Мы ждем ваших голосов!

Оцените материал

Просмотров: 19594

Театр и Facebook

Марина Давыдова · 16/12/2011
Что делать до и после 24 декабря и что нам вообще делать?

©  Getty Images / Fotobank / OpenSpace.ru

Театр и Facebook
В далекие-предалекие годы оттепели и застоя театр в России играл помимо прочего еще и компенсаторную роль: он в известном смысле заместил собой и свободную прессу, и парламент, а для кого-то даже и церковь (актеры и режиссеры — клир, интеллигенция — прихожане). Шли годы. И вот недавно стало ясно, что субститутом некоторых формально наличествующих, а реально отсутствующих институций в новых общественно-технологических условиях стал в России Facebook. Он тоже оказался нашим парламентом (тут дискуссии так дискуссии!), свободной прессой (тут царит порой такая свобода, что хоть всех святых выноси) и даже в известном смысле религией (это воистину какой-то новый вид опиума, на который безнадежно подсела просвещенная часть народа).

Именно здесь, в заморской соцсети, стало зарождаться в России то самое гражданское общество, от которого нас так долго отвращали силовики. И мне лично будет ужасно обидно, если весь накал этого зародившегося в FB движения уйдет в пустопорожние остроты, в сиюминутную эйфорическую суматоху, которая в краткосрочной перспективе — признаемся себе в этом честно — имеет большой шанс закончиться полным пшиком. Для того чтобы этого не случилось, надо ясно осознать его (движения) причины, его цели, его смысл и его перспективы.

Сначала о причинах, точнее, о триггере известных событий. Очевидно, что быстро радикализировавшееся просвещенное меньшинство РФ возмутилось не попранием законов (власть ведь и прежде попирала их с завидным постоянством), а оголтелостью, с которой они были попраны. И это все равно как если бы человек, которого долгое время макали физиономией в дерьмо, вдруг обиделся, что ему забыли при этом сказать: «Извините, пожалуйста!» Ведь если представить себе, что Медведев не стал 24 сентября сего года выдвигать на уж и не помню какой срок своего властительного премьер-министра, а пошел бы на президентские выборы как якобы соперник Путина, мы бы легко скушали и выборы в Госдуму с их фальсификациями (да многие ли из нас на эти выборы пошли бы?), и последующие псевдовыборы президента с их предсказуемым исходом. Мы бы обсуждали на кухнях преимущества и недостатки «доброго и злого следователей». Мы бы приняли мнимую альтернативу как реальную, хотя альтернативности в Симеоне Бекбулатовиче не больше, а куда меньше, чем в назначенном выразителем чаяний либеральной интеллигенции Михаиле Дмитриевиче (Прохорове). Проще говоря, в попрании гражданских прав и политических свобод нас возмутило исключительно несоблюдение декорума. Сам же факт нахождения у власти небольшой, но сплоченной группы членов кооператива «Кремль» долгие годы воспринимался подавляющим большинством просвещенного меньшинства печальной, но вполне приемлемой для жизни данностью.

Увы, на том месте, где прежде находился декорум, теперь зияет вакуум. Никакого серьезного политического противовеса злокачественной властной вертикали пока нет. Есть фейк-партии, в мгновение ока открестившиеся от Болотного протеста, есть несколько интеллигентных агитаторов, выступающих от себя лично, есть горлопаны, есть экстремисты, есть огромный потенциал накопившегося у части граждан раздражения, но сколько-нибудь дееспособной оппозиции, готовой взять власть в свои руки, не превратив при этом страну в одну очень большую Чечню, что-то не видно.

В связи с этим возникает неизбежный вопрос, существует ли какое-то внятное политическое целеполагание у нашей нынешней российской фронды. Чего мы хотим? Восстановления декорума? Этого нам уже явно маловато будет — точка невозврата пройдена. Новых честных выборов в Госдуму? Но совершенно неясно — а точнее, увы, ясно, что их результаты могут огорчить нас еще больше, чем нечестных, а идентифицировать себя с какой-то конкретной политической силой приличному и умному человеку весьма затруднительно: политическое поле страны так выжжено стараниями кооператива, что ратовать за щепетильное соблюдение избирательных процедур — все равно что ратовать за свободу сексуальных отношений в клинике для импотентов.

Мы хотим добровольного ухода Путина с политической арены? Ну он это… уже разбежался. Восстания широких народных масс? Но для этого нет серьезных экономических предпосылок, а идеалистическими резонами ширнармассы, как правило, не руководствуются. Серьезных социальных потрясений, обломки которых могут придавить нас с не меньшей силой, чем сам зарвавшийся кооператив? Подумайте и сами ответьте на этот вопрос.

Пропасть между европеизированным меньшинством страны и ее все больше скатывающейся в азиатчину властью, утратившей уже не только совесть, но и здравый смысл, возрастает с каждым днем. Но ждать немедленного разрешения этого противостояния глупо и даже опасно. Во-первых, манипуляционный ресурс Кремля совершенно не исчерпан. Во-вторых, наличную пропасть вполне может заполнить хаос.

