В спектаклях появилось душевное измерение, человеческая энергия, исходящая от заигравших в полную силу молодых актеров из последнего набора Васильева.

Оцените материал

Просмотров: 15900

«Школа драматического искусства»: жизнь после смерти

Ольга Рогинская · 30/10/2009
Последние спектакли Игоря Яцко и Бориса Юхананова заставляют предположить, что у театра, созданного Анатолием Васильевым, открылось второе дыхание

Имена:  Анатолий Васильев · Борис Юхананов · Елена Михальчук · Игорь Яцко · Илья Козин · Наталья Кудряшова

©  Наталия Чебан / ШДИ

Сцена из спектакля «Фауст»

Сцена из спектакля «Фауст»

Основатель «Школы» Анатолий Васильев после своего скандального увольнения из театра в 2006 году в Россию не вернулся, и для преданных Мастеру учеников, которых он благословил и отпустил в большую жизнь, это был удар. Первое время они явно чувствовали себя осиротевшими и растерянными (исключение составлял разве что Дмитрий Крымов, чей расцвет в «Школе драматического искусства» случился сразу после отъезда Васильева, но чей творческий поиск лежит вдалеке от намеченной Васильевым театральной дороги). И поначалу трудно было представить, что ученики сумеют не только восстановить спектакли учителя, но и двигаться дальше. Тем не менее сейчас, после нескольких премьер, выпущенных в «Школе драматического искусства» Игорем Яцко и новой редакции «Фауста» Бориса Юхананова, можно с осторожностью сказать, что у театра, похоже, открывается второе дыхание.

©  Наталия Чебан / ШДИ

Сцена из спектакля «Саломея»

Сцена из спектакля «Саломея»

Спектакль «Саломея» по одноименной пьесе Оскара Уайльда — третья самостоятельная режиссерская работа в «ШДИ» Игоря Яцко. Она воспринимается как продолжение его же «Кориолана» (2007) и «Каменного ангела» (2009). Вслед за учителем Яцко не работает с общепризнанной классикой, где каждая фраза тянет за собой некий шлейф сценической традиции. Он предпочитает произведения не затасканные и не «заставленные» (к «Каменному ангелу» Марины Цветаевой театр вообще никогда прежде не обращался). Он при этом лишает себя такого важного ресурса, как диалог с предшествующими интерпретациями и явно рискует. Но пока только выигрывает. Он по-прежнему продолжает изучать структуру трехъярусной сцены «Глобус», прочитывает сюжет пьесы как мистерию и использует в спектаклях богатые костюмы с этническими мотивами. Как и Мастер, он предпочитает использовать в спектакле сложное (и непременно живое) музыкальное сопровождение: в «Саломее» Сергей Кузнецов играет на дарбуке, а Тина Георгиевская из ансамбля «Сирин» поет на арамейском, греческом и латыни.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›