти неуловимый, бессвязный, распавшийся на ассоциации, Ипполитов — в поисках утраченной культуры — собирает усилием синтаксиса», — пишет в этой связи Александр Тимофеевский. Здесь можно почитать статьи Ипполитова в почившем журнале «Русская жизнь».

Аркадий Ипполитов. Особенно Ломбардия: образы Италии XXI. — М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2012


Сергей Гандлевский. Бездумное былое
«Беглые мемуары», как их называет сам автор, начинаются историей семьи и заканчиваются декабрем 2011-го, многотысячной демонстрацией протеста на Болотной площади. Отрывок из этого текста был недавно у нас опубликован, так что объяснять ничего особенно, вероятно, не надо. Автор как-то сказал о мемуарном жанре вот что: «Сейчас всплеск мемуарного жанра объясняется в первую очередь тем, что исторические эпохи расходятся, как льдины. Мы жили в незыблемом мире. Почти ни у кого из нас не хватало воображения на то, чтобы представить себе, как запросто такая твердыня посыплется. Общаясь с людьми ваших лет или моложе, я нередко невежливо спрашиваю, какого человек года рождения. Даже женщин. Чтобы я понимал: они застали ту эру или не застали, понятны им мои шутки и аллюзии или нет».

Сергей Гандлевский. Бездумное былое. — М.: CORPUS, 2012


Чайна Мьевиль. Кракен
ЭКСМО продолжает знакомить русского читателя с книгами одного из самых выразительных и даже отчасти волшебных представителей «new weird», странной прозы. «Кракен», практически свежий роман (2010 года), который, возможно, разочарует поклонников «Вокзала потерянных снов» или «Железного совета», получил, тем не менее, премию Locus за прошлый год в номинации «Фэнтези». Из Дарвиновского центра Лондонского Музея естественной истории пропадает умученный в формалине Architeuthis dux, гигантский кальмар. Обнаруживший пропажу служитель музея Билли Хэрроу довольно скоро выясняет, что это все не просто так, кальмар — чуть ли не повод к Армагеддону, а охотятся теперь за ним самые разные сущности — начиная с главного героя, заканчивая призраками и служителями культа Божественного Кракена. Пользуясь случаем, хочу передать привет армии преданных поклонников Говарда Лавкрафта.

Чайна Мьевиль. Кракен. — М.: ЭКСМО, 2012
Перевод с английского Георгия Яропольского



Сергей Магид. Angulus / Opticus: Третья книга стихотворений
Выход каждой новой книги Сергея Магида — событие: один из самых важных современных русских поэтов практически не печатается в периодике, а онлайн доступны какие-то крохи. Остается только искать бумажные книги «Водолея» — и они, увы, находятся не всегда. В новый сборник вошли стихи 2009—2011 годов, например, такие:

        я страдаю как животное
        не имеющее возможности спастись
        потому что спасение идет изнутри
        думал витгенштейн во время брусиловского прорыва


        и записал в свою фронтовую тетрадь
        что это язык дает смысл всему что мы видим
        присваивает ему качества оттенки тени отсветы
        определяет его как «жизнь» «вера» «бог» «спасение»

        с этим знанием о мире он отступал тридцать дней
        вместе со всей седьмой армией
        и именно потому что он знал об этом
        брусиловский прорыв в конце концов захлебнулся


        потому что язык не завалить телами в серых шинелях
        как и того единственного
        кто знает об этом.


Сергей Магид. Angulus / Opticus: Третья книга стихотворений. 2009—2011 гг. — М.: Водолей, 2012


Сергей Зенкин. Работы о теории
Сборник статей одного из самых интересных гуманитарных теоретиков России. Зенкин анализирует, сопоставляет между собой и разрабатывает теоретические открытия гуманитарной мысли ХХ века. Сравнивая методы и концепции различных гуманитарных наук, автор исследует вопросы соотношения слова и поступка, текста и социального института, языкового знака и образа. «Согласно старинной, известной еще по средневековой иконографии метафоре, я стою на плечах гигантов: своими открытиями они обеспечили мне кругозор, которого я бы не смог достичь сам, и важнейшая сторона моей теоретической работы состоит в том, чтобы вникать в сделанное ими — вникать уважительно, но и взыскательно-критически, с творческим, а не музейно-почтительным интересом», — пишет автор в предисловии. Среди героев книги — Шкловский, Бахтин, Бурдьё, Бодлер и даже Михаил Ямпольский.

