Молодые режиссеры чураются концептуальности, свойственной работам их старших коллег, а как-то сразу впадают в «немыслимую простоту».

Оцените материал

Просмотров: 25995

Новая искренность в камерном формате

Марина Шимадина · 01/03/2011
Важные театральные события – такие как «Убийца» в МТЮЗе и «Наташина мечта» в ЦИМе – все чаще происходят в Москве на малых, а не на больших сценах

Имена:  Дмитрий Егоров · Екатерина Половцева · Ирина Керученко · Олег Кудряшов · Шамиль Дыйканбаев

©  Елена Лапина  ⁄  Предоставлено МТЮЗ

Сцена из спектакля «Убийца»  - Елена Лапина

Сцена из спектакля «Убийца»

Спектакль ТЮЗа «Убийца» в постановке молодого питерского режиссера Дмитрия Егорова стал одной из лучших московских премьер текущего сезона. Любопытно сравнить его с «Наташиной мечтой», учебной работой магистранта Шамиля Дыйканбаева, принятой в репертуар Центра им. Мейерхольда. Первый идет в легендарной Белой комнате ТЮЗа, второй — в Черном зале ЦИМа. И эта цветовая маркировка помещений удивительным образом совпадает с настроением двух постановок.

Обе пьесы описывают вполне «новодрамовские» сюжеты: герой первой, простодушный деревенский парень, собирается пойти на убийство, чтобы отработать карточный долг; героине второй, беззащитной детдомовке, светит тюрьма за тяжкое преступление на почве ревности. По композиции они почти зеркальны: в «Убийце» безвыходная, казалось бы, ситуация вдруг разрешается самым волшебным образом, а в «Наташиной мечте» рассказ о светлой первой любви заканчивается в зале суда.

©  Предоставлено ЦИМ

Сцена из спектакля «Наташина мечта»

Сцена из спектакля «Наташина мечта»

Но главное различие двух постановок — в режиссерских подходах к текстам. Дмитрий Егоров очень точно уловил жанровую особенность пьесы Александра Молчанова, писавшего раньше сценарии сериалов, и не стал ставить ее «по-настоящему» (за это его упрекали рецензенты). Он создал такую игровую конструкцию, в которой актеры не погружаются в обстоятельства, а как бы легко скользят над ними. Но при этом они абсолютно точно попадают в типажи своих непутевых и недалеких персонажей. Особенно убедительно выглядит герой Евгения Волоцкого, похожий на шукшинского чудака с его неуклюжестью, провинциальным говором, прямодушием и наивным богоискательством. Сыгранный им простак Дюша — это современный Иван-дурак, которому по сказочному непонятно-чьему-велению достаются и сундук с богатством, и Василиса Прекрасная в придачу.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›