Театральный язык МДТ и додинский подход к «Трем сестрам» кажутся клаустрофобически архаичными в сравнении с «Тремя сестрами» Марталера, Някрошюса, Туминаса, Кригенбурга.

Оцените материал

Просмотров: 13087

Письмо Бартошевичу: еще раз о додинских «Трех сестрах»

Дмитрий Ренанский · 02/11/2010
ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ утверждает, что главный сюжет нового спектакля Додина — капитуляция уходящего в прошлое театрального поколения

Имена:  Лев Додин

©  Валерий Мельников /Коммерсантъ

Сцена из спектакля «Три сестры» в постановке Андреаса Кригенбурга

Сцена из спектакля «Три сестры» в постановке Андреаса Кригенбурга

Дорогой Алексей Вадимович,

так получилось, что диалог о «Трех сестрах» мы с вами начали вести еще до выхода спектакля Льва Додина. В гостеприимном «Балтдоме» вы в преддверии премьеры делились мыслями о том, сколь много именно эта чеховская пьеса значит для вас и вашего поколения. Я признавался в любви к додинской «Пьесе без названия», но, памятуя о недавних не очень удачных спектаклях МДТ, сомневался в успехе новой постановки Театра Европы. И оба мы вспоминали «Трех сестер» Эймунтаса Някрошюса, прокручивая в памяти то, как, уходя на дуэль, Тузенбах Владаса Багдонаса неторопливо собирал с тарелки последние крошки своей жизни. После просмотра «Трех сестер» в МДТ, когда вы признали их «не только театральным, но и жизненным событием», мне показалось уместным реанимировать наш балтдомовский диалог. Я тоже склонен считать эту премьеру событием, но не столько художественным, сколько социокультурным.

Вы увидели в спектакле «историю человеческих судеб» (здесь и дальше цитирую вашу колонку на OS) и превыше всего оценили его этическое содержание («вместо хрестоматийной “тоски о лучшей жизни” Додин предлагает нам историю страшной и бесплодной тоски о любви, мучительный сюжет о несостоявшихся жизнях»). Схожим образом вы формулируете и месседж спектакля: «ни неба, ни алмазов никому не обещано, но жить и верить надо». Все это в постановке, безусловно, присутствует. Однако мне показалось, что истинный сюжет «Трех сестер» Малого драматического все же лежит в иной плоскости: Додин — вероятно, бессознательно — поставил спектакль не о сестрах Прозоровых и не об их доме, а о театре-доме «Братьев и сестер», то есть о самом МДТ.

Этот смысл своей новой постановки Додин тщательно кодирует, умело пуская зрителя по ложному пути.

«Уже сорок третий год», — со значением роняет Вершинин. Шрам на щеке героя Петра Семака подозрительно свежий. Форма военных, которых как-то слишком много для мирного времени, подозрительно советского кроя. Как-то слишком сильно нервничает Тузенбах, уверяя Вершинина в том, что он «русский и по-немецки даже не говорит» и что «отец у него православный». Знающие не только ненужные три языка, но и вообще «знающие много лишнего» сестры — словно бы из «бывших». Одиннадцать лет назад (как раз в начале лихолетья тридцатых годов) их, вероятно, выслали из Москвы — и потому с такой опаской они поначалу принимают приехавшего из отринувшего их родного города Вершинина. И едва заметная хамоватость слуги Ферапонта, которого новое время поставило вровень с хозяевами, и та до боли знакомая нотка («…быть человеком прежде всего общественным»), которая появляется в речах Кулыгина, — все это вроде бы должно указывать на то, что действие додинских «Трех сестер» происходит в нашем недавнем прошлом (не нужно забывать, что предыдущей крупной работой МДТ была «Жизнь и судьба» по роману Василия Гроссмана).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:18

