Сухой остаток от выборов: удивление, бессилие, злость.

Оцените материал

Просмотров: 56424

Свобода у вас будет за дверью

Ксения Леонова, Елена Рачева · 05/12/2011
По заданию OPENSPACE.RU ЕЛЕНА РАЧЕВА и КСЕНИЯ ЛЕОНОВА сутки вели онлайн-дневник нарушений на выборах

©  Даничев Алексей/РИА Новости

Свобода у вас будет за дверью
Журналисты КСЕНИЯ ЛЕОНОВА («Секрет фирмы») и ЕЛЕНА РАЧЕВА («Новая газета»), начиная с утра 4 декабря, ездили вместе с мобильными группами от проекта «Гражданин наблюдатель» по избирательным участкам Москвы и вели в фейсбук-сообществе OPENSPACE.RU онлайн-дневник. Ксении Леоновой удалось даже остаться на ночь и понаблюдать за работой Территориальной избирательной комиссии в Крылатском.


7.45. РАЧЕВА. Доброе утро!
Мобильная бригада OPENSPACE.RU начинает мониторинг избирательных нарушений.
Точнее прямо сейчас мобильная бригада OPENSPACE.RU скандалит с сотрудником полиции в штатском на избирательном участке Армянский переулок, 4, куда она (бригада) пришла фотографировать опечатывание урны.
Аргументы мобильной бригады – журналистские удостоверения, законы о выборах и о СМИ. Аргументы сотрудника в штатском: «А давайте вы на улице постоите».
Написали заявление с жалобой, вызвали председателя комиссии. Ждем.

8.30. РАЧЕВА. Участок в Армянском невероятно крут.
В 8.05 в двери участка вошли 30 молодых людей. У них были черные курки, стриженые затылки и открепительные талоны без подписей, печатей или дат, – у наблюдателей такое мошенничество называется «карусель».
На фотокамеру молодые люди реагировали нервно, на вопросы не отвечали.
Разозлившись, поскандалила с председателем комиссии, позвонила юристам, вызвала подкрепление из «Гражданина наблюдателя», подговорила члена комиссии написать жалобу и позвонить в ТИК (территориальная избирательная комиссия).
Спрятала компьютер, сняла яркий шарф и пошла за двумя бритыми следить, где они свои автобусы прячут.

9.00. РАЧЕВА. «Карусельщики» уходили огородами. Через Кривоколенный, Мясницую, подворотнями до Малой Лубянки. Свернули к Лубянской площади – и скрылись в дверях ФСБ.
Оказывается, это не «карусель». Просто ФСБ голосует по месту работы.
Господи, видели бы вы их лица!

9.00. ЛЕОНОВА. Ехала в Крылатское в совершенно боевом настроении, нацепила значок «Гражданина наблюдателя», что лейтенант погоны. В 7.30 была в школе №63 – там сразу три избирательных участка, в комиссии – вся учительская в полном составе. Но холодное оружие – то есть видеокамеру – я решила пока не доставать, а вместо этого глупо улыбаться. Кажется, я перестаралась с улыбками - все почему-то решили, что я с той стороны, провокатор от «Единой России», ведь с этой стороны улыбаться не принято, а только воевать. В итоге, две бабушки-наблюдательницы от коммунистов не взяли моих визиток и послали меня ко всем едросам. Ну, я к едросам не пошла, зато попросила переставить наблюдательский стол так, чтобы из-за него была видна урна, кажется, это было написано в одной из инструкций ЦИК. Бабушки-коммунистки меня сразу зауважали – то есть дали записать мобильники.

9.15. ЛЕОНОВА. Подслушала разговор кпрфщиков в ТИКе, что их наблюдателя отказываются регистрировать на одном из крылатских участков (номер 2458), поехала разбираться. Меня тоже отказались зарегистрировать (внести в список присутствующих лиц), а когда я включила видеокамеру, чтобы заснять разговор, вызвали милицию. Сейчас общаемся со старшим лейтенантом Кузьминовым. По-пацански. Я ему говорю, что он нарушает 67 ФЗ, статью 30, мешая мне осуществлять фото и видеосъемку, а он мне говорит, что я ему просто мешаю.

