Казалось, к людям на трибуне относятся, как работодатель к потенциальному сотруднику: доброжелательно, но с недоверием.

Оцените материал

Просмотров: 39008

24-е. По-взрослому

Елена Рачева · 25/12/2011
ЕЛЕНА РАЧЕВА о новой энергии на проспекте Сахарова

©  Евгений Гурко

24-е. По-взрослому
На проспекте Сахарова было громко, празднично и очень людно. Первые пару сотен метров от сцены приходилось с трудом проталкиваться, потом – проходить вплотную к другим, затем, у рамок оцепления, снова проталкиваться.

– История поставила на нас и положила на них! – говорил Быков.

– Путин находится в положении Чичикова, про которого обитатели города N не знали, то ли его можно схватить как неблагонадежного, то ли он сам может схватить любого как неблагонадежного. Нам надо только посчитать мертвые души, – сравнивал Виктор Шендерович.

– Вчера весь мир прощался с Вацлавом Гавелом. Пусть мир знает, что мы не хамы из Кремля. Россия с Гавелом, – объявила минуту молчания Ольга Романова.

Выступали Борис Акунин, Дмитрий Быков, Гарри Каспаров, Илья Яшин, Виктор Шендерович, Григорий Явлинский, Евгения Чирикова. На двух огромных экранах появились видеообращения Парфенова и Удальцова, Алексей Кортнев (группа «Несчастный случай») спел песню «Шла Саша по шоссе», рэпер Вася Обломов – «С чего начинается Родина». Толпа пританцовывала и веселилась. Все вместе казалось праздником: тщательно организованным, хорошо оснащенным и действительно массовым.

Отличий от Болотной было несколько. Лозунги стали более конкретными и политическими (больше про Путина, чем про Чурова), митингующие – взрослыми. Хипстеров оказалось меньше, людей среднего возраста и семей – больше. «Мы впервые с 1991 года на митинг вышли, – рассказывала пара лет пятидесяти, – даже в партию записались. ПАРНАС называется. Кажется. Или как-то так».

©  Евгений Гурко

24-е. По-взрослому
Выступающих слушали. Непонравившихся освистывали, лозунги остальных организованно скандировали. Казалось, к людям на трибуне относятся, как работодатель к потенциальному сотруднику: доброжелательно, но с недоверием.

На сцену вышел Артемий Троицкий в костюме презерватива и алом галстуке-бабочке.
– Я нарядился презервативом, потому что меня очень заботит моральное и физическое здоровье нации и ее лидеров, – хрипло закричал он. – Дочки Путина уже два года учатся в Санкт-Петербургском университете, но их там никто не видел. Жену Путина мы видим так редко, что молва уже отправила ее в монастырь…
– Свободу Людмиле Путиной! – звонко закричал кто-то.
– Если президент не делает это с женой, он делает это со своей страной, – резюмировал Троицкий. Презерватив на нем, кажется, был меховым.

На сцене появился депутат Илья Пономарев.
– Сдай ман-дат! Сдай ман-дат! – начала скандировать группа молодых людей со значками «Солидарности».
– Кому сдавать, тебе что ли? – рванулся к ним с кулаками немолодой мужчина в пуховике.
– Хоть бы и мне. Всем надо баллотироваться в депутаты Муниципальных собраний – и самим управлять. Сдай ман-дат!