Сергей Зенкин. Работы о теории: Статьи. — М.: Новое литературное обозрение, 2012


Евгений Сабуров. Незримое звено: Избранные стихотворения и поэмы
Это самое полное поэтическое собрание Евгения Сабурова — из существующих. Составители, Татьяна Сабурова и Михаил Айзенберг, пишут в предисловии, что «поэзия была главным делом Сабурова, притом что перечень и масштаб других его постоянных занятий (проза, драматургия, эссеистика, экономика, политика, образование) выходят далеко за рамки привычных представлений о жизненной программе и человеческой судьбе». Собственно, собрать в одном томе даже только поэтическое наследие Сабурова оказалось невозможным. Так или иначе, выход этой книги — одно из главных событий поэтического года.

        Быстро написанный крик
        на бумаге лежит недвижимо.
        Ходит кругом часовщик,
        но крякнув, проносится мимо:


        нечего взять,
        ни гирьки, ни малой пружинки,
        вечные только снимать
        фотоснимки.


        Хочется, охнув, всплеснуть
        да стоять и смотреть,
        среди таких же зануд
        ожидая отставшую смерть.


Евгений Сабуров. Незримое звено: Избранные стихотворения и поэмы. — М.: Новое издательство, 2012


Уэллс Тауэр. Дверь в глазу
«Лучший молодой писатель Америки» (так Тауэра аттестует издательская аннотация) — это, пожалуй, все-таки преувеличение, причем по обоим эпитетам, Тауэру все-таки тридцать девять. Тем не менее, он уже дважды лауреат Pushcart Prize и единожды — еще нескольких премий, помельче. Кроме того, он вошел в составленную The New Yorker двадцатку лучших писателей «Между 20 и 40». «Дверь в глазу» — это девять рассказов (ага), удивительно свежих и как будто бы просто сделанных. В том, что касается перевода, Виктора Голышева и Владимира Бабкова, вероятно, представлять не нужно.

Уэллс Тауэр. Дверь в глазу. — М.: Издательство Ольги Морозовой, 2012
Перевод с английского Виктора Голышева и Владимира Бабкова



Кетиль Бьёрнстад. Река
«Река» норвежского писателя и музыканта Кетиля Бьёрнстада — продолжение «Пианистов», изданных в прошлом году тем же КомпасГидом. Герой взрослеет — и мир меняется вместе с ним: В «Реке» Брамс звучит одновременно с Джони Митчелл, а герои обсуждают войну во Вьетнаме, независимость женщин и их право на аборт. История девяти месяцев, в течение которых Аксель Виндинг готовится к решающему в его судьбе концерту. Второй роман, возможно, слегка уступает «Пианистам» по части фирменной норвежской меланхолии, но с гораздо большим на то основанием может считаться романом воспитания. В общем, это умное, правильное чтение для подростков.

Кетиль Бьёрнстад. Река. — М.: КомпасГид, 2012 
Перевод с норвежского Л. Горлиной, иллюстрации Zilasaule

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • Grigorij Dashevskij· 2012-06-05 18:33:20
    "В том, что касается перевода, Виктора Голышева, вероятно, представлять не нужно" - тут наверное выпало имя Владимира Бабкова, которого тоже "представлять не нужно".
  • henryviii· 2012-06-05 19:51:44
    "потому что язык не завалить телами в серых шинелях,
    как и того единственного кто знает об этом."

    зато рот можно забить глиной. да и завалить тоже кое-что можно.
    и витгенштейна прочесть, как поле матлогики перейти.



  • Николай Петров· 2012-06-06 03:25:38
    Только что вышедший фундаментальный труд С.Н.Зенкина "Небожественное сакральное", по-моему, является более значимым событием, чем выход сборника его статей из НЛО, а вы его проглядели.
Все новости ›