В Париже некоторые эмигрантки уходили после нашего «Вишневого сада», говоря: это не Россия. А я думаю, еханый бабай, вы уже лет двадцать скучаете по России. Ну так вернитесь и повстречайтесь с ней – с матрешками и самоварами, с грязью, дураками и дорогами.

Оцените материал

Просмотров: 11346

Николай Коляда: «У нас принцип простой: сегодня ты играешь Гамлета, а завтра – роль в “Мойдодыре”»

Дмитрий Лисин · 16/04/2010
Знаменитый драматург рассказал OPENSPACE.RU, как его театр принимали во Франции, сколько получают его артисты в России и за что он любит Анатолия Эфроса

Имена:  Николай Коляда

©  Предоставлено Коляда-Театром

Николай Коляда

Николай Коляда

Николай Владимирович Коляда, 53 года, режиссер, актер, главный редактор журнала «Урал», основатель «Коляда-театра», написал около ста пьес (его первую пьесу поставили почти сто театров), сам поставил, сделал сценографию и музыкально оформил три десятка спектаклей. На нынешнюю «Золотую маску» приехал его «Трамвай “Желание”» по Теннесси Уильямсу. Параллельно в «Театральном центре на Страстном» проходили гастроли его «Гамлета», «Ревизора», «Женитьбы», «Безымянной звезды» и «Вишневого сада», по окончании которых зрители заваливали сцену цветами. Пока Дмитрий Лисин задавал Николаю Коляде вопросы, в комнату, уставленную вещами и сумками, постоянно забегали «народные» артисты театра (в программке к «Ревизору» Коляда с присущим ему юмором всех без исключения членов своего коллектива, включая уборщиц и костюмеров, удостоил звания «народных», а также провозгласил их «кавалерами орденов всех степеней» и почетными гражданами городов Сныть, Куеда, Лысьва, Таватуй, Аять и Гать). Артисты задавали разнообразные вопросы. А Коляда подробно отвечал, что, где и когда надо сделать; куда поставить цветы и вещи; откуда и какой реквизит приготовить на завтра. Было видно, что в своем театре он контролирует все.


— У нас строгая дисциплина, потому что если разрешить им делать что хочешь на репетиции и в жизни — выпивать там, гулять, — то тогда всё, туши свет, бросай гранату. Поэтому они очень много работают, играют по 50—60 спектаклей в месяц. Массу заказных и детских спектаклей на днях рождения. Принцип простой: никто ни от чего не отказывается. Сегодня ты играешь Клавдия в «Гамлете», а завтра в «Мойдодыре».

— Вы такой «отец родной солдатам». Наверное, никто не хочет от вас уходить, зато многие приходят?

— Да. И я не выгоняю никого. Я не говорю: спляши, прочитай стихи, спой — и я тебя, может быть, возьму. Я говорю: у меня нет для вас квартиры, нет почти никакой зарплаты, а если ты хочешь работать именно в моем театре, то приходи на репетицию в 11 часов, садись в последний ряд и смотри. Неделю человек сидит, две недели, а на третью я ему даю маленький эпизод и крошечную зарплату. Скажем, премьер наш Ягодин (главные роли почти во всех спектаклях) имеет четыре тысячи рублей.

— За спектакль?

— Чисто московское это у вас представление. В месяц! Правда, за большие роли еще по пятьсот рублей за выход. Так что всего наш главный артист получает тысяч восемь. И никто не плачет и не визжит. Как-то живем, как-то спасаемся. Ездим много по «заграницам». Вот впервые прилетели в Москву на самолете. Обычно на поезде ездили. Старый такой Як-40, там сзади выходить надо, но все-таки самолет. И к тому же я дал суточные всем по пятьсот рублей в день. По нашим понятиям это очень много. Сбор со спектакля нашего 10—12 тысяч, а нас 55 человек.

— А есть у вас такие люди, которые пришли к вам, уйдя от большой зарплаты и непыльной работы, и вдруг стали жить и играть 60 спектаклей за крошечные деньги?

— Один есть такой. Закончил театральный институт, играл в театре драмы хорошие роли, ушел на зарплату сто тысяч в Нижневартовск, в крупную фирму «Нестле», вернулся в Екатеринбург и сказал мне: у меня больше нет сил, возьмите меня. Вот теперь на семь тысяч живет. Наверное, хлеб у нас дешевле. На такси можно не ездить, да и простая пища здоровее.

— Изменилось ли отношение к вам после рейдерских захватов вашего подвальчика в 1995 году, после голодовок на матрасах?

— Когда была та забастовка, прибегал разъяренный министр нашего Госкомимущества и сгонял нас с матрасов на улице Ленина, потому что должен был проехать сам Нургалиев. Потом приехал министр культуры, увещевал: Николай Владимирович, уходите, уходите немедленно, сейчас Нургалиев приедет.

— А кто это такой, Нургалиев?

— Министр внутренних дел.

— Городничий в вашем «Ревизоре» ставит удивительные ударения в словах. И вообще у него из-за каждой гласной выглядывает Ельцин. Интересно, в Екатеринбурге чиновники действительно так разговаривают — «ревИзор», «упал намоченный».

— Не желаете ли отдохнуть… Звонить, ложить... Это ж фирменный чиновничий язык. Уж я-то его изучил… Зато сейчас у нас отличный, по нашим меркам и нуждам, совершенно сухой деревянный особнячок двухэтажный. 220 метров квадратных, зальчик на 60 зрителей. Тесновато, но хорошо. Спасибо Росселю, что безвозмездно дали его нам на пять лет. Мы сами делали отопление, электричество, водопровод, ремонт. Пожарные недавно закрывали нас на три месяца, но ничего, мы всю проводку поменяли и, надеюсь, с ними подружимся. Будем их детей радовать спектаклями, веселить.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • tridi· 2010-04-20 22:33:10
    Думаю, что все, кто с Николаем Колядой занимаются сотворчеством - счастливые люди! Желаю им всем творческих удач! А Николаю Коляде - написать своего "Гамлета"!
  • v-shuiski· 2010-05-06 18:40:29
    Согласен. Коляда -- счастливый человек. И все в его театре -- счастливые люди. Коляда -- это солнце, которое согревает уральскую землю. Живи и здравствуй, уральский Гамлет!
  • Natasha Do· 2011-11-17 21:58:46
    Пусть мусор, копыта и перья. Зато узнаваем и неповторим. Забыть? Не получится даже у дяденьки который узрел в карнавале Коляды "глумление над русской классикой". Спасибо автору за хорошее интервью. Спасибо Коляде за то что он такой контактный))))
Все новости ›