  • serge· 2010-11-02 18:23:28
    Новая профессия появилась: театровед-конспиролог-криптограф...
  • karlklakson· 2010-11-03 02:45:11
    Соглашусь с предыдущим комментатором. Нет, чтобы написать, что спектакль не понравился и почему не понравился - так нельзя, ведь это ж Додин. Надо же еще посочинять, помучаться. Кстати, почему же вы для аргументации не использовали самую броскую с ваших позиций фразу, которая излишне педалируется в спектакле про то, что в скором времени работать будут все? И еще очень мутный пассаж про обретение театральности. Замечу, что во вчерашней статье Давыдовой, где, хоть и кратко, но дан очень интересный анализ мизансцен, он дает гораздо больше для понимания спектакля, чем форма письма уважаемому Бартошевичу. Да, у Давыдовой и у вас что-то про энтропию. Это очередной модный тренд?
  • faptiz· 2010-11-03 12:06:14
    А почему иллюстрация такая? С каких пор у openspace проблемы с фото из спектакля Додина?
  • bartoshevitch· 2010-11-03 14:42:58
    Дорогой Дмитрий!
    Я давно и с большим интересом слежу за Вашими публикациями, но на этот раз решительно не могу согласиться с ходом и итогами Ваших рассуждений о последней премьере МДТ.Особой полемики между нами быть не может, поскольку речь тут идет о кардинальном расхождении театральных воззрений и эстетических вкусов. Додинские «Три сестры» - это мой Чехов, жестокий, сумрачный, несентиментальный и трагический. Для Вас это пример безнадежной архаики, голос из уходящих времен, манифест поколения, которому Вы торжественно и торжествующе спешите выдать свидетельство о смерти. Додин, полагаете Вы, поставил спектакль о конце своего театра и своего театрального поколения. Вы выступаете от имени того, что Вы называете «мейнстримом» (не будем спорить о терминах), от имени «адептов нового, чуждого Додину театра», сидящих по Вашим словам, во мраке зрительного зала (светящиеся знаки на них, что ли поставлены?).Еще раз – Ваше право на прямое высказывание нельзя оспаривать. Хотя, вообще говоря, очень бы хотелось ясных аргументов, которые нельзя заменить декламацией энтузиастической погребальной речи. Не стану ловить Вас на чрезмерностях фантастических идей, вроде того, что Додин скрытно переносит действие «Трех сестер» во времена Отечественной войны, а слова Вершинина о том, что ему пошел сорок третий год, будто бы указывают на хронологию событий пьесы. Когда-то что-то в этом роде делал Жолдак: он позволил себе поместил «Три сестры» в советский концлагерь 1943 года, превратил чеховских офицеров в вертухаев, а Вершинина – в начальника лагеря, Но, слава Богу, Додин – не Жолдак. (И это жаль, может быть, скажете Вы). И снова – вместо доказательств – всплески пылкого красноречия.
    Все эти недоразумения можно отнести на счет молодого, в чем-то даже симпатичного, ригоризма в отстаивании предрассудков любимой идеи. Ну, занесло – такое с нашим братом, или сестрой, иногда случается.
    Но чего категорически делать не следует, так это приписывать режиссеру изобретенные Вами соображения,придумывать неведомые додинские «коды» а потом их же делать предметом обвинительного «декодирования». Этот метод, когда-то хорошо известный в отечественной критике, не принадлежит к числу сколько-нибудь плодотворных.
    В заключение повторю реплику Тригорина Треплеву: «всем места хватит – и новым, и старым, - зачем толкаться?», места хватит и сторонникам психологического театра, и энтузиастам крутого авангарда. Я, конечно, не Тригорин, Вы не Треплев, но, честное слово, золотые слова сказаны.
    Но, боже мой, как легкомысленно и расточительно мы относимся к тому, что составляет настоящее богатство нашего театра, то самое, кстати, чем мы интересны большому миру. С какой готовностью мы бываем способны объявить это богатство ненужным никому хламом. Теперь среди моих коллег стало обычаем хоронить репертуарный театр, объявлять его феноменом позавчерашнего дня, посылать ему злорадные проклятья, крича: туда ему и дорога! Допустим, вы правы. Я в это нисколько не верю, но – допустим. Однако, радоваться-то здесь чему?
    С наилучшими пожеланиями
    А.Бартошевич

  • serge· 2010-11-03 15:18:04
    А. Бартошевичу
    Спасибо. Вы вернули мне веру в ремесло критика. Оказывается, интеллигентность и вкус еще не окончательно ушли с нашего двора.
  • ekorolev· 2010-11-03 19:00:40
    Алексей Вадимович, вы не просто умеете писать о театре, вы также первый на моей памяти человек, который умеет достойно вести дискуссию. Спасибо Вам.