9.20. РАЧЕВА. Вернулась в Армянский. Вот если вы, случаем, окажитесь здесь со мной, то сможете не только проголосовать, но и приобрести шампуни, расчески, дезодоранты, носки, наборы гжели, эклеры, а также булочки и пирожки с капустой по 14 рублей.
Черт, сейчас позвонил юрист «Наблюдателя». У него на участке на Бабушкинской не только булки, но и детский концерт.

10.00. ЛЕОНОВА. Пока жду представителей ТИКа, должных разрешить наш спор со старшим лейтенантом Кузьминовым, расспрашиваю КПРФщика, которого отказались регистрировать, нет ли еще нарушений. Он говорит, что с его места не видно урну. Ну, говорю, давайте исправим ситуацию, это же не по закону. А он не хочет ссориться. Боится, что удалят. Вообще, наблюдателей можно вычислить в толпе по выражению лиц, как у бедных родственников. Самые сконфуженные у яблочников, их меньше всего, чуть посмелее справедливороссы, но они, кажется, пытаются все дела разрешать миром. А самые активные наблюдатели – кпрфщики, их и числом больше всего.

©  Елена Рачёва

Свобода у вас будет за дверью
10.30. РАЧЕВА. В Армянском все веселее. Члены избирательной комиссии только что обнаружили, что забыли поставить на бюллетени печать. Уже поданные голоса признаны недействительными, всего 80 штук, 40 из них – сотрудников ФСБ.
На участке огромная очередь. Гжель покупают плохо, пирожки – хорошо.
К Ане (фотографу Анне Артемьевой - OS) подошел сотрудник полиции. «Ваши установочные данные», – потребовал он. Гадаем, что ему надо.

10.45. ЛЕОНОВА. Тут спрашивают: что делать, если в списках есть умершие или уехавшие родственники? Какова процедура? Отвечаю: рядом с умершими должны быть пометки, что они умерли. Рядом с уехавшими, если они все еще прописаны по адресу, пометок быть не должно. Если эти родственники не прописаны, то вы можете сообщить об этом комиссии и посмотреть на реакцию. Также вы можете сообщить об этом наблюдателям - лучше от нескольких партий сразу, у них на участке свои столы.

11.52. РАЧЕВА. Последние сведения от «Наблюдателя»: на нескольких участках выводят наблюдателей, мешают съемке и устраивают постоянную « карусель». У нас в Армянском спокойно: наблюдатели готовятся сопровождать урну по домам, голосовать приходят женщины с маленькими детьми. «Проголосуете – и сразу ко мне», – зазывает продавщица шампуней.

12.00. РАЧЕВА. Из участка выдвигается переносная урна. В списке 13 адресов, в мобильной группе – две девушки из избирательной комиссии, сотрудник полиции, бессловесный наблюдатель непонятно из какой партии, соцработник. Всё. Остальные наблюдатели и журналисты в списки не включены. Сотрудники избирательной комиссии садятся в машину. Урна уезжает.

12.10. ЛЕОНОВА. Меня только что удалили с участка за видеосъемку. Больше всего меня потрясло правовое лицемерие. 67-й закон дает мне право снимать все, что угодно. А вот незнание председательшей закона меня этого права лишает. Мы спорили с ней минут 40, и даже менты не решались вмешиваться (а старший лейтенант так и вовсе подмигивал). А потом эта грузная женщина с энергией страхового агента просто вытолкнула меня за дверь комнаты для голосования животом. Пока я разрабатывала стратегию сопротивления животу, комиссия быстренько проголосовала за удаление меня с участка.

