Глупо было бы ожидать от философа Люпы байопика, оплакивающего горькую долю урожденной Нормы Джин Мортенсен

Оцените материал

Просмотров: 11764

«Персона. Мэрилин» Кристиана Люпы на фестивале «Балтийский дом»

Дмитрий Ренанский · 05/10/2010
Судьба американской поп-иконы послужила выдающемуся польскому мастеру лишь поводом для сюрреалистического эссе

Имена:  Кристиан Люпа · Мэрилин Монро

©  Предоставлено Театром-фестивалем «Балтийский дом»

Сцена из спектакля «Персона. Мэрилин»

Сцена из спектакля «Персона. Мэрилин»

Центральным событием юбилейного, двадцатого фестиваля «Балтийский дом» стала одна из последних работ Кристиана Люпы «Персона. Мэрилин», выпущенная им весной прошлого года в варшавском «Театре драматичном». Как в «Фабрике-2» или «Персоне. Тело Симоны», посвященных иконам ХХ века (соответственно Энди Уорхолу и Симоне Вейль), Люпа исследует последний день жизни протагонистки. В данном случае, как несложно догадаться, это Мэрилин Монро.

Действие спектакля происходит в заброшенном, заваленном реквизитом, костюмами и прочим производственным хламом кинопавильоне. В нем, по словам главной героини, когда-то снимали фильмы с участием Чарли Чаплина. Это уточнение неслучайно: Люпа показывает суровую изнанку утраченной целлулоидной иллюзии, задворки, скрываемые фасадом «фабрики грез». Психика и физика ММ утомлены до предела, сознание растворяется в алкогольно-наркотических сумерках. Выдающаяся польская актриса Сандра Коженяк (Маргарита из спектакля Люпы по роману Булгакова) играет героиню самоотверженно, сначала в наброшенном на голое тело, едва доходящем до ягодиц кардигане, потом — полностью нагой.

Поверхностный смысл спектакля угадывается без труда. Гигантский стол, на котором ММ проводит большую часть времени, — алтарь для жертвы поп-культуры. Фетишизация телесной оболочки превращает человека в собственную тень (в «Фабрике-2» звучит мысль об Энди Уорхоле как о нечеловеке-видимке). Продолжать этот нехитрый ряд можно было бы долго, если бы содержание спектакля ограничивалось только им одним. Но Кристиан Люпа потому и записан в главные театральные мыслители нашего времени, что эти лежащие на поверхности истины он принимает лишь за отправную точку своих сценических исследований.

Да и глупо было бы ожидать от философа Люпы байопика, оплакивающего горькую долю урожденной Нормы Джин Мортенсен (немногочисленные рецензенты петербургского показа «Мэрилин», увы, ровно так спектакль и восприняли). Создатель «Калькверка» и «Заратустры», как и следовало ожидать, исследует вовсе не трагическое положение, в котором ММ оказалась в последние дни жизни и которое привело ее к необходимости уединиться от всего мира, для того чтобы в одиночестве порепетировать роль Грушеньки для предполагаемой экранизации «Братьев Карамазовых». Судьбу поп-иконы он использует лишь как повод для прихотливого сюрреалистического эссе, столь редкого на театральных подмостках начала XXI века.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • ot_kristiny· 2010-10-06 12:51:35
    круто. и написано отлично
Все новости ›