    Думаю, сам Додин удивился бы тому, какие шифры попытались расшифровать некоторые критики
  • figli· 2010-11-06 13:59:21
    А фотография такая чтобы показать как должен выглядеть передовой театр.
  • aleksey_kiselyov· 2010-11-06 15:10:23
    Очень интересно получилось)
  • irisha-s· 2010-11-07 13:39:56
    Господин Ренанский вот также и Някрошюса пытался "похоронить" в прошлом году,
    распуская слух, что после "Идиота" режиссер собирается удалиться на свой хутор,
    устав от театра.
    Алексею Вадимовичу браво!
  • Tropp· 2010-11-17 01:26:32
    Объясните мне, друзья и коллеги, что происходит с театральными изданиями (виртуальными и бумажными), которые публикуют столь дикие по своей наглости тексты, как, например, "статья" все того же Ренанского о гастролях Пермской оперы? (См. "Коммерсант" от 15.11.) Я пишу об этом здесь, а не на сайте "Коммерсанта" потому что, во-первых, петь отходную живому (слава Богу) коллективу МДТ и его руководителю - это тоже возмутительная беспрецедентная наглость, а во-вторых, потому что на странице, где вывешена хамская "статья" о Перми, невозможно оставлять комменты без регистрации в ЖЖ. За неделю два таких текста, как "Письмо Бартошевичу" и "Пермские бедные" - это как-то чересчур... Есть же какое-то еще общественное мнение, есть же цеховая этика - господа театроведы, проснитесь, почитайте, ужаснитесь: кого мы выпустили с нашего уважаемого театроведческого факультета?! Это наш с вами коллега... Конечно, Владимирова, Костелянца, Гительмана, Калмановского, Рабинянц, а так же Крымовой, Рыбакова, Зингермана, Рудницкого уже нет на свете, они ничего уже не скажут, не попеняют нам, но ведь перед их памятью стыдно! Разве могла бы позволить себе нечто подобное написать сегодня слава Богу здравствующая Соловьева? Сам Бартошевич?.. Если за критику выдается грубая развязная брань и эту беспардонную ругань печатает отдел культуры солидной газеты, то ситуация с профессией явно просто плачевная. Никто из практиков не сможет нас уважать, мы сами друг друга уважать не сможем, если будем молча читать оскорбительную брань,выдаваемую за "независимую", "новую", "современную" критику.
    Я хочу быть старомодной, я сейчас, чтобы успокоиться, пойду перед сном перечитаю "Флейту Гамлета" Гаевского, или "Имена" Крымовой, или - только что вышедшие, кстати! - "Первые сюжеты" Егошиной, чтобы вернуть уважение к профессии критика.
  • gerdaVSgedda· 2010-11-17 15:15:33
    Разве это возможно, чтобы театр так мощно высказывался о смерти, будучи мертвым? Мне кажется внутренним сюжетом этого словоблудия является общение с Бартом "на равных".
  • bf· 2010-11-18 11:33:24
    to Tropp (и не только)

    Надеюсь, вам не приходит в голову, что Ренанский пишет не то, что думает. Но только надеюсь, – потому что ваш пассаж вскрывает одну маленькую проблемку профессионального сообщества, к которому вы так настойчиво апеллируете – и вскрывает именно в связи с вашей настойчивой апелляцией.

    Проблемку я бы назвал “принуждение к позитивной критике”. Многие принимают за аксиому, что критик что-то задолжал тому, кого он критикует, и потому не имеет права высказывать полностью негативное мнение – даже если оно вполне обосновано в самом тексте, как в случае с Ренанским. (Еще раз – сомнения в искренности критика мы отметаем, не правда ли?). Например, в рецензии на “Один день“ А. Чайковского – Исаакяна Ренанскому надлежало указать на положительные стороны, найти баланс позитива и негатива и пр. Как иначе расшифровать ваше требование об уважении к предмету рецензии?

    Бывает и наоборот – Ренанский хвалит, а зрители возмущаются. И пишут смешные каменты, что это мол джинса, и сколько стоит такая рецензия, и что мол желтая пресса. При этом ваши коллеги относятся нормально к ренанским восторгам (хотя, по-моему, они-то как раз более уязвимы, чем его разгромы).

