Ничего радикального в Herman Schmerman, конечно, нет.

Оцените материал

Просмотров: 14282

Форсайт и Баланчин в Большом

Антон Флеров · 03/01/2011
Сам факт появления хореографии Уильяма Форсайта в театре радует, но в качестве кураторского проекта новая программа оставляет в состоянии глубокой задумчивости

Имена:  Анна Тихомирова · Джордж Баланчин · Игорь Стравинский · Том Виллемс · Уильям Форсайт

©  Дамир Юсупов / Большой театр

Сцена из балета «Herman Schmerman»

Сцена из балета «Herman Schmerman»

Большой театр нынче уж не тот, что прежде. Планы свои старается строить заранее и как объявил, что будет у него «свой Форсайт», так и сделал. Сам Форсайт, впрочем, как говорят, не приезжал. Ну да что с него взять: чудак, компьютерными технологиями какими-то увлекся… Он теперь почти как Гудвин из «Волшебника Изумрудного города» — никто его не видит, но все по-прежнему боятся.

В отличие от Мариинского театра (там «великому и могучему» еще почти десять лет назад посвятили целый вечер, включив чуть ли не все его манифесты во главе с беспрецедентным In the Middle, Somewhat Elevated), Большой к Форсайту решил прикоснуться слегка и приобрел лишь коротенький балет, который был создан хореографом на музыку своего неизменного композитора Тома Виллемса в рамках первого Diamond Project 1992 года в Нью-Йорк Сити Балет. Тогда он поставил на Квинтет, к которому позднее приросло формально не связанное с ним Па-де-де всемогущей Венди Виллан и ее партнера Альберта Эванса.

В рекламной кампании Большого все время звучало слово «радикальный» и другие однокоренные ему слова. Но ничего радикального в Herman Schmerman, конечно, нет. Хореография Форсайта, построенная на вывернутых конечностях, раскачивании упругого корпуса до точки падения, скручивании линий тела, контрдвижениях и смещении центра тяжести, узнается сразу и теперь уже вряд ли вызовет сейсмические реакции. Впрочем, смотреть балет исключительно любопытно — как своего рода ребус, в котором привычные классические па, позиции, пор-де-бра зашифрованы, преобразованы, часто гипертрофированы — и оттого приобретают новые смыслы.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • IMac-II· 2011-01-03 21:01:12
    Дорогой автор,
    Вы совершенно верно заметили, что «Драгоценности» поставлены в 1967 году. Но: увы, дальше Вы замечаете все совершенно не верно. Никаким «международным блокбастером» этот балет «немедленно» не стал, и никакими «уважающими себя труппами” не танцевался целых тридцать лет. “Драгоценности” были монополией New York City Ballet (да пары провинциальных американских компаний) и впервые эта монополия была нарушена только в 1998 году Мариинским театром (три года уговоров и Фонд Баланчина сдался). Именно Мариинский театр ввел моду на “Драгоценности” в Европе: после МТ “Драгоценности” были поставлены в Париже, Лондоне, а сейчас будут поставлены и в Милане.
    Но вот средняя часть “Драгоценностей” – “Рубины” – действительно, сразу стали международным хитом. И первым, кто вырвал “Рубины” из контекста “Драгоценностей”, был сам Георгий Мелитонович Баланчивадзе, перенеся их в 1974 году в Парижскую оперу под названием “Каприччио” (под этим именем они обошли все уважающие себя сцены). Баланчин считал этот балет совершенно самостоятельным произведением с бешеным, как Вы говорите, “коммерческим и гастрольным” потенциалом (в СССР "Капричиио" впервые увидели в 1977 году на гастролях Парижской оперы).
    Так что Большой театр не совершил никакого концептуального надругательства над искусством, поставив “Рубины” отдельно. А уж то, что их станцевали как-то не так, как Вам бы хотелось – это же Божий промысел (например, важно, кто из репетиторов переносит балет – а это компетенция Фонда Баланчина). Да и куда Вы торопитесь? – Пусть потанцуют. Мариинский театр за десять лет так и не научился танцевать “Изумруды” – ну не слышат русские эту французскую музыку, она им кажется астеничной мазней, а французы “Изумруды” танцуют гениально, потому что слышат в этой “своей” музыке скрытую героику и пафос, но, вот досада, “Бриллианты” танцуют смешно, слишком это для них специфично etc. А что артисты (даже молодые) кривляются – так это ж главное выражение лица всей нашей страны: посмотрите, как кривляются политики, бизнесмены, телезвезды, посмотрите, как кривляются театральные рецензенты, составляя тексты из пресс-релизов и раздражаясь не по поводу увиденного на сцене, а по поводу написанного в пресс-релизе какими-то мифическими “идеологами” (пожалуйста, не пишите больше про ювелирный магазин – придумайте что-нибудь свое). Вот и Вам искренне советую не напрягаться, расслабить мышцы (лицевые) и получить удовольствие от самоиграющей хореографии Баланчина и Форсайта – иначе Вы очень скоро превратитесь в тыкву.
Все новости ›