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • Ludmila Demidova· 2011-12-25 02:41:52
    Перепутали Льва Пономарева и Илью Пономарева. Последний — депутат от Справедливой России, а Лев — правозащитник...
  • ratgauz· 2011-12-25 02:59:46
    Спасибо, поправили!
  • GarryStetsenko· 2011-12-25 14:33:47
    От бандерлога сетевому хомячку.
    Движение «За честные выборы» изжило себя, достигло своей финальной точки и сошло на нет. Для того, чтобы потом подняться снова мощным, обновлённым и лишённым недостатков, присущих движению настоящему. Теперь надо ждать.
    Последний митинг, двадцать четвёртое декабря, Сахарова, был движению нужен, хотя на нём произошло только одно важное событие. Он не был нужен ЕДРУ, он был не нужен бывшему союзу правых сил и Боре Немцову, он не был нужен Гарри Каспарову и Григорию Явлинскому, он не был нужен коммунистам, анархистам, левому фронту, националистам, либералам, яблочникам, советским офицерам и прочей шушере, которая из года в год привыкла заниматься онанизмом, которая привыкла делать это публично.
    Да, именно так я думал, когда слушал выступавших на сцене ораторов, имевших хоть какой-нибудь общественно-политический или идеологический вес (то есть не считая Акунина, Собчак, Парфёнова, Кудрина, рассказывавших о своей гражданской позиции и не более того). Я стоял, слушал, притоптывал замёрзшими ногами, и думал: «Человек стоит на сцене и занимается самоублажением на глазах у участников митинга, при этом он получает удовольствие не только от того, что дрочит (словарь Даля: «ДРОЧИТЬ - кого, нежить и тешить, ласкать) свой политический и идеологический стержень, а ещё и от того, что делает это при ТАКОЙ огромной аудитории (как всякий политик, большой, маленький, честный, продажный, опытный и начинающий). Все незарегистрированные и зарегистрированные партии, объединения и союзы, пришедшие на проспект со своими разноцветными флажками, весёлыми эмблемками, баннерами и надувными шариками, все они и мечтать не могли собрать такое количество людей на своих сельских дискотеках. И все они, так называемые слуги народа, увидев нас, пришедших к ним, все они принялись радостно втюхивать нам дерьмо, которое не могут никому втюхать вот уже последние десять лет.
    Если люди 10 последних лет срать хотели на программу левого фронта, если Гарри Каспаров мог вытащить на улицы только одиноких злобных пенсионерок и шизофреников, которым и так некуда было пойти, если Миша «Два процента» - просто Миша «Два процента», кто сказал Вам, дорогие мои, что сейчас что-то изменилось?
    Гриша Явлинский (кстати, я голосовал за «Яблоко») говорил со сцены: «Суды должны быть выборными». Господь с тобой, Гриша, мы не про суды пришли послушать, мы и так знаем достаточно про них и про тебя, и незачем звать нас к себе в партию. Люди, пришедшие на Сахарова, они пришли туда не за этой, действительно, «оппозицией», такой же пыльной и гнилой, как и тандем в Кремле. Надо понимать, что люди пришли за другим.
    Среди выступавших отдельно стоит выделить двух ораторов. Первый — Владимир Тор. Его стоит выделить за исключительное отсутствие мужественности и чувства собственного достоинства. «Дешёвка» - самое подходящее для него название, хотя чего ещё ожидать от настолько закомплексованного человека, что фамилия у него — Тор (хоть бы псевдоним себе взял какой-нибудь, Иванов, Белов, Сидоров, Петров-Водкин, что ли).
    Второй — А.Навальный. Единственное по-настоящему важное событие, произошедшее на проспекте Сахарова 24 декабря — выступление А.Навального, сетевого хомячка перед бандерлогами. Он знал, зачем мы пришли, и он дал нам это, он не отрабатывал номер и не вербовал сторонников, не позировал перед камерами и единомышленниками, он вывернулся наинзнанку и дал нам послушать своё сердце, и мы услышали его и ответили ему.
    У него не было лозунгов и программ, он не убеждал нас в его, А.Навального, правоте и профессионализме. Он убеждал нас в нашей правоте и в нашем профессионализме, он говорил с нами не как с электоратом, стадом избирателей, он назвал нас вастью. Мы стали властью, пусть и на десять минут. А они, другие, пытавшиеся управлять нами с экранов телевизоров или с трибун, сидевшие на своих задницах учившие нас жизни, они были всего лишь нашими слугами, разными слугами, вороватыми, хамоватыми, честными и лживыми, учтивыми и бестолковыми, одним можно было доверить только мусор выносить, другим — водить детей в школу, но общая суть не менялась.
    Мы были властью, которая управляла страной, и это было не только нашим правом, но и нашей обязанностью. И если какой-то умник устроил двадцать четвёртого декабря контрольную по математике, мы отвели на неё своих детей не потому, что нам приказали, а потому что мы послушались. И если какой-то клоун устраивает на Пушкинской площади митинг по триста рублей на нос, мы продаём ему свои глотки не потому, что он предлагает нам деньги, а потому что мы их берём. И если какой-то хитрец полагает, что может положить пять километров асфальта за 5,75 миллиардов рублей, он делает это не потому, что может, а потому что мы позволяем ему это. И если какой-то лысый накачанный ботексом бывший гэбист принял решение встать у руля в третий раз, он окажется там не потому, что так решил, а только с нашего согласия. В таком случае мы заслужим последующие шесть лет поганой жизни, и заслужим их сполна.
    Для перемен нужно движение, движению нужна идея, идее нужен носитель, идеологический лидер, чистый от проституции, безделья, трусости, откровенного идиотизма, чистый от воровства, лжи во зло или во благо, от чужих денег и чужих мыслей про зарубежную демократию, от всех этих и других пороков, запятнавших наши системную и внесистемную оппозиции.
    Потому что это не движение оппозиционеров, или недовольных, или несогласных, или обделённых, это движение народа. Будем надеяться, что двадцать четвёртого декабря такой лидер родился.
Все новости ›