    Вы ведь обеспокоены не разгромной рецензией. Не жестким тоном. Не популизмом (потому что это Ъ, а не журнал “Театр”; в Ъ пишут только те люди, которые умеют объяснять сложные вещи простыми словами – а в журнал “Театр” Ренанский написал бы совершенно иначе). Вы обеспокоены тем, что Ренанский не играет на стороне режиссера или критического сообщества. Что он занимает позицию независимого эксперта – не стесненного корпоративными обязательствами. А поскольку музыка А. Чайковского и спектакль Исаакяна, по его мнению, плохи, то и получается, что Ренанский играет на стороне зрителя против своего сообщества. И, конечно, сообщество не может по этому поводу не обеспокоиться. Пусть даже вы не видели “Один день”, это для вас не важно – важно, что “наших бьют”.

    Не берусь утверждать, что вы завидуете свободе Ренанского. Но вы правильно почувствовали, что он вне корпоративных рамок. Он высказывается свободно. Восторгается свободно и громит свободно. А вы стиснуты пиететом к именам, которые перечислили, своим социально-критическим статусом, своими установками на “позитивную критику”, на “уважение к профессии” (своей и своих коллег режиссеров, актеров и др.). А это не профессия – это академизм. То есть лишь часть профессии. Корпорация = академизм, но корпорация ≠ профессия.

    Именно понимание этого и следующая отсюда независимость (плюс неизменная честность) и дают критику настоящий вес, а его профессии – уважение. А “позитивная критика” и камлания перед духами предков профессию уничтожают.
  • yuriysimonyan· 2010-11-19 08:47:45
    To BF:  Замечательное письмо. Это подача - как мяч над сеткой в волейболе. На ваше письмо ПРИЯТНО отвечать -
     не ругаться, не оставлять поносные слова на заборе, а  доступно объяснять другую позицию человеку, который может её услышать.
    Но вот ведь какая штука: что отличает аристократа от плебея? То, что АРИСТОКРАТ ведет себя, скажем, выражает свои мысли или ест, в одиночестве и при людях ОДИНАКОВО! И уважающий себя писатель в журнал Театр и в газету Коммерсантъ пишет ОДИНАКОВО (Конечно, существуют различия в формате, в объеме, в лексике, но только не в тоне, не в позиции!) Не приспосабливаясь ни к живым, ни к мертвым, ни к тем, о ком пишет. А уж язык, на котором ты обращаешься к художнику, должен быть хоть минимально щадящим.
    И если человек не видит неоднозначности произведения, а рубит сплеча, без доли сомнения ставя клеймо "неискусство", то ему просто не нужно быть критиком.  (((А пермские "Иван Денисович" и "Христос" неоднозначны: живые создания творческой мысли всегда неоднозначны. Для меня лично, кстати,  это два прекрасных спектакля, на очень сложные и уязвимые для критиков темы. Но вот это-то как раз не имеет значения, тк я уверен, что и плохие спектакли нельзя оплевывать ядовитой слюной))
    Если молодой человек хочет именно так писать, и у него есть способности, пусть пишет прозу, находит своего читателя и подставляет под огонь себя. А не, пользуясь дешевыми приёмами и собственной неуязвимостью, подставляет под огонь интересный творческий коллектив. (Ответственность, конечно, ложится и на редакцию, которая предоставляет трибуну незрелому, заносчивому школяру, вчера посредственно закончившему Академию, которому важно надуться и обратиться на "ты", как к равному, к профессору Бартошевичу. При этом редакция не даёт возможности  выразиться достойным, умным профессионалам, имеющим противоположное мнение. )
    Думаю, что tropp пишет об уважение к именам, говоря ТОЛЬКО О ТОНЕ ВЫРАЖЕНИЯ СВОИХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ МЫСЛЕЙ. Если пишущий о театре ощущает себя не свободным, если он всего лишь вежлив по отношению к художнику, а СВОБОДЕН ОН ТОЛЬКО, когда возвышается над ним, презрительно поплевывая (или снисходительно поглаживая, это не важно) - тогда ему не стоит писать об искусстве.
    Свобода, понимаемая как вседозволенность и разрешенное хамство, - это  и современно, и отдает чем-то совсем недавним. Было уже такое, у всех нас жива прекрасная историческая память.

    Думаю, что tropp пишет об уважение к именам, говоря ТОЛЬКО О ТОНЕ ВЫРАЖЕНИЯ СВОИХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ МЫСЛЕЙ. Если пишущий о театре ощущает себя не свободным, если он всего лишь вежлив по отношению к художнику, или возвышается над ним, презрительно поплевывая (или снисходительно поглаживая, это не важно) - тогда ему не стоит писать об искусстве.
    Свобода, понимаемая как вседозволенность и разрешенное хамство, - это  и современно, и отдает чем-то совсем недавним. Было уже такое, у всех нас жива прекрасная историческая память. 
    BF пишет, что "г-н Р. пишет то, что думает". ВОТ В ЭТОМ-ТО НИ У КОГО НЕТ СОМНЕНИЯ! Вот это  меня и приводит в ужас. И делает ситуацию безнадёжной. Я думаю, что и масса пасквилянтов, которые пишут гадости в интернете, - ИМЕННО ТАК и думают. Только там у пасквилянта желание просто сделать гадость, оставаясь неуязвимым( сладкий момент!). А тут еще - и сделать пакость и подлость, и обозначить своё имя. Чтобы за чужой счёт  привлечь к себе внимание. Это не вызывает ничего, кроме глубочайшей брезгливости. И, к сожалению, полностью соответствует времени. Тотальному царству плебейства с высшим гуманитарным образованием.
  • bf· 2010-11-19 11:25:28
    ну собсно ч.т.д.
    круговорот аристократизма в природе
  • dmitrevs· 2010-11-20 00:08:33
    Удивительно, что кто-то полагает, будто Д. Ренанский свободен от корпоративности и вобще свободен... Как раз почти все его публикации свидетельствуют о его глубокой ангажированности модой, сильными мира сего, пресловутым "мейнстримным" мировоззрением... Это все вычитывается из текстов, увы. В том-то и драматизм ситуации, что молодой и способный человек до такой степени несвободен и боится выпасть из определенной группы...
  • bf· 2010-11-22 23:15:30
    <<<глубокой ангажированности модой, сильными мира сего, пресловутым "мейнстримным" мировоззрением

    Никто из нас не свободен от собственного мировоззрения, но эта несвобода вовсе не равна корпоративной несвободе. А в приведенном пассаже они между делом именно что уравнены. Точно так же можно сказать, что вы несвободны – разумеется, корпоративно! – от желания уесть Ренанского. И так далее до бесконечности.

    Вообще-то удивительно, что столь почтенные критики сплоченно (разумеется, за исключением Бартошевича) выступают в духе "а ты кто такой и почему". Что-то не в порядке с этим аристократизмом. Так и подмывает усмотреть в этом что-то корпоративное, но воздержусь.
  • evgenia_kull· 2010-12-01 15:11:49
    Потому что употребление слова "аристократизм" здесь просто неуместно. Это провокация со стороны тех людей, которые питаются скандалами и склоками. Такой театроведческий вампиризм. Вместо того, чтобы в чем-то упрекать г-на Ренанского (опять же - упреки личного характера, которые выдаются за профессиональные, это, наверное, хваленый "академизм"), лучше бы занялись собой и своим изданием, которое (опять же) выдает себя за профессиональное, а на деле - рассадник безвкусицы и попахивает желтизной.
    И даже я ведусь на провокацию этих господ. А лучше бы поговорить о Додине.
  • makhno· 2010-12-10 13:54:39
    «Что поделаешь, надо существовать, надо попробовать как-то прожить, раз уж другого выхода нет». Газеты не могут позволить себе штатных театральных рецензентов, журналы не видят в этом острой необходимости. Гонорары копеечные. Возраст, судя по тому, что человек видел ранних «Повелителей мух» – к сорока. Блестящие абзацы пока еще выдавливаются из неутомимого пера, но реже. Он пришел, чтобы «вдунуть немного огня» в бездарную жизнь читателей, рассказать им о Марталере и пермотоксикозе, но смысла, с годами, все меньше: ни славы, ни денег. Перспективы мрачные. Профессия уничтожена. В Лондон едет Бартошевич. Он же читает лекции студентам. Их нет, театральных рецензентов, потому что они никому не нужны. Додин поставил спектакль не о себе, не о своем театре, а о Дмитрии Ренанском. Ему не надо в Москву. В Москве, как в Париже или Лондоне, его никто не ждет. У него и его профессии нет будущего, он состарится в многотиражке на кирпичном заводе.

Все новости ›