Мы сбились с пути.

Оцените материал

Просмотров: 15878

Нижегородский кремль против капитализма

Павел Руднев · 09/11/2011
Дерзкий спектакль, спродюсированный Центром современного искусства, стал впечатляющей альтернативой приволжской театральной рутине

Имена:  Жудит Деполь · Патрик Буве

©  Мария Калинина

Сцена из спектакля «Не бывает нулевого риска»

Сцена из спектакля «Не бывает нулевого риска»

​Театр в нетривиальных пространствах, театр, осваивающий индустриальные территории или природу (на Западе этот феномен называется environment theatre), хорошо знаком столичным жителям, но в регионах театральную деятельность все еще связывают только с театральными зданиями. Современное искусство в них, как правило, приживается с трудом, да и сложно представить смелый экспериментальный спектакль в театрах с колоннами и бархатными креслами.

Сцена из спектакля «Не бывает нулевого риска»


Проект двух провинциальных культурных институтов (фонда «Культурная столица Поволжья» в Ульяновске и Приволжского филиала ГЦСИ в Нижнем Новгороде) под названием «Не бывает нулевого риска» (режиссер Жудит Деполь) ‒ яркий пример environment theatre, появившегося в регионах. Показы проходили в подвалах Нижегородского кремлевского Арсенала, внутри которого обосновался филиал Центра современного искусства, возглавляемый именитым куратором Анной Гор. На спектакль приходит умная, пытливая молодежь, которую не увидишь в главных нижегородских театрах, где ситуация, скажем прямо, далека от идеальной. У местных государственных театров, таким образом, наконец появилась альтернатива, способная разрушить стойкие стереотипы о театральном зрелище.

Играют спектакль в длинном и узком подвальном помещении, похожем на тир, и это соответствует самой идее проекта, говорящего про тоталитаризм и капитализм, про роботизацию человека и массовый террор.

©  Мария Калинина

Сцена из спектакля «Не бывает нулевого риска»

Сцена из спектакля «Не бывает нулевого риска»

Зритель спускается в подвал, его встречают нейтрально-вежливые униформисты в красном, отнимают все вещи, кладут в ящичек под ключ. Заводят в первое помещение ‒ там весьма прохладно, и это тоже работает на замысел: зрителя приучают к неуюту. Зритель озирается, привыкает к темноте. Играют шесть актрис и шесть артистов. Также одетые в красные френчи со знаком нуля на рукаве, они одновременно и монолитное действующее лицо ‒ хор, и гиды-полицейские, ведущие публику во все новые и новые помещения. Они и хранители порядка, и его нарушители. Здесь, как в компьютерной игре, новые территории, пока их не активировали, затемнены, поэтому зритель всякий раз не видит тех зон, в которые его заведут дальше. Зрители то сидят, то стоят, общаются с артистами или, напротив, воспринимают себя как этакую толпу, которую красные полицейские сдерживают; важно, что это путешествие в подвалы подсознания воспринимается как галлюциногенный трип по концентрированным кругам ада, где Вергилий и центурион ‒ это одно лицо. Страшновато, честно говоря.

В руках у центурионов подключенные к сети айпэды, которые обеспечивают мультимедийность проекта ‒ все-таки мы в галерее. Изображения и видеофрагменты на них могут быть одинаковыми, а могут быть двенадцатью частями одной фотографии; айпэды могут служить запрещающими и разрешающими знаками дорожного движения, чтобы помочь зрителю ориентироваться. Наше продвижение внутрь огромного подвального коридора (зритель сменяет около дюжины разных игровых пространств) более всего напоминает компьютерную игру в 3D, где за каждым поворотом есть риск нарваться еще на одного монстра, порожденного «цивилизацией рынка».

Артисты играют авангардный текст Патрика Буве In situ 1999 года. Перед нами поэтический монолог, написанный разреженно, по 1‒2 слова в строке, иной раз не сочетающиеся во временах и падежах. Стих очень качественный, эффектный, часто использующий лексику рекламных слоганов, газетных заголовков, объявлений по трансляции ‒ замусоренную прецедентную речь. Но, даже пародируя и критикуя свойства речи, текст остается пылающим, гневным поэтическим высказыванием о терроре и манипуляциях с массовым сознанием, о капиталистическом порабощении человека и сопротивлении ему.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • Anton_Khitrov· 2011-11-10 02:55:58
    Огромное спасибо! Замечательная статья!
  • Gluklya Pershina· 2011-11-10 13:35:21
    Хорошая статья -но последний пассаж про жертву затуманен слегка. Как здорово ,что появляются такие театры.
  • Дмитрий Лисин· 2011-11-14 16:09:29
    Наконец-то появляются "общества театра". Текст замечательный. Приходит, не можете не придти время Арто. Другое дело, что если акты тотального театра жестокости будут рифмоваться только с актами тотального насилия государства над личностью, будут получаться только "Отморозки", но не получится "Стойкий принц".
    Но главное ясно - тема "бойцовского клуба" правит мыслями самых интересных режиссёров, почему бы, действительно, не взорвать вселенную и не начать всё с начала. Чем мы хуже титанов?
Все новости ›