Оцените материал

Просмотров: 30106

Портрет поколения: Milk & Vodka

11/03/2009
СТАС БАГС и ПЕТР ПАПАСОВ, участники группы Milk & Vodka, чья выставка открылась на «Винзаводе» в программе «Старт», отвечают на традиционную анкету OPENSPACE.RU

Имена:  Петр Папасов · Стас Багс

©  Milk&Vodka

Портрет поколения: Milk & Vodka
Сколько вам лет?
С.Б.: Сейчас мне 24 года. П.П.: 25.

Где вы родились? Где живете сейчас?
С.Б.: Родился я в Ленинграде, сейчас живу в Санкт-Петербурге.
П.П.: Родился в Тольятти. Проживаю в Санкт-Петербурге.

Когда образовалась ваша группа? Почему она так называется?
С.Б.: Словосочетание существовало отдельно, пока мы рисовали граффити. Потом стало названием с 2003 года. Раньше Мilk & Vodka рассматривалось шире, чем группа, занимающаяся искусством, туда входили журналисты, писатели, дизайнеры и т. д. Сейчас это название арт-группы.

На что вы живете?
С.Б.: Все деньги, которые мы зарабатываем, так или иначе связаны с нашей деятельностью в сфере искусства. В последнее время нам пришлось четко обозначить нашу деятельность в дизайне, создав проект White Russian.
П.П.: В основном это компьютерная графика (анимация, визуализация, дизайн).

Вы часто выезжаете за пределы города, где сейчас живете?
П.П.: Да, бывает.
С.Б.: Очень сложно все время проводить в Петербурге, иногда приходится сбегать из города, но в то же время без Петербурга тоже становится не по себе.

Вы жили за границей? А хотели бы — какое-то время?
П.П.: Нет. Да, очень хотелось бы — получить какой-то опыт.
С.Б.: Я жил за границей. Не скажу, что это приносило мне истинное удовольствие, но всегда туда тянет снова.

О чем вы друг с другом недавно беседовали? О чем разговариваете обычно?
П.П.: Последнее — о работе. Инсталляции и все такое.
С.Б.: Последнее, что мы обсуждали, это механизмы работы электродвигателей. Никогда не думал, что это настолько интересно. Cмешно, что осмысливание образа и идеи произведения занимает куда меньше времени, чем копание в дерьме в виде смолы или еще какой-либо дряни, но это приносит истинное удовольствие.

У вас есть ЖЖ? А вы читаете чужие ЖЖ?
П.П.: Нет.
С.Б.: milkandvodka.livejournal.com.

©  Milk&Vodka

Портрет поколения: Milk & Vodka
Какую книгу вы прочитали недавно? А какую перечитываете часто?
П.П.: Ричард Бах, «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».
С.Б.: Читать люблю. Читаю только в метро. Но в последнее время живу в центре и на метро не езжу.

Вы читаете постоянно какую-нибудь газету, и если да, то какую?
П.П.: Постоянно газет не читаю.
С.Б.: Постоянно не читаю. Только, может быть, блоги.

Вы голосуете на выборах? А голосовали бы, будь они более свободными?
П.П.: Нет.
С.Б.: Когда вся ваша жизнь и политика, которой вы следуете, подчиняется правилу «срубить побольше бабла», я отказываюсь верить, что мы идем к достижению общей цели. Нет, я не голосую на выборах.

У вас есть политические позиции?
П.П.: Нет.
С.Б.: Я убежден, что проблемы, которыми нас пичкают, сильно преувеличены.

У вас есть экологические позиции?
П.П.: Да.
С.Б.: По образованию я эколог со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Что вы думаете по поводу глобального экономического кризиса?
С.Б.: Кризис я чувствую на себе. {-page-}

КАРЬЕРА

Вы — художник. А может быть, кто-то еще? (Дизайнер, архитектор, музыкант…)
П.П.: Тяжело сказать, очень много интересного. Как реализовать и визуализировать — много способов.
С.Б.: Меня интересует почти все. И, мне кажется, все зависит от того, как ты к этому относишься. И дизайн может быть искусством.

©  Эльвира Журова

Портрет поколения: Milk & Vodka
Вы получили какое-то художественное образование? Что вам это дало?
П.П.: Художественное — нет, закончил Санкт-Петербургский политехнический университет по специальности инженер-конструктор автомобилей. Техническое образование очень пригодилось. Последние проекты были очень технологичны.
С.Б.: Долгое время учился рисовать сам по учебнику, всегда мечтая учиться в художественном вузе. У меня много друзей из художественных вузов; очень круто, что они умеют рисовать... Художественное образование я получил в «ПРО АРТЕ»,там о-oчень хорошая библиотека и возможность общаться с художниками.

Пришлось ли вам в какой-то момент переучиваться на «современного художника» из художника «классического»? И как это происходило?
П.П.: Переучиваться не пришлось, пока только учусь.
C.Б.: Скорее наоборот, узнавая современное искусство, пришел к выводу что любое самое амбициозное высказывание без академического образования ничего не стоит. А все, что я часто вижу вокруг: академисты делают вид, что современного искусства вообще не существует, а современные художники наоборот — знают только о современном.

