Как только пьесы семидесятников стали вновь активно ставить, выяснилось, что если с недавней эпохой не разбираться подробно, то содержательная вроде пьеса становится провинциальным анекдотом.

Оцените материал

Просмотров: 18668

«Портрет с дождем» Льва Додина

Жанна Зарецкая · 11/05/2011
Пьеса последнего русского драматурга-романтика Александра Володина превратилась в МДТ – Театре Европы в совсем не романтический спектакль про уродов и людей

Имена:  Александр Боровский · Александр Володин · Лев Додин · Сергей Власов · Сергей Курышев · Татьяна Шестакова

©  МДТ – Театр Европы

Сцена из спектакля «Портрет с дождем»

Сцена из спектакля «Портрет с дождем»

Лев Додин выпустил вторую за сезон премьеру — «Портрет с дождем». Очень для себя нетипичную. Во-первых, по пьесе Александра Володина, последнего нашего драматурга-романтика, в то время как Додина обычно больше интересовал жесткий реализм. Во-вторых, мастер высказался неожиданно лаконично: чистого сценического времени — час тридцать.

Художник Александр Боровский соорудил фотостудию: в центре сцены белый экран, перед ним стул, справа и слева прожекторы с зонтиками для концентрации света. Экран вверх не поползет и не откроет никаких аксессуаров эпохи 70-х годов прошлого века. Так же как в прологе, где участники по очереди фотографируются для истории, герои в дальнейшем будут возникать на сцене в лучах света — парами, тройками или по одному. Отыграв свое и выйдя из освещенного пространства, персонажи не исчезнут со сцены, а просто уйдут в тень (декоративный портал в МДТ образует по бокам от зеркала сцены узкие игровые пространства) и будут там жить: выпивать, целоваться, рисовать карандашом стрелки на колготках, etc. — каждый в пределах своего образа. А внимание режиссера и зрителей будет концентрироваться на крупных планах персонажей и актеров, участвующих в очередной сцене.

©  МДТ – Театр Европы

Сцена из спектакля «Портрет с дождем»

Сцена из спектакля «Портрет с дождем»

Это точная метафора модуса вивенди человека 70-х годов: на людях он жил так, точно камера в любой момент может выхватить его из толпы и пригвоздить — либо к позорному столбу, либо к доске почета. Поэтому «на зрителях» надо было иметь правильное, идеологически выдержанное лицо. Как сказано в одном из стихотворений самого Володина: «Скошенное — виноват! Мрачное — не уследил! Я бы другое взял напрокат, я не снимая его б носил». Стихотворение это, наряду с другими володинскими текстами, (включая «Записки нетрезвого человека») звучит в спектакле.

В последнее время драматургия 70-х годов, особенно Володин и Вампилов, стала чрезвычайно популярна у молодого поколения. С одной стороны, вроде бы с текстом особенно разбираться не надо — все понятно, а что непонятно, разъяснят учитель или родители. С другой — тексты, в отличие от опытов новой драмы, соответствуют прежним стандартам: герои матом не ругаются, наркотиками не балуются, нравственными проблемами мучаются. Вон даже юная официантка в «Портрете с дождем» страдает, что обсчитала пьяного, но жить-то надо. Однако когда пьесы семидесятников стали активно ставить, вдруг выяснилось, что если с недавней эпохой — ее хронотопом и героями — не разбираться подробно; если не отвечать на вопрос, для чего понадобилось тревожить этих по большей части несуразных, наивных и глубоко несчастных людей, — то содержательная пьеса становится примитивным провинциальным анекдотом, а персонажи выглядят ряжеными.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›