От Льва Эренбурга, как никогда, ждали «чего-нибудь эдакого».

Оцените материал

Просмотров: 19081

«Три сестры» Льва Эренбурга

Дмитрий Ренанский · 15/12/2010
После трех лет репетиций петербургский Небольшой драматический театр наконец-то показал премьеру своего второго спектакля по Чехову

Имена:  Лев Эренбург

©  Мария Павлова / Предоставлено НДТ

Сцена из спектакля «Три сестры» в постановке Льва Эренбурга

Сцена из спектакля «Три сестры» в постановке Льва Эренбурга

Первым был выпущенный в 2007 году «Иванов». Эта работа НеБДТ трактовала чеховскую драматургию настолько радикально, что давно анонсированных и многократно откладывавшихся «Трех сестер» ждали с объяснимым нетерпением. Интерес к спектаклю подогревался обстоятельствами как внешнего, так и внутреннего порядка. С одной стороны, новой постановке Эренбурга суждено было завершить петербургскую дистанцию юбилейного чеховского марафона, да еще и вписаться в контекст, заданный недавней премьерой «Трех сестер» Льва Додина. С другой – после летней гастроли выдающейся (к сожалению, постыдно недооцененной пресыщенной Москвой и косным Петербургом) мхатовской «Вассы Железновой» от Эренбурга ждали, как никогда, «чего-нибудь эдакого».

Одним из самых пронзительных в «Вассе» был эпизод, в котором Железнов ловил взглядом падавшие из самовара капли кипятка, пока они наполняли стакан с высыпанной туда отравой, неумолимо приближая конец героя-самоубийцы. Эренбургу удалось сгустить течение времени, сделав осязаемыми атомы уходящих мгновений. Эта грандиозная в своей простоте сцена рифмовалась с финалом спектакля, с физиологически досконально сыгранной Мариной Голуб сценой умирания: жизнь оставляла Вассу постепенно, словно бы в рапиде. Вот и в «Трех сестрах» Эренбург завороженно наблюдает за течением человеческой жизни и ставит многоточие высыпающимися на пол, словно песчинками в часах, зернами кофе – так и не сваренного Ириной не вернувшемуся с дуэли Тузенбаху.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›