В каких же зверей бизнесвумен превращаются в тюрьме!

Оцените материал

Просмотров: 528993

Коблы и малолетки

Ксения Леонова · 10/11/2011
КСЕНИЯ ЛЕОНОВА приподнимает завесу над одним из главных табу в правозащитной сфере ‒ насилием в женских тюрьмах

©  Руслан Кривобок / РИА Новости / OpenSpace.ru

Коблы и малолетки
​Что все бабы суки, я впервые осознала в позапрошлый четверг, в 11 утра, в «Шоколаднице» благодаря шоколаднице ‒ так на зонах зовут осужденных по 159-й («мошенничество») и 158-й («кража») статьям Уголовного кодекса. Так называли отсидевшую четыре года Александру Белоус, бывшую совладелицу турфирмы.

Мы встретились, потому что в начале октября мне пришло письмо от женщины, которая спала с надзирателем, чтобы тот разрешил ей кормить новорожденного ребенка. Имя и колонию, где все это происходило, эта женщина назвать не захотела, так что я была готова забыть про письмо. Но буквально через неделю на YouTube появился ролик, в котором замначальника Амурской женской колонии избивал заключенных. При этом «Яндекс» на запрос «насилие в женских тюрьмах» упорно выдавал четыре страницы ссылок на одну из серий «Эммануэль» и на отчет о насилии в американских тюрьмах, как будто в российских ничего не происходит. Тема насилия оказалась табуированной не только в среде виртуальной, но и в реальной. Главные работающие в этой области правозащитники — заместитель директора Центра содействия реформе уголовного правосудия Людмила Альперн, руководитель проекта Международной организации по реформе тюрем Алла Покрас и глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы по правам заключенных Валерий Борщев — хором сказали мне, что о случаях насилия над женщинами-заключенными им ничего не известно. С Людмилой Альперн мы проговорили 38 минут, и из всего разговора мне особенно запомнилось слово «байки». Так что я решила найти женщин, которые под своими именами были бы готовы рассказать о случаях насилия в тюрьмах. Пока искала, обнаружила, что женщины без мужчин не умеют толком выстраивать друг с другом отношения.


Швабры

«Я проснулась ночью от какого-то шебуршания в камере. Отреагировала не на звук, потому что с детства сплю в берушах, а на движение. Слезла с койки и поняла, что вся камера — шесть человек — столпилась вокруг одной из девочек. Они насиловали ее шваброй. Потом я узнала, что эта история повторялась несколько месяцев практически каждую ночь. Они насиловали ее, потом избивали и загоняли под шконку. Ну я что, я пошла к надзирателям. Те вызвали девочку на допрос, где она сказала, что получила свои многочисленные синяки, упав с кровати, ‒ рассказывает Александра Белоус историю 2008 года, произошедшую в самой образцовой тюрьме страны — московском женском СИЗО №6. — Я даже не могла пожаловаться в прокуратуру, жалобу бы просто не выпустили». ‒ «А позвонить друзьям на волю ты не могла?» ‒ «Окстись, откуда?» Дальше выяснилось, что в женских тюрьмах нет мобильников, что удивительно, поскольку в мужских СИЗО и колониях телефоны, пусть и запрещенные, есть во всех камерах и бараках. (Возможно, именно с этим отчасти связан тот факт, что правозащитники так мало знают о случаях насилия над женщинами. Другая причина, возможно, кроется в том, что эти случаи трудно доказуемы, стало быть, не приведут к конкретным санкциям. Зато попытка устроить скандал может привести к конфликту с ФСИН и, значит, к потере возможности ходить в колонии и помогать тем, кого можно спасти.) Почему нет мобильников? Потому что женщины постоянно друг на друга стучат, считает Александра: «У нас в дни приема оперативников по вторникам и четвергам полкамеры в очередь выстраивалось».

Представить себе такую ситуацию в системе жесткой мужской тюремной иерархии практически невозможно. Там есть целых три определения для тех, кто сотрудничает с администрацией: «козлы» — работники хозотрядов, «суки» — те, кто стучит, и «блядины» — те, кто сдал своих подельников операм и, скорее всего, будет сурово наказан сокамерниками. И хотя так называемые черные воровские зоны ушли в прошлое вместе с «лихими девяностыми», жизнь по понятиям в какой-то мере сохранилась. Например, во всех зонах и СИЗО, помимо начальника тюрьмы, есть так называемые положенцы, которых назначают представители криминального мира (нередко с согласия администрации), в каждой камере есть смотрящий — в большинстве случаев также представитель криминального мира. Низшей кастой в мужских тюрьмах («опущенными») считаются гомосексуалисты и педофилы; в большинстве СИЗО для них есть отдельные камеры. Живут камеры на так называемый «общак», на который скидываются все сидящие. Считается правильным отдать на общак часть от передачки. Высшей мерой наказания в бытовой драке между сокамерниками считается удар миской по лицу.

