За попытками объяснить чудо стоит желание верить в то, что существует некто, у кого были планы именно насчет тебя.

Оцените материал

Просмотров: 7924

Джессика Хаузнер: «Может быть, не надо им так сильно надеяться?»

Ксения Рождественская · 06/11/2009
В продолжение религиозной темы — разговор о чуде с режиссером Джессикой Хаузнер, автором фильма «Лурд»

Имена:  Джессика Хаузнер · Михаэль Ханеке · Сильви Тестю

©  Getty Images / Fotobank

Джессика Хаузнер: «Может быть, не надо им так сильно надеяться?»
Фильм «Лурд», получивший в Венеции приз ФИПРЕССИ (но не замеченный большим жюри), только что победил на Венском международном фестивале. Автор картины Джессика Хаузнер начинала в сценарной группе на «Забавных играх» своего соотечественника Михаэля Ханеке. Нашему зрителю она известна по не самому выдающемуся триллеру «Отель» (2004) — и тем больше впечатляет ее эволюция как режиссера и сценариста.

«Лурд» — история тяжело больной девушки (Сильви Тестю), которая вместе с другими паломниками приезжает на знаменитую фабрику святости без особой надежды на исцеление — для нее это скорее специфический способ убийства времени. Хаузнер, вслед за своим соотечественником Ульрихом Зайдлем, инсталлирует вымышленную историю в абсолютно реальную среду, стирая грань между документальным и игровым кино. Мир больных существует здесь параллельно с миром здоровых (сестры милосердия, обслуживающий персонал, мальтийские гвардейцы) — в конечном итоге Лурд в картине представляется не столько местом исцеления, сколько воротами в иной мир.

О природе чуда и неполиткорректном отношении к инвалидам с Джессикой Хаузнер поговорила КСЕНИЯ РОЖДЕСТВЕНСКАЯ.

— Вас интересуют замкнутые системы? Сначала гостиница в «Отеле», теперь вот Лурд...

— Сначала я думала, что сделаю историю о том, как героиня чудесным образом исцеляется, а потом мы следуем за ней домой и смотрим, как изменилась ее жизнь. Но потом решила сфокусироваться на этих пяти днях в Лурде — чтобы создать метафору. Ситуацию, которая больше, чем Лурд или гостиница в фильме «Отель». Здесь целое общество, которое диктует мне, какую роль я должна в нем играть, что я должна делать. В то время как я сама, возможно, хочу чего-то совершенно другого.

— Почему вдруг вы решили исследовать природу чуда?

— Просто однажды проснулась и захотела сделать фильм о чуде. А потом задумалась: почему? И пока готовилась, проводила исследования, пока писался сценарий, мне стало понятно, что чудо — это что-то вроде метафоры нашего стремления к нормальной жизни. Я могла бы вести жизнь, полную смысла, и это могла бы быть счастливая жизнь; что должно для этого произойти? Но обретенное благодаря чуду счастье опасно. Оно амбивалентно, оно может уйти.

— Почему вы выбрали именно Лурд?

— Я стала узнавать, где происходили чудеса. Сначала решила: сделаю фильм о таком условном исцелении. Потом подумала: будет легче, если история будет разворачиваться в Лурде — реально существующем месте, про которое утверждают, что там действительно происходят чудеса. Я разговаривала там с разными людьми, с врачами, смотрела протоколы чудес, говорила с теологами, с паломниками, задавала им наивные вопросы, пытаясь быть как можно проще. Самых убедительных слов я пыталась добиться от священника. Хотела, чтобы он в моем фильме давал ответы, в которые я могла бы поверить, даже если в принципе не верю в возможность ответов на подобные вопросы.

Вообще, попытки объяснить чудо — это очень трогательно. За этим стоит желание верить в то, что существует некто, у кого были планы именно насчет тебя. Так что это история о желании обрести мир, где тебе хорошо, где ты не оказываешься в абсолютном, безнадежном одиночестве.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›