Подчеркнуто профанный материал используется режиссером для созидания почти сакрального действа.

Оцените материал

Просмотров: 17695

«Жизнь с идиотом» Андрея Жолдака

Дмитрий Ренанский · 15/10/2009
Фестиваль «Балтийский дом» закрылся спектаклем «анфан-терибля» современной режиссуры

Имена:  Андрей Жолдак · Виктор Ерофеев

©  Каталин Негина / Балтийский дом

«Жизнь с идиотом» Андрея Жолдака
Смысл раннего (1980) рассказа Виктора Ерофеева «Жизнь с идиотом» более или менее исчерпывается одной весьма эффектной аллюзией. В идиоте Вове, поселившемся в доме у отдельно взятой интеллигентной семьи и превратившем ее беззаботную жизнь в коммунальный ад, безошибочно распознается лично Владимир Ильич Ленин. Жертвы Вовы соответственно олицетворяют мучеников одной шестой части суши. По рассказу Ерофеева в начале 90-х Альфред Шнитке написал скандально знаменитую оперу, но все ее значимые интерпретации (премьерный амстердамский спектакль Ильи Кабакова и Бориса Покровского, недавняя новосибирская постановка Генриха Барановского) не выводили содержание «Жизни с идиотом» за рамки остросоциальной сатиры.

В спектакле Андрея Жолдака, поставленном два года назад в румынском театре Radu Stanca, политический подтекст рассказа вытравлен начисто. На сюжетном фундаменте Ерофеева режиссер-визионер воздвигает принципиально отличную от литературного первоисточника постройку. Действие разворачивается в двух павильонах с бытовыми интерьерами; общий план происходящего там можно наблюдать сквозь окна, а можно разглядывать крупные планы — они снимаются на камеры и проецируются на три подвешенных над сценой экрана. Периодически в игру включается еще один план — отделенная занавесом арьерсцена, где действие спектакля недвусмысленно переводится во внебытовое измерение. Но и бытовые сцены спектакля тоже несут на себе мистериальный оттенок. Вова тут никакой не Ленин, зато его опекуны — архетипические Мужчина и Женщина. Другой вопрос, что мистерия, которую сочиняет Жолдак, это мистерия нашего времени. Как бы ни камуфлировал Ерофеев иронией прямолинейный морализм, хилое добро (в лице зачитывающихся Прустом мужа с женой) и демоническое зло с кулаками (Вова) разведены им по антагонистическим полюсам, и первое должно неизбежно пасть от рук второго. В румынской «Жизни с идиотом» безумие неотличимо от вменяемости, дьявольское проглядывает в ангельском, и наоборот.

©  Каталин Негина / Балтийский дом

«Жизнь с идиотом» Андрея Жолдака
Семейная пара в спектакле Жолдака ведет себя по-скотски еще тогда, когда никаким идиотом в их квартире и не пахнет. В первой же сцене опаздывающие на работу Муж с Женой истерят, блюют кукурузными хлопьями с молоком и вообще свинячат с интенсивностью, заставляющей задуматься об их психической адекватности. Попавший в общество этих неврастеников Вова поначалу лишь затравленно мастурбирует, пугаясь окружающего его хамства. Но, потихоньку осмелев, он начинает играть по правилам своих душеприказчиков. Ну, может быть, несколько перебарщивает, размазав по потолку экскременты. И «варварства» идиота, и ответный ужас его хозяев у Жолдака одинаково отвратительны. И стоит ли так ужасаться бытовому терроризму юродивого, когда у самих рыльце в пушку?

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›