В каком жанре вы работаете (живопись, фотография¸перформанс, видео, инсталляция…)?
С.Б.: Главным образом мы работаем с инсталляцией.

Сколько вы уже примерно сделали проектов?
С.Б.: Не знаю, наверно, больше десяти. Я бы не стал говорить, что это всё разные проекты, для меня это эволюция чего-то, чем я занимаюсь. Как предложение, в котором много слов.

Вы ожидаете, что ваш проект будет кем-то финансирован? Способны ли вы вложиться в него сами?
П.П.: Если кто-то будет готов профинансировать, буду рад. А так полностью выкладываюсь в свои проекты.
С.Б.: Моего финансирования хватит лишь на граффити.

Вы все свои проекты делаете своими руками или у вас есть исполнители?
С.Б.: Все, что мы делаем, интересней делать самим, но, к сожалению, я фиговый сварщик и вообще никакой программист, поэтому кое-какую работу делаем не мы.

©  Валерий Белобеев

Портрет поколения: Milk & Vodka
Вы уже хоть раз продавали свою работу?
П.П.: Нет, не продавал.
С.Б.: Пару раз я продавал свои картины и много раз живопись на стенах. На мой взгляд, это не показатель значимости и интереса к художнику.

Вы бы предпочли продавать работы в коллекции или получать за них гонорары (и потом уничтожать)?
П.П.: Скорее в коллекции.
С.Б.: Предпочел бы все же в коллекции. Мне всегда о-очень жалко, когда мои работы после выставки валяются на помойке.

Берете ли вы работу на заказ (фотография, реклама, дизайн…)? Это для вас приработок или часть вашей творческой деятельности?
П.П.: Да это пока весь заработок.
С.Б.: У нас есть опыт по интерьерным работам и дизайну, сейчас понимаю, что иногда лучше поесть только макароны, но не общаться с теми или иными заказчиками. Хотя чаще нам везет.

Вы уже работали с куратором? И ваши впечатления? Чего вы ждали бы от куратора?
С.Б.: У нас был опыт работы с кураторами. В этой области я дилетант, очень странно думать, что какие-то вещи сделает за тебя другой человек, очень странно ощущать себя объектом и ждать, когда кто-то решит с тобой что-то делать, но наверняка это необходимо.

У вас уже есть галерист?
П.П.: Нет.
С.Б.: Нет.

Вы делаете рассылку знакомым и незнакомым лицам про свои выставочные успехи? Как вы считаете, должен ли художник это делать?
П.П.: Про успехи нет. Только приглашаю знакомых лично и по почте.
С.Б.: Про успехи нет, но приглашения — да. Я не совсем согласен с этим правилом, но оно абсолютно работает: чем больше людей тебя знают, тем больше все думают, что ты прав, поэтому я делаю рассылку даже незнакомым людям.

У вас есть досье, куда вы вклеиваете все газетные заметки про вас?
П.П.: Нет.
С.Б.: Я собираю материалы с нашими публикациями, но, поскольку я ленив, они так и остаются стопкой на столе. {-page-}

ИСКУССТВО

Почему вы работаете вдвоем? Как это происходит?
П.П.: Совместили мой опыт и опыт Стаса, стали получаться интересные вещи.
С.Б.: Мы делаем довольно большие по размеру объекты, поэтому намного эффективней делать их вдвоем. К тому же я могу проспать или Петр, в конечном итоге кто-нибудь из нас дойдет на встречу вовремя.

Вы чувствуете какую-то близость к художническим коллективам и проектам коллективного творчества или вы себя рассматриваете как одного художника?
С.Б.: Если не считать нашу группу, работа с другими коллективами приносила мне удовольствие лишь тогда, когда мы занимались граффити. Сейчас проще делать отдельные проекты.

©  Валерий Белобеев

Портрет поколения: Milk & Vodka
Вы себя причисляете к новой генерации художников? Если да, то как охарактеризовать ее?
С.Б.: Наверное, причисляю, так как нам по 24, и многие тоже сейчас занимаются современным искусством. Раньше их было меньше.

Чего вы ищете в своем творчестве, какую задачу перед собой ставите?
С.Б.: В нашем продукте важнее всего ощущение. Человек, попадающий в то или иное пространство, где мы поработали, должен ощущать то, что мы задумали или не задумали, это не важно, главное, чтоб была отдача. Ощущения могут быть позитивными или какими-то странными… Нам нравится входить во взаимоотношения и с самим экспозиционным пространством — очень важно уметь его сознавать и правильно использовать. Мне не важно, поймет ли зритель, что я имел в виду, но мне очень бы хотелось, чтобы он ощутил атмосферу пространства и произведения, тогда он поймет и содержание.

Как вам кажется, у искусства есть какие-то социальные обязанности?
С.Б.: Не уверен, что искусство должно обязательно быть социальным. Значимость искусства легко поставить под сомнение. Чем больше говоришь о нем, тем меньше правды остается.

