Большой литературой этот роман делает то, что попытка разобраться с историей была предпринята. Мерзостью его делает то, чем эта попытка закончилась.

Оцените материал

Просмотров: 27951

«Большая книга»: Александр Терехов. Каменный мост

Мартын Ганин · 16/11/2009
Терехов со своим романом оказался на стороне мертвых. А мертвые живых ненавидят — и завидуют им

Имена:  Александр Терехов

Многие полагают, что «Русский Букер» в этом году отойдет Леониду Юзефовичу за «Журавлей и карликов». Я тоже почти уверен, что так и будет, если только жюри не захочет выкинуть какой-нибудь неожиданный трюк. А оно, скорее всего, не захочет: после неприятной во всех отношениях истории с Денисом Гуцко лимит на неожиданности для «Русского Букера» на некоторое время исчерпан, да и пространство маневра нынешний короткий список образует собою невеликое: Юзефович — Терехов — Хазанов. Тем не менее где-то здесь находится основная премиальная интрига сезона — и разрешение ее, боюсь, определится соображениями календарными: «Каменный мост» Александра Терехова должен бы что-то получить в этом сезоне. У «Большой книги» пространство маневра побольше, а лауреата она объявляет пораньше, так что именно ее разношерстное жюри и определит, видимо, какую премию получит Терехов. В том, что какую-нибудь должен получить, сомнений почти нет.

Критика отнеслась к «Каменному мосту» с изрядной благожелательностью, но и с заметной растерянностью: понятно, что перед нами большой писатель, написавший, в общем, значительный роман, но роман фантастически неприятный и как бы не сказать — омерзительный. Вот и получается, что одни рецензенты давятся, но роман хвалят, а другие не в состоянии преодолеть отвращения, которое этот текст вызывает — причем вне зависимости от политической позиции читателя, тут не в политике дело. Между тем «Каменный мост» именно таким образом и устроен, что одно без другого совершенно невозможно.

Автор утверждает, что книга выросла из статьи в газете «Совершенно секретно». Материал о «деле волчат», проходящий по разряду «житейские подробности советского прошлого», вырос в восьмисотстраничный том: Терехов вроде бы сам производил то расследование, которое приписано в романе его главному герою. То есть можно поднять подшивку «Совершенно секретно» и посмотреть, был ли там опубликован такой материал, — но если и да (а скорее, что да), это ничего не означает. С mocumentary роман роднит огромное количество документов: писем, архивных досье, воспоминаний, которые цитируются чуть ли не страницами: то ли роман, маскирующийся под историческое исследование, то ли историческое исследование, замаскированное под роман, — текст оказывается в своеобразной серой зоне. Неопределенности добавляет и то, что в рамках романа подлинные документы можно нечувствительно разбавить сочиненными — для читателя, не являющегося профессиональным историком, они вряд ли будут различимы. От этого возникает и не слишком характерная для сегодняшней «большой» русской прозы особенность — короткая дистанция между автором и рассказчиком. Терехов дает по поводу романа такие интервью, что совершенно невозможно определить, какая доля авторского мироощущения и миропонимания делегирована субъекту-герою.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • stikh· 2009-11-18 09:13:39
    судя по "большой книге" русской литературы нет
  • aleleo_aleley· 2009-11-19 00:01:35
    Вот построю такой дом писателей: http://foto.mail.ru/mail/gromykoal/1/59.html и будет другая литература.
  • day1917· 2009-11-21 10:57:57
    Звучит, конечно, фефектно: "А мертвые живых ненавидят — и завидуют им". Но это о мёртвых из фильмов ужасов. А "наши мёртвые - нас не оставят в беде"!
Все новости ›