Оцените материал

Просмотров: 27088

Шедевры Филиппа Жанти

Ада Шмерлинг · 15/06/2009
После показа на Чеховском фестивале спектакля «Болилок» OPENSPACE.RU устраивает свою ретроспективу работ великого кукольника

Имена:  Филипп Жанти

12 июня театральная компания Филиппа Жанти закончила свои выступления в Москве. У тех, кто не успел увидеть здесь «Болилок», осталась возможность догнать его в конце июня на театральном фестивале в Норвегии. У опоздавших грустные перспективы: Жанти на год прерывает показы «Болилока».

Есть, правда, информация, что в июле мэтр будет давать мастер-классы в парижском Институте марионеток, а осенью может оказаться со своим «Краем земли», который москвичи могли видеть на прошлом Чеховском фестивале, в Латинской Америке. Но запись на уроки Жанти уже закрыта, а Латинская Америка под вопросом. Зато в пространстве торрентов и онлайновых видеоресурсов его спектакли-сновидения, сбежав, как куклы в «Болилоке», от своего создателя, уже давно живут самостоятельной жизнью.

Так что зрителям, только открывающим для себя Жанти, не составит труда найти в интернете, к примеру, образцы его раннего творчества. Тогда Жанти делал кукольные ревю, составленные из отдельных номеров вроде историй про танцующих страусов; горжетку, флиртующую с фотоаппаратом, или взбунтовавшуюся марионетку Пьеро, которая не захотела подчиняться своему хозяину и решила оборвать все нити, связывающие куклу и кукловода.



Именно с таким Жанти — режиссером-кукольником, аниматором, в чьих руках неодушевленные предметы оживали и вели себя как гомо сапиенс, —российская публика познакомилась в конце в 1970-х. То время, когда со своим театром человекоообразных предметов Жанти объехал почти весь мир, режиссер определяет как бегство от самого себя. Если верить тому, что рассказывает Жанти, он с детства страдал от невозможности наладить нормальный контакт с людьми и решить эту проблему смог только в театре — с помощью неодушевленных предметов, кукол.



После десятилетия поисков в области кукольного театра Жанти стал последовательно от него дистанцироваться.



Начиная с двух спектаклей — «Круг как куб» и «Парад желаний», — сделанных в 1980—1983 годах в соавторстве с женой Мари Андервуд, форма у Жанти все меньше походила на варьете. Куклы постепенно уступали место актерам, традиции театра марионеток вытеснялись традициями пантомимы и балета, мир спектаклей становился менее предметным, всё больше напоминая сновидения.

Во многом это было следствием увлечения Жанти работами Фрейда и Юнга. Результатом его исканий в области психоанализа стал спектакль 1984 года с соответствующим названием — «Проделки Зигмунда». Главными героями в нем были пальцы, которые режиссер обнаружил у себя в кармане, когда полез туда за словом; а сюжетообразующим мотивом — путешествие по лабиринтам подсознания.

В 90-х годах его спектакли «Не забывай меня» и «Неподвижный путник» уже мало чем напоминали зрителям о Жанти-кукловоде. В итоге из режиссера-аутиста, который начинал когда-то с интимного кукольного театра, боялся людей и открытых пространств, Жанти к концу ХХ столетия превратился в мегаломана, легко оперирующего огромными пространствами и множеством актеров. В 1997-м для фестиваля в Авиньоне Жанти поставил «Дедала», ежедневно собиравшего во дворе Папского дворца под открытым небом по две тысячи зрителей. А в 1998-м в Лиссабоне, куда Жанти был приглашен на Всемирную выставку, он срежиссировал «Океаны и утопии» — представление, рассчитанное на десять тысяч зрителей, с участием двухсот актеров, танцовщиков и циркачей.

Теперь сюрреализм Филиппа Жанти, год назад отметившего сорокалетие своей театральной компании и свое собственное семидесятилетие, вновь стал интимным, почти камерным. Чтобы бороться с демонами, путешествовать по лабиринатам подсознания и с неизменным успехом демонстрировать свои сны публике, Жанти оказалось достасточно подмостков среднестатистического театра.



Более того, в «Крае земли» и «Болилоке» Жанти даже вернул на сцену кукол — тех самых, от которых так настойчиво пытался отделаться два предыдущих десятилетия.



Впрочем, в «Болилоке» эти маленькие кукольные бестии, как когда-то Пьеро у Жанти, снова вбунтовались: отказались подчиняться своему создателю и, соскочив с крючков пыльного театрального шкафа, стали бегать по коридорам правого и левого полушарий мозга своего хозяина.



Просто теперь этот бунт уже, кажется, не удивляет ни самого Жанти, ни его публику. Зато по-прежнему поражает другое — то, как человек, которому в иные времена грозил бы костер инквизиции или колпак умалишенного, научился сублимировать свои страхи и создавать из них завораживающие театральные шедевры.


Другие материалы рубрики:
Джорджо Стрелер. «Арлекин, слуга двух господ», 22.10.2008

Другие материалы раздела:
Марина Шимадина. «Игра снов» Матса Эка на Чеховском фестивале, 10.06.2009
Наталья Исаева. Анатолий Васильев и Николай Коляда на фестивале в Нанси, 05.06.2009
Дмитрий Циликин. «Месяц в деревне» в БДТ, 02.06.2009

 

 

 

 

 

Все новости ›