12.10. РАЧЕВА. Втроем с Аней и женщиной из «Наблюдателя» пешком добираемся до первого из адресов. Сотрудники избиркома уже в квартире, полицейский телом загораживает нам вход. «Квартира – частная собственность, даже я не захожу туда без ордера». «Может, хозяин нас позовет». «Так попросите!» – за широкой спиной полицейского – пустой коридор. Урноносцы одни проводят в квартире 10 минут. ‎

12.20. РАЧЕВА. Мы не контролируем ни-че-го. Урну возят без нас, бюллетени опускают без нас. У входа в каждую квартиру – скандал с полицейским, от диалогов веет абсурдом: «Вы нарушаете закон!» – кричу я. «Там больные люди. Вы нарушаете законы гуманности!» – кричит полицейский. Блядь. Сотрудник МВД рассуждает о гуманизме!

12.25. ЛЕОНОВА. А я тут написала жалобу в ТИК, сижу перед закрытыми дверьми и жду решения комиссии. Нервничаю. На моей стороне яблочники и кпрфщики. Кажется, они первый раз за день заговорили друг с другом, помогая мне писать жалобу. Но едросов большинство, так что шансов вернуться немного. А жаль. Хочется проучить председательшу просто, чтобы она не чувствовала себя такой безнаказанной.

12.40. РАЧЕВА. Очередная квартира, снова скандал. Полицейский врывается в квартиру с воплем: «Вы хотите, чтобы в вашей квартире присутствовали журналисты?!» Тихая старушка в огромных очках поднимает глаза: «А вы, миленький, кто?» «Я – представитель власти!». Старушка вдруг распрямляется: «Ах вы, чертова власть!!!»

12.45. ЛЕОНОВА. У нас тут на участке дедок-избиратель поймал тетку, агитировавшую за едросов. Вызвали милицию. А милиция ее просто отпустила, чуть самого дедка не увезли – на него кто-то из комиссии жалобу написал. За нарушение порядка!!! Это он его нарушил, пока агитаторшу хватал!



13.10. РАЧЕВА. В почтовом ящике обнаружен прекрасный спам: «Действия "Голоса" – это самое настоящее создание предпосылок к реализации в России Тунисского, Египетского, Сирийского и других сценариев «цветных» революций. Прочтите и дайте ссылку своим друзьям и близким. Не позволяйте людям, получающим зарплату в США, манипулировать собой». Вот я и даю.

13.30. ЛЕОНОВА. В зал заседаний ТИК заходит девушка: «Члены комиссии с решающим голосом могут подняться наверх на кухню». «А с совещательным?» – голос из зала. А на совещательный, объясняет девушка, не выдали денег. Голос из зала: «Чертова власть!»

13. 37. ЛЕОНОВА. Вот дерьмо. Председательша в отместку за видеосъемку прислала в комиссию жалобы каких-то избирателей, которых я якобы агитировала и которым мешала голосовать. Теперь меня не просто удалили, но еще и планируют привлечь к ответственности за противозаконную агитацию.

13.45. ЛЕОНОВА. Главный кпрфщик позвонил своим в комиссии и попросил вести себя тихо и не конфликтовать. Боятся, что их удалят всех к моменту подсчета голосов.

13.50. РАЧЕВА. Последние новости с Академической: приехали 43 человека с открепительными, явная «карусель». Один из мужчин нападает на наблюдателя якобы за то, что она его сняла. Мы с Аней застряли в пробке на полдороге.

14.10. РАЧЕВА. Подъезжаем. Машину паркуем вдалеке от участка. В «Наблюдателе» специально предупреждали: стекло разобьют - будете три часа вместо работы ГАИ ждать. Еще утром мне казалось, что это бред.

14.30. ЛЕОНОВА. ЦИК только что заявил, что у них нет сообщений о нарушениях!

14.40. РАЧЕВА. В промежутках между нарушениями выборы можно описывать как хронику абсурда, ораторскому мастерству члены комиссий явно учились у Ионеско. Примерно полчаса обсуждаем, может ли на одном участке быть больше одного журналиста. В дискуссии участвуют три сотрудника ТИКа, начальница комиссии на Академической, три журналиста и один полицейский подполковник. В ход идут цитаты из закона о СМИ, закона о выборах, конституции РФ, закатывание глаз и крики: «Натальсергевна, ну объясните им!». Когда через полчаса беседа о количестве журналистов заходит на третий круг, глава комиссии наконец восклицает: «Ну, просто мне так сказали!»

15.00. РАЧЕВА. Breaking news: как сообщают с участка №9 около Арбата, в три часа дня в протоколе голосования уже заполнена финальная цифра. Сегодня здесь проголосовало 810 человек.

15.10. ЛЕОНОВА. Выцепила на одном из участков наблюдателя кпрфщика, лет 19ти, с совершенно незаинтересованным взглядом, этот-то взгляд меня и заинтересовал. «А что, вы не знаете, зачем студенты ходят на выборы?», – на его вопрос я пожала плечами. «Платят нам. Мне вот 1,5 тысячи за день».

15.30. РАЧЕВА. Пока нарушений не видно, наблюдаем нравы. Чудесная Алла Николаевна из «Гражданина наблюдателя» вручила листовку про Ходорковского наблюдателю от ЕР Свете. Света схватила листовку и отнесла члену ТИК. Результат: Аллу Николаевну обещают удалить с участка за незаконную агитацию, а я жутко жалею, что не взяла для агитации календарики с Мандельштамом.
Вторая серия: Алла Николаевна обиделась на донос, пошла к Свете и, воздев руку, сказала: «Бог тебя покарает!». Результат? Правильно! Аллу Николаевну обещают удалить с участка за угрозы члену комиссии.
Впрочем, сейчас Алла Николаевна уже сидит, держа за руку главу комиссии, и о чем-то рассказывает ей на ухо. О Ходорковском, наверное.

15.50. РАЧЕВА. Пусть на участке на Академической и заправляют чиновницы, зато охраняет целый подполковник. Пока они хлопочут по углам, он смущенно сидит в углу. Кто-то из наблюдателей спросил, за что его так. «Так у нас после реформы все отделение разогнали», – отмахивается он.
В холле участка Аня фотографирует прилавок со сковородками и кастрюльками. До этого она снимала прекрасный золотой занавес актового зала, но ее чуть не удалили за «разглашение личной информации избирателей». Из столовой плывет запах сосисок.

16.10. ЛЕОНОВА. Про камуфляж забыла сказать. В нашей армии граждан наблюдателей погоны – то есть фирменные синие значки, наши символы активной гражданской позиции – тут все скрывают. Были случаи удаления за агитацию.

16.20. РАЧЕВА. Не о выборах. Аня помогает пожилому мужчине спуститься по ступенькам участка. Старичок поднимает на нее глаза: «Девушка! Может, вы еще мне поможете… Где найти мастерскую?»
«Какую?»
«Где делают ключ от вашего сердца!» – расплывается в улыбке он. ‎

17.08. РАЧЕВА. Новости от Светланы Рейтер: столпотворение на Центральном телеграфе. Сюда приехали десятки студентов, которым отказались дать открепительные, объяснив, что на телеграфе голосуют без них. Говорят, берут урну штурмом. Едем туда.

17.48. ЛЕОНОВА. Коммунистический вестник: старый кпрфщик из комиссии напился и кокетничает с наблюдательницами. Молодой кпрфщик из соседней комиссии получил 5000 за день работы на выборах. Я об этом сказала студенту, работавшему за полторы. Они пошли перетереть, студент сразу после этого собрал свои вещи и ушел. Так-то.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • lisa· 2011-12-07 01:46:00
    Спасибо, девушки! Тяжеленько вам пришлось. Ну вот так избирательный процесс у нас устроен. Причем, осознанно. Надо его менять.
  • spb4· 2011-12-07 17:18:06
    надо ставить в участках видеокамеры и их охранять. ставили же их, когда пожары были на каждом столбе.
Все новости ›