Если ты взял и просто пересек границу – это уже провокация. Тут все потирают руки в ожидании провала, и тогда ты начинаешь играть самой ситуацией непринятого человека.

Оцените материал

Просмотров: 7740

Явор Гырдев: «В провокации есть драйв»

24/11/2009
Известный режиссер и МАРИНА ДАВЫДОВА попытались понять, стоит ли еще чего-нибудь в искусстве понятие «профессионализм»

Имена:  Явор Гырдев

©  РИА Фото

Явор Гырдев: «В провокации есть драйв»
В Москве на фестивале NET со спектаклем «Калигула» побывал Явор Гырдев, чей фильм «Дзифт» стал сенсацией прошлогоднего ММКФ. О том, как чувствует себя театральный режиссер в кино, новый кумир московских кинокритиков рассказал OPENSPACE.RU.

— У тебя был какой-то кинематографический опыт до того, как ты снял «Дзифт»?

Нет, вообще никакого. У меня было некоторое количество видеоэкспериментов, но их невозможно назвать словом «кино».

— Получается, что человек, не имеющий никакого кинематографического опыта, может с первого же раза сделать фильм, который получит призы, признание критиков и т.д. Как тебе кажется, в театре такое возможно?

Не знаю… Мне сейчас 37 лет, а когда я начинал, еще студентом, ставить спектакли (я изучал одновременно философию в университете и режиссуру в Национальной театральной академии), это были просто муки какие-то. Я все время спрашивал себя: я уже режиссер или еще нет, я справлюсь или не справлюсь? Я так нервничал, что все время бегал в поликлинику, и мне там давали лекарства от сердца. Так что это в первую очередь вопрос уверенности в себе.

— Но за последнее время появилось довольно много людей, которые никогда не делали кино и вдруг сделали, и весьма преуспели. Тут и наши Иван Вырыпаев и Василий Сигарев, и ирландец Мартин Макдонах. И надо сказать, во всех этих случаях мы имеем дело с работами, куда более интересными, чем многие фильмы так называемых профессиональных режиссеров.

Ну, я думаю, это еще и оттого, что театральный режиссер, и уж тем более драматург, начиная снимать кино, понимает, что ставки очень высоки. Он знает: если провалишься, второй попытки уже не будет. Уже никто не вложит в тебя деньги. Уже скажут — до свидания. Когда я это понял, у меня сразу появился кураж.

— И все же возникает невольный вопрос: а кинорежиссер — это вообще профессия? Ведь мы не знаем ни одного случая обратного путешествия: из кино в театр. Ингмар Бергман, сразу оговорюсь, не в счет, он с самого начала существовал в двух ипостасях. Но даже такой гений, как Тарковский (не говоря уже о Сергее Соловьеве или Андроне Кончаловском), с точки зрения театральной общественности оказался не слишком силен в своих сценических опытах. Почему этот обратный путь оказывается более тернистым?

Это сложно объяснить… В театре очень важен накопленный опыт. В первую очередь опыт работы с актерами. Там же все всегда происходит в режиме реального времени и нет возможности потом что-то подправить, положиться на искусство монтажа, научиться чему-то в процессе. Надо сразу выстроить эти отношения, сразу найти верную интонацию. Поэтому театр такое трудное искусство. Но не знаю, как у вас, а у нас многие при этом считают, что театр, во всяком случае в привычных его формах, — искусство прошлого. Знаешь, когда по-болгарски говорят: они играют театрально, это значит они плохо играют. Переигрывают. Есть твердое убеждение, что театральные режиссеры не должны и не могут делать кино, потому что их фильм обязательно будет таким… бутафорским, а актеры будут ужасно кривляться.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • in-House· 2009-12-02 00:36:34
    Гырдев крутой чел!
Все новости ›