И главная наша задача состоит в том, чтобы перестать рассчитывать на скорую победу, а настроиться на долгую борьбу и неустанную работу. На месте пропасти предстоит много чего построить.

В самом деле, мы прожили много лет в стране, где творились безобразия куда хуже, чем фальсификация выборов. В ней нагло и цинично действовали «басманные» суды, в ней исправно работала система откатов, в ней можно было в одночасье присвоить себе крупную иностранную корпорацию, сгноив ее юриста в тюрьме. Неужели смерть несчастного Василия Алексаняна или героическая гибель Сергея Магнитского в меньшей степени заслуживали наших протестов, чем отъем голосов у КПРФ и СР в пользу ПЖиВ? Но мы жили, ходили в кино и театры и не ходили на демонстрации. Вот этого больше быть не должно. Кто бы там ни победил и как бы ни сложился, точнее, ни разложился политический альянс, конкретные преступления власти должны получать адекватную реакцию. Это, повторяю, длительный процесс, ибо Дракон, как известно, имеет обыкновение возрождаться, мимикрировать и принимать новые формы и обличья.

Мне недавно рассказали, как в Израиле молодые просвещенные люди, объединившись через социальные сети, создали некое общественное движение, контролирующее действия чиновников самого разного уровня. Они ходят наблюдателями в кнессет, они отслеживают, кто как голосовал, а кто вообще спал во время заседания. Они немедленно обнародуют через соцсети факты любых нарушений со стороны тех или иных властных структур. При этом каждый из них не является чиновником и функционером. Это компьютерщики, артисты, музыканты. Им просто физически сложнее скурвиться и превратиться в бонз.

А теперь о роли театра в этом движении. Стало уже общим местом утверждать, что в современной России он давно утратил свои компенсаторные функции и вообще стал предельно асоциален. Можно ли как-то изменить эту ситуацию? Если иметь в виду театральный репертуар, то вряд ли. Да и странно было бы, если бы театры Додина, Женовача, Карбаускиса, Фоменко или Гинкаса с Яновской превратились в один сплошной Театр.doc. Но включиться в общегражданское строительство они вполне могут. У любого театра есть фойе. И любой худрук (Олег Табаков, Евгений Миронов, Александр Калягин, Константин Райкин, Валерий Фокин, Марк Захаров и т.д.) вправе превратить его в место наглядной агитации. Разоблачения социальных сетей могут получить там свою офлайн-жизнь. И тысячи людей каждый вечер независимо от того, что именно они посмотрели на сцене, смогут узнать об очередном рейдерском захвате, об очередных подтасовках и обмане, о том, как расследуется дело Магнитского или как сейчас на наших глазах умерщвляют Сергея Удальцова. Все это вкупе с зародившимся в FB «движением белой ленты» может очень сильно изменить нравственный климат в стране.

Константин Богомолов в том же FB написал, имея в виду не только театральных аксакалов, но в первую очередь все же их: «…так сложилось, мы всегда мыслили Вас хоть какими-то своими представителями на той, другой стороне луны, где живет Власть. Мы всегда надеялись, что Вы смелы, совестливы и свободны. И что при встрече с несправедливостью, подлостью, обманом и людьми, творящими все это, Вы встанете и скажете правду. <…> И все больше думается, что подлинная элита страны, ее подлинное богатство — не в Вас, молчащих и прячущих лица за тонированными стеклами хороших авто, не в Вас, лезущих из каждой щели телеящика, и не в Вас, уютно расположившихся в начальственных креслах в больших кабинетах... А в тех девочках и мальчиках, что с открытым сердцем выходят на улицы. Господа! У Вас еще есть шанс быть если не элитой, то просто порядочными людьми».

Ведь вы получаете деньги на строительство зданий и филиалов, на реконструкции, на всю свою деятельность не из карманов Суркова, Путина, Кудрина или условного Лужкова, добавлю я от себя. Вы получаете их из наших карманов — карманов налогоплательщиков. И поэтому мы вправе спросить: что сейчас, в дни противостояния общества с властью, вы сделали для общества?

Если вы не подключитесь активно к тому процессу гражданского строительства, который стихийно начался в социальной сети Facebook, а будете по-прежнему, задрав штаны, бегать на встречи с абсолютно дискредитировавшим себя политическим лидером, русский театр окончательно станет мещанским болотом независимо от того, хороши ли будут его грядущие премьеры.

Мы ждем ваших голосов и ваших действий!

Мы очень ждем!​

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:22

  • Виктор Рудниченко· 2011-12-16 19:48:50
    Видимо, совсем плохо( или совсем прекрасно?) у нас с театром как с видом ИСКУССТВА, если в разделе "ТЕАТР" помещаются притянутые за уши политические статьи.
  • lisa· 2011-12-16 20:01:10
    Спасибо, Марина!
  • Viktor Teteruk· 2011-12-16 20:16:40
    Хотелось почитать о театре, а тут опять о политике! Снова и снова, театр менее интересен журналистам, чем политика...
Читать все комментарии ›
Все новости ›