Профессиональные борцы за нравственность в современной России главные бесы и есть.

Оцените материал

Просмотров: 21597

Как меняются бесы

Марина Давыдова · 25/11/2011
Юбилей знаменитого спектакля Льва Додина и новейшая русская история заставили МАРИНУ ДАВЫДОВУ задуматься о том, что угадал, а что не угадал Достоевский в феномене бесовства

Имена:  Лев Додин · Федор Достоевский

©  Предоставлено МДТ

Сцена из спектакля «Бесы»

Сцена из спектакля «Бесы»

Статью вроде бы правильнее было назвать: «Как меняются “Бесы”». Но за 20 лет существования легендарного спектакля МДТ (его премьера была сыграна в далеком 1991 году в Брауншвейге, а только что в Петербурге прошли его юбилейные показы и связанные с этим торжества), так вот: за минувшие 20 лет о «Бесах» Додина было написано и сказано столько, что прибавить к этому вроде бы и нечего. Девятичасовая эпопея в трех частях, над которой выдающийся режиссер и его самоотверженные артисты работали почти три года, уже стала чем-то вроде элемента петербургского ландшафта. Некоей его константой — вот Исакий, вот шпиль Адмиралтейства, вот Нева, а вот «Бесы» в афише Малого Драматического.

И все же, несмотря на почтенный возраст, спектакль этот не только рождает ностальгические воспоминания, но и будоражит мысли. Иные из них не вполне театроведческого свойства. Это мысли о самом феномене бесовства. Ведь сложно не заметить, что именно это понятие все чаще и чаще пригождается нам для описания современной реальности. Можно подумать, что так было всегда. Но нет же. Ни в оттепель, ни во времена застоя, ни в громокипящую пору перестройки слово «бесовство», как и слово «бесы» как-то не приходили на ум. На ум приходили иные слова, в том числе и очень ругательные, но не эти. Теперь же хочется пользоваться ими сплошь да рядом. И интересно понять, что сближает, а что, напротив, рознит наше время со временем написания романа, что угадал в феномене бесовства Федор Михайлович (а угадал он, по-моему, фантастически много), и что не угадал (вот это даже интереснее).

С Достоевском вообще часто хочется полемизировать. С одной стороны, склоняться ниц перед его гением (чего стоят в тех же «Бесах» хотя бы выписанные с поистине шекспировской мощью характеры героев, которые — это уже что-то вроде импринтинга — до сих пор существуют в моем сознании чаще всего в облике артистов МДТ), а с другой, неистово ему возражать. Ни один писатель не вызывает такого отчаянного желания полемизировать — ни Пушкин, ни Гоголь, ни Тургенев, ни Чехов, ни даже Толстой (уж с ним-то есть о чем поспорить). У Достоевского же едва ли не каждый роман я лично воспринимаю как некую провокацию. Их диалогичность тому не препятствует. Ибо в этой диалогичности, я бы даже сказала, в этой полифонии все равно можно различить голос самого автора.

И я невольно веду с ним что-то вроде диалога Ивана Карамазова с чертом.

©  Предоставлено МДТ

Сцена из спектакля «Бесы»

Сцена из спектакля «Бесы»



Тема для диалога №1

Смотришь (точнее, пересматриваешь уж не помню в какой раз) «Бесов» и понимаешь, как гениально точно Достоевский ухватил особенности русского вольнодумства, эдакого ни на что не похожего умственного колобродства — недообразованного, поверхностного, путанного и почти одним махом упрощающегося до элементарного криминала. Либеральный образ мыслей, которые не только в начале 19 века, но еще даже в сороковые годы был характерен разве что для горстки петербургских дворян-интеллигентов, в годы создания романа (самое начало семидесятых) разлился по стране, захватил весьма широкие массы разночинцев и в известном смысле «оплебеился». И Достоевский не просто запечатлевает это, он пророчествует: революцию в России развяжет ловкая образованщина. Гениальное, что и говорить, прозрение.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:10

  • Сергей Гринберг· 2011-11-26 03:42:41
    Замечательная статья. Именно бесовство становится. как это ни печально, - поголовным. Особенно в молодежной среде, лишенной какого бы то ни было смысла, кроме шуршания купюр и идиотского гогота. Крах системы образования дал результат: потрясающая (и воинствующая) серость перерастает в агрессивное жлобство...
    детей некому наставлять, ибо уже второе поколение живет в этой веселой серости гламура и пивного бума...
  • prostipoma· 2011-11-26 03:45:28
    Вот интересно, а нельзя ли Бахтина, которого Филиппа подрядить колонки писать из своего пионерлагеря? А то от колумнизма выпускников учебных заведений с калечным гуманитарным циклом, как то ЛГИТМИК,СПГК или ГИТИС сводит скулы. Понятно, что характеры могут быть только шекспировской мощи, а достоевская полифония эпохи литературоведческого палеолита снизошла на автора в виде озарения накануне третьего путинского срока.Понятно, что от такого вульгарного социологичского экзерсиса и такой исторической аргументацией ФМ перевернулся бы в гробу. Брейвик, исламские фанатики, какой-то Бог вообще-в этом смысле и Чикатило религиозный фанатик и ниспровергатель устоев одновременно, и некая религия вообще. Венецианская республика была офигенно толерантной и офигенно религиозной, режим Кимов - секулярный, Пол Пот учился в Сорбонне - чем не образованец, и чем Уганда - не дуван, тем,что далеко? Почему устои стали расшатываться именно во второй половине 20 века, а не во времена Бокаччо, к примеру, - догадаться вообще невозможно. Где нашла Давыдова в России вольнодумцев, расшатывающих устои? Черняков што ли, карикатура на раннего Селларса двадцатилетней давности?
    Но беда не в том. Многосерийная фобия колумнистки перед чернью - посетителями ГАБТа, сочинской публикой, кровавым народом богонсоцем, которая как раз таки демонстрирует полное непонимание особенностей обожаемой ей европейской толерантности. Там публика-дура отсутствует не как вид, а как культурная категория. Никакой дешевой сегрегации на быдло-небыдло, нам Винзавод, а вам - Доронина.которой не то то, что не гнушается, а считает хорошим тоном околокультрная общественность там нет и в помине.
    По своему замечательно, что текст,именно ТАК написанный, над которым бы уже полвека назад поглумился бы Барт ( особенно над прелестным разделением мыслителя и писателя), и, при перестановке акцентов и реалий вполне мог бы появиться во времена Гвоздева, претендуя быть неким манифестом сокрушителей устоев черпает свой пафос из традиционнейшего театра Додина. Самого, что ни на есть устоя.
  • Alexandr Butskikh· 2011-11-26 19:51:46
    Печально читать талантливого автора.
    Спектакль как повод для весьма смелых высказываний. Смелых по уровню претензий на интерпретацию.
    Не убедили.
Читать все комментарии ›
Все новости ›