Оцените материал

Просмотров: 45469

Памяти Пины Бауш

Ада Шмерлинг · 03/07/2009
Незадолго до начала гастролей в Москве Вуппертальского театра танца OPENSPACE.RU устраивает ретроспективу работ великой создательницы «танцтеатра»

Имена:  Пина Бауш

15, 16, 17 и 18 июля на сцене Театра имени Моссовета пройдут показы легендарного спектакля Вуппертальского театра танца «Семь смертных грехов» (тексты Бертольта Брехта, музыка Курта Вайля), который был поставлен знаменитой танцовщицей и хореографом в 1976 году и принес ей славу. Однако саму Пину Бауш, возглавлявшую Вуппертальский театр в течение 36 лет, Москва уже не увидит.
«Семь смертных грехов»


Если бы не ее внезапная смерть накануне московских гастролей, к нынешнему визиту Вуппертальского театра можно было бы готовить праздничные речи: в этом году исполняется ровно 20 лет, как театр Пины Бауш впервые приехал в Россию. Тогда, в 1989-м, в перестроечную Москву вуппертальцы привозили «Гвоздики» — быть может, самое яркое творение Пины Бауш. Яркое в буквальном смысле: с лужайкой алых цветов вместо гладких досок балетного паркета...

Что больше всего тогда восхитило московскую публику? Густые цветочные заросли на сцене, танцовщицы, так мало похожие на сильфид из Большого, или хореография, к которой было трудно применить этот термин? Характерный для Пины Бауш синтез танца и драмы или жестокий гендерный конфликт как смысловая и сюжетная основа спектакля? Экспрессивность пластики или депрессивность сюжетов? А может быть, самоотверженность и страстность артистов Пины Бауш, которые, навсегда отказавшись от фуэте и батманов, выходили на сцену, чтобы произвести своим «испорченным», «некачественным», «плохим» балетом революцию в сознании публики, привыкшей к классической выворотности ног и лебединым па-де-де? Сегодня об этом уже трудно судить.

Доподлинно известно лишь одно: московская публика, о современном танце не знавшая в 1989 году почти ничего, пришла от Пины Бауш в экстаз. В отличие от лондонцев или нью-йоркцев, которые впервые увидели спектакли Пины Бауш в 1984-м и были в гневе.

«Гвоздики»


Впрочем, так с Пиной Бауш было всегда. Все, что так воодушевляло в ее работах одних, других выводило из себя, а заодно — и из зала... Настроение разгневанной балетной аудитории, отвечавшей на «испорченные» танцы Пины Бауш громким хлопаньем дверей, тогда наиболее точно сформулировал обозреватель «Нью-йоркера». Хватаясь за воображаемый маузер при мысли о Пине Бауш — с ее антибалетной эстетикой, гендерными битвами на сцене, мазохистскими мотивациями, фрейдистскими интерпретациями и скорбным бесчувствием феминистки, заранее признавшей поражение в войне полов, — нью-йоркский критик (Arlene Croce, The New Yorker, 16 июля 1984) от слов «театр уныния» быстро дошел до понятия «порнография боли». И был не так уж далек от сути.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:15

  • Pavel· 2009-07-03 16:25:55
    Дорогие опенспейсы,
    хорошо, что вы пытаетесь красиво попрощаться с Пиной Бауш.
    Но, плиз, оставьте в покое Лондон и Нью-Йорк -- там, действительно ее не любили. Это, вероятно, действительно провинциальные города (Лондон и Нью-Йорк). Но, во-первых, Арлин Кроче -- это женщина! Она, возможно, и дура (впрочем, вряд ли Йельский университет издал бы полное собрание ее статей), но и "театр уныния", и "порнография боли" -- это все-таки не просто круто сказано, но и содержательно. А у нас, здесь, в России -- кто хоть что-то содержательное о ней написал?
  • stopping2009· 2009-07-03 17:05:46
    Pavel!
    А почему Вы считаете, что Арлин Кроче нельзя назвать обозревателем "Нью-Йоркера"? :) Мы ж не немцы, чтобы всегда суффикс женского рода прибавлять. Или мне надо автора этой статьи непременно авторессой называть? :)
  • sschnupfen· 2009-07-03 17:24:46
    если Нью-Йорк и Лондон действительно провинция, а автор определения "порнография боли" - и правда дура, то из статьи это вовсе не следует... по-моему, "Нью-йоркер" упоминается здесь как раз потому, что его балетный критик сказал про Пину Бауш круто и содержательно...
Читать все комментарии ›
Все новости ›