В мире, где главной ценностью становится успех, такому точно не выжить.

Оцените материал

Просмотров: 38129

Кругом сплошные дяди Вани

Марина Шимадина · 07/12/2010
Андрей Кончаловский, Андрей Щербан, Римас Туминас, Эрик Лакаскад – отчего все они ставят «Дядю Ваню» и как именно ставят

Имена:  Андрей Кончаловский · Андрей Щербан · Антон Чехов · Вайдотас Мартинайтис · Римас Туминас · Эрик Лакаскад

©  Предоставлено фестивалем «Золотая маска»

Сцена из спектакля «Дядя Ваня», режиссер Андрей Щербан

Сцена из спектакля «Дядя Ваня», режиссер Андрей Щербан

За прошедшие две недели на Москву обрушился поток разнообразных интерпретаций чеховской пьесы. Телеканал «Культура» решил столкнуть в эфире спектакли Андрея Кончаловского и Римаса Туминаса, «Золотая маска» привезла постановку из Александринского театра — режиссера Андрея Щербана, а фестиваль NET — работу француза Эрика Лакаскада, сделанную в вильнюсском «Городском театре». С одной стороны, просто стечение обстоятельств, с другой — явный симптом. «Дядя Ваня» в последнее время стал одной из самых популярных чеховских пьес. Чем же этот уставший от бесконечных воплощений текст притягивает нынешних режиссеров?

На первый взгляд из всех пьес Чехова «Дядя Ваня» наименее трагичен. По большому счету, ничего страшного там не происходит: сад не рубят, на дуэли не убивают, никто не погибает. Просто сцены из деревенской жизни — погоготали гусаки и разошлись. Но в этой бессобытийности и есть самая суть чеховской драмы. Жизнь уходит сквозь пальцы как-то незаметно, буднично, без потрясений. Была и нет.

©  Елена Лапина  ⁄  www.mossoveta.ru

Сцена из спектакля «Дядя Ваня», режиссер Андрей Кончаловский - Елена Лапина

Сцена из спектакля «Дядя Ваня», режиссер Андрей Кончаловский

В отличие от сцен деревенской жизни жизнь в современном мире перенасыщена событиями, только успевай поворачиваться. И, вероятно, от этого сама трагедия бессобытийности все чаще отступает в интерпретациях пьесы на второй план. На первый же выходит совсем иная тема. Кумир сегодняшнего дня — успех, не важно, у женщин или карьерный. И история несостоявшегося человека, которому кажется, что жизнь его обсчитала, не может не вызвать отклика у зрителей. И не похожи ли мы, нынешние, на доктора Астрова, который, может, и имел какие-то идеалы, но за десять лет каторжной работы весь выдохся, износился душой? Или на того же Войницкого, лучшие годы которого ушли на торговлю постным маслом и покрытие чужих долгов? Это сходство все чаще оказывается в спектаклях предметом для насмешек. Та лирически пронзительная нота, которая была характерна для прежних интерпретаций пьесы, все чаще сменяется откровенным гротеском, почти карикатурой, в которой нередко проступают черты самих создателей спектакля.

Андрей Кончаловский, поставивший «Дядю Ваню» в Театре им. Моссовета, явно насмехается над интеллигентскими нюнями героя. Его Войницкий в исполнении Павла Деревянко — фигляр, фитюлька, пустое место. По мнению режиссера, такие только и могут, что ныть о неудавшейся жизни, вместо того чтобы дело делать, как все представители славной династии Михалковых-Кончаловских.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • asl· 2010-12-07 16:13:00
    Ну и как биографии Лакаскада и Туминаса повлияли на их интерпретацию Дяди Вани?
Все новости ›