Социальный ад всегда начинается исключительно с «хорошего» – с риторики о суверенитете, с заботы о здоровье нации. Никто не начинает сразу с депортаций.

Оцените материал

Просмотров: 59324

Мединский в интерьере. Позитивность фашизма

Александр Морозов · 23/05/2012
Чем опасен новый министр культуры Владимир Мединский, автор книг о хороших русских, объясняет АЛЕКСАНДР МОРОЗОВ

Имена:  Владимир Мединский

©  Валерий Шарифулин / ИТАР-ТАСС

Владимир Мединский

Владимир Мединский

При слове «Мединский» у меня сразу всплывает в памяти Александр Янов. Видимо, придется перечитывать его книгу о «веймарской России», которую он написал в середине 90-х. В те времена, когда она вышла в свет, сравнение постсоветской России с веймарской Германией казалось интеллектуальной экзотикой. Через 15 лет так уже не кажется.

Сам по себе Владимир Мединский — просто коммерчески успешный литератор нового поколения. У таких людей не бывает интересных интервью, обычно им нечего сказать. Их высказывания, как правило, связаны с издательским промоутированием, не более того. Его первая книжка («О пьянстве и лени русского народа») была встречена просвещенной публикой благожелательно: почему бы молодому, интеллигентному (на вид) депутату не написать слегка фриковский нон-фикшн в распространенном ныне и в Европе духе: «Мы привыкли думать, что…, а на самом деле…». Писать в коммерческом жанре «10 главных заблуждений о кошках» или «5 мифов о женском оргазме» никому не возбраняется. Но позже выяснилось, что Мединский — это часть довольно большого культурного метастаза. Клетки мутируют. Причем, мутируя, они внешне проявляют себя не просто здоровыми, а наиболее здоровыми — они излучают позитивность, энергию и бодрый патриотический настрой.

Вот есть у нас целый большой контур разных деятелей, отчетливо объединенных «общей нотой». Это разные по темпераменту люди — одни побойчее (как Павел Данилин), другие скромнее и обходительнее (как Мединский). Одни из них «кухаркины дети» (как Багиров), другие — из хороших столичных семей (как Рыков). Одни из них, как пишет о себе Чадаев, «с юных лет в ФЭПе», то есть сразу попали в «спецприемник», другие — совершенно самостоятельно формировались и имеют глубокую гуманитарную подготовку (как, например, Модест Колеров). Приписать им какую-либо «общность взглядов» совершенно невозможно. Эта общность бывает только в «интеллектуальных кружках». А мы тут говорим о целом большом мировоззренческом контуре, который вмещает в себя совершенно разных людей. Конкретный персонаж из контура может уйти, выпасть. Но сам контур — живет, расползается, мутирует. Для историка ясно, что это «протофашистский» контур. Вовсе не факт, что он оформится в окончательный фашизм, то есть в зрелую систему тотального идеологического обеспечения корпоративного государства. (Сейчас, кстати, большой успех имеют исследования «пошагового» складывания германского нацизма: там были развилки, альтернативы, метастаз мог созреть по-другому — и не было бы ни «дранг нах остен», ни «окончательного решения»…) Сам Мединский, читая это, взовьется: «Какой фашизм?! Я — антифашист». (Это очевидно из его книг о нашей военной истории.) Проблема в том, что в этом контуре большинство людей даже и не понимают, частью какого социального процесса они являются.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:71

  • Alex Mitrakov· 2012-05-23 15:49:33
    Карелин вроде не боксёр, а борец.
  • Елена Рышкова· 2012-05-23 16:09:10
    блестящий анализ. согласна. спасибо.
  • Mikhail Moshkin· 2012-05-23 16:38:25
    Сдается мне, что ты, мил человек - стукачок. Дурилка картонная...
Читать все комментарии ›
Все новости ›