Вы бы хотели быть поняты широким зрителем, или скорее узким кругом друзей, или еще кем-то? Для кого вы делаете свои работы?
С.Б.: Почти все наши работы малопонятны, в них нет конкретных образов, хотя многие говорят, что они слишком конкретны. Когда мы делали вторую «память», все сказали, что это труп. Сейчас мало кому интересно долго думать над тем, что он видит. Наверно, в этом виновата чрезмерная насыщенность телевидения.

В идеале вы бы хотели выставиться где?
С.Б.: Мне интересно работать с пространством, которое нам дают. Тут не особенно важно название галереи, важнее ее необычные особенности.

Что для вас критерий успеха? (Очень конкретно.)
С.Б.: Не деньги.

Когда вы произносите слово «художник», какой образ встает у вас перед глазами?
П.П.: Стараюсь меньше произносить.
С.Б.: Иногда мне стыдно говорить, что я художник: сейчас художник звучит даже глупее, чем дизайнер.

Кто для вас классик в искусстве, а кто самый перспективный автор на сегодня?
С.Б.: Мне о-очень нравится все то, что происходило в 20-е по всему миру. Сейчас нет такого чувства, что все заодно: наука, искусство, литература.

©  Валерий Белобеев

Портрет поколения: Milk & Vodka
Если вы что-то знаете о зарубежном искусстве ХХ века, где вы почерпнули эти сведения? А о русском современном искусстве — в частности, московском?
С.Б.: Многое я прочитал, но по-настоящему о-очень вдохновили лекции в «ПРО АРТЕ» об истории современного искусства и современного искусства сейчас, в том числе Москвы.
П.П.: Много узнал от Стаса.

В каком музее (галерее, выставочном зале) вас чаще всего можно встретить?
С.Б.: В галерее «Люда» Петра Белого.
П.П.: В галерее «Люда» Петра Белого.

К чему искусство ближе — к науке, религии, литературе, политике?
П.П.: Для меня к науке.
С.Б.: Конкретно наше творчество ближе к науке.

Вам близко какое-нибудь классическое искусство (какое?) или только современное?
П.П.: Печатная графика, да и вся графика. Я считаю, что в этом можно делать что-то современное.
С.Б.: Люблю импрессионистов. Вообще люблю читать о времени, в котором жили художники, тогда многое становится понятным. Если знать контекст, все становится современным искусством.

Различаете ли вы для себя российских и иностранных художников? Если да, то в чем видите основные сходства и различия? Чего недостает российским художникам для того, чтобы быть наравне с западными?
С.Б.: Я чувствую четкое разделение: русский художник — и иностранец. Многое, что там уже делалось, у нас выдают за новое в искусстве. В русском искусстве меня огорчает, что мы интерпретируем нашу жизнь с выгодной «актуальной» стороны. Можете назвать три проекта, которые вас потрясли за прошедший год? С.Б.: Нет, не смогу. П.П.: Не смогу.

Каково ваше отношение к концептуальной традиции в искусстве? А к поп-арту? Что-то из этого для вас до сих пор актуально?
С.Б.: Мне близко концептуальное искусство. Довольно сложно выразить свои мысли четко, концептуальное искусство дает мне эту возможность. Поп-арта чересчур много сейчас в России, большинству проще его воспринимать.

Что сегодня для молодого художника особенно трудно? А с чем проблем нет?
С.П.: Самое трудное для молодого художника — понять, что мнений и подходов в искусстве может быть сколько угодно и рассуждение о том, арт это или нет, наверно, уже не имеет большого значения. {-page-}

©  Валерий Белобеев

Портрет поколения: Milk & Vodka
ФАНТЫ

Петров-Водкин или Малевич?
П.П.: Малевич.
C.Б.: Малевич.

Малевич или Достоевский?
П.П.: Малевич.
С.Б.: Малевич.

Бойс или Дюшан?
П.П.: Дюшан.
С.Б.: Дюшан.

Бойс или Мураками?
П.П.: Бойс.
С.Б.: Бойс.

Искусство для искусства или искусство, политически ангажированное?
П.П.: Искусство для искусства.
С.Б.: Искусство для искусства.

Концептуальный проект или эстетический объект?
П.П.: Концептуальный проект.
С.Б.: Концептуальный проект.

Классическое рисование с гипсов или отсутствие художественного образования вообще?
П.П.: Классическое рисование с гипсов.
С.Б.: Классическое рисование с гипсов.

Тимур Новиков или группа «Что делать?»
П.П.: Тимур Новиков.
С.Б.: Тимур Новиков.

Содержание или форма?
П.П.: Форма.
С.Б.: Содержание.

Выставка группы Milk & Vodka «Моя Москва» открыта на «Винзаводе» на площадке молодого искусства «Старт» www.winzavod/start до 22 марта


Еще по теме:
Портрет поколения: Дмитрий Теселкин, 12.02.2009
Портрет поколения: Евгений Антуфьев, 23.12.2008
Портрет поколения: Вероника Рудьева-Рязанцева, 26.11.2008

 

 

 

 

 

Все новости ›