В женских тюрьмах все оказалось иначе. В камерах СИЗО всем заправляют старшие — заключенные, назначенные администрацией. На зонах наибольшее влияние имеют активные лесбиянки, их называют «коблами». «Опущенными» во взрослых камерах считаются детоубийцы, на малолетке — девочки, занимавшиеся прежде оральным или анальным сексом, если об этом становится известно. Для опущенных нет отдельных камер; как правило, их сажают к осужденным за экономические правонарушения и распространение наркотиков. Считается, что в отличие от совершивших более тяжкие преступления эта категория заключенных более уравновешенная. Но даже здесь такая ситуация может спровоцировать насилие. Драки вспыхивают очень часто и, как правило, по мелочам, причем они бывают куда более жестокими, чем у мужчин, — с применением ногтей, зубов и прочих атрибутов женской красоты. Общака нет. Передачи у женщин случаются реже еще и потому, что их браки чаще распадаются, чем у мужчин; точной статистики нет, но об этом говорят все бывшие заключенные. По мнению исполнительного директора организации «За права человека» Льва Пономарева, в мужских тюрьмах насилие обычно исходит от надзирателей. В женских же тюрьмах, судя по описанным ниже историям, насилие чаще идет от сокамерниц ‒ с молчаливого согласия администрации тюрем. Веский, согласитесь, аргумент в пользу антифеминисток.

Пономарев не смог вспомнить ни одного обращения женщин в связи с насилием. Но в отличие от коллег-правозащитников хотя бы признал возможность существования такой проблемы. «Возможно, информации из мужских тюрем просачивается больше, потому что там лучше организовано сообщество и, соответственно, сопротивление системе, ‒ считает Пономарев. ‒ Женщины, видимо, так сильно увлекаются выяснением отношений между собой, что оказываются совершенно несплоченными перед общей бедой. Но это уже психология».

©  PhotoXPress.ru

Коблы и малолетки

Психо

«Матросская тишина». 1974 год. Из окон мужского корпуса видна часть окна корпуса женского. Там в камере выбирают заключенную, раздвигают ей ноги и поднимают на руках так, чтобы было видно столпившимся у окон напротив мужчинам-заключенным. Спустя несколько минут по протянутой между окнами веревке из мужского корпуса в женский передают пакетики со спермой. Беременных тогда выпускали по амнистии, так что женщины стремились забеременеть любыми путями.

Эту историю декану факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета Михаилу Кондратьеву пересказывали несколько заключенных во время его многочисленных исследований взаимоотношений в группах. «Насилие в тюрьмах было всегда, это раз и навсегда доказал Стэнфордский эксперимент, это подтверждают мои собственные исследования: в тюрьмах всегда есть касты чушек и опущенных — тех, кто будет подвергаться насилию», ‒ говорит Кондратьев.

Исследований, в которых бы сравнивалось поведение мужчин и женщин за решеткой, проводилось крайне мало. «Известно, что женщины звереют больше, чем мужчины», ‒ уверен заведующий отделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Сергей Ениколопов. Он приводит данные американского исследования, по которым получается, что 6 процентов женщин агрессивнее самых агрессивных мужчин. «Пять лет назад я проводил исследование учеников лучшей школы одного небольшого города и с удивлением обнаружил, что конфликты девочек более затяжные, они дрались жестче и были менее управляемы, ‒ вспоминает Ениколопов. — Помню, я выступаю с докладом о результатах исследований на каком-то официальном собрании, рядом мэр города, директор школы, аккуратно привожу наши данные по агрессии, чтобы никого не обидеть. И вдруг встает директор этой школы и так радостно говорит: наконец-то мы можем говорить об этом вслух, ведь девочки, и по нашим наблюдениям, чаще дерутся, чем мальчики!»

Что касается тюрем, то надо понимать, что у женщин нет механизмов выстраивания социальных отношений в отличие от мужчин, считает Ениколопов. Ведь те сызмальства знают, что такое армия. А женская эмансипация, полностью вовлекшая их в социальную жизнь, произошла минимум после революции 1917 года. За эти сто лет они просто не научились еще распределять роли.

«Представьте себе, кто в условном женском коллективе самый главный? Если взять школы, то, как правило, это девочки, пользующиеся наибольшей популярностью у мальчиков. А теперь уберите мальчиков, и все ориентиры окончательно сотрутся, ‒ говорит психотерапевт, