Театральный язык МДТ и додинский подход к «Трем сестрам» кажутся клаустрофобически архаичными в сравнении с «Тремя сестрами» Марталера, Някрошюса, Туминаса, Кригенбурга.

Оцените материал

Просмотров: 12030

Письмо Бартошевичу: еще раз о додинских «Трех сестрах»

Дмитрий Ренанский · 02/11/2010
ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ утверждает, что главный сюжет нового спектакля Додина — капитуляция уходящего в прошлое театрального поколения

Имена:  Лев Додин

©  Валерий Мельников /Коммерсантъ

Сцена из спектакля «Три сестры» в постановке Андреаса Кригенбурга

Сцена из спектакля «Три сестры» в постановке Андреаса Кригенбурга

Дорогой Алексей Вадимович,

так получилось, что диалог о «Трех сестрах» мы с вами начали вести еще до выхода спектакля Льва Додина. В гостеприимном «Балтдоме» вы в преддверии премьеры делились мыслями о том, сколь много именно эта чеховская пьеса значит для вас и вашего поколения. Я признавался в любви к додинской «Пьесе без названия», но, памятуя о недавних не очень удачных спектаклях МДТ, сомневался в успехе новой постановки Театра Европы. И оба мы вспоминали «Трех сестер» Эймунтаса Някрошюса, прокручивая в памяти то, как, уходя на дуэль, Тузенбах Владаса Багдонаса неторопливо собирал с тарелки последние крошки своей жизни. После просмотра «Трех сестер» в МДТ, когда вы признали их «не только театральным, но и жизненным событием», мне показалось уместным реанимировать наш балтдомовский диалог. Я тоже склонен считать эту премьеру событием, но не столько художественным, сколько социокультурным.

Вы увидели в спектакле «историю человеческих судеб» (здесь и дальше цитирую вашу колонку на OS) и превыше всего оценили его этическое содержание («вместо хрестоматийной “тоски о лучшей жизни” Додин предлагает нам историю страшной и бесплодной тоски о любви, мучительный сюжет о несостоявшихся жизнях»). Схожим образом вы формулируете и месседж спектакля: «ни неба, ни алмазов никому не обещано, но жить и верить надо». Все это в постановке, безусловно, присутствует. Однако мне показалось, что истинный сюжет «Трех сестер» Малого драматического все же лежит в иной плоскости: Додин — вероятно, бессознательно — поставил спектакль не о сестрах Прозоровых и не об их доме, а о театре-доме «Братьев и сестер», то есть о самом МДТ.

Этот смысл своей новой постановки Додин тщательно кодирует, умело пуская зрителя по ложному пути.

«Уже сорок третий год», — со значением роняет Вершинин. Шрам на щеке героя Петра Семака подозрительно свежий. Форма военных, которых как-то слишком много для мирного времени, подозрительно советского кроя. Как-то слишком сильно нервничает Тузенбах, уверяя Вершинина в том, что он «русский и по-немецки даже не говорит» и что «отец у него православный». Знающие не только ненужные три языка, но и вообще «знающие много лишнего» сестры — словно бы из «бывших». Одиннадцать лет назад (как раз в начале лихолетья тридцатых годов) их, вероятно, выслали из Москвы — и потому с такой опаской они поначалу принимают приехавшего из отринувшего их родного города Вершинина. И едва заметная хамоватость слуги Ферапонта, которого новое время поставило вровень с хозяевами, и та до боли знакомая нотка («…быть человеком прежде всего общественным»), которая появляется в речах Кулыгина, — все это вроде бы должно указывать на то, что действие додинских «Трех сестер» происходит в нашем недавнем прошлом (не нужно забывать, что предыдущей крупной работой МДТ была «Жизнь и судьба» по роману Василия Гроссмана).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:18

  • serge· 2010-11-02 18:23:28
    Новая профессия появилась: театровед-конспиролог-криптограф...
  • karlklakson· 2010-11-03 02:45:11
    Соглашусь с предыдущим комментатором. Нет, чтобы написать, что спектакль не понравился и почему не понравился - так нельзя, ведь это ж Додин. Надо же еще посочинять, помучаться. Кстати, почему же вы для аргументации не использовали самую броскую с ваших позиций фразу, которая излишне педалируется в спектакле про то, что в скором времени работать будут все? И еще очень мутный пассаж про обретение театральности. Замечу, что во вчерашней статье Давыдовой, где, хоть и кратко, но дан очень интересный анализ мизансцен, он дает гораздо больше для понимания спектакля, чем форма письма уважаемому Бартошевичу. Да, у Давыдовой и у вас что-то про энтропию. Это очередной модный тренд?
  • faptiz· 2010-11-03 12:06:14
    А почему иллюстрация такая? С каких пор у openspace проблемы с фото из спектакля Додина?
Читать все комментарии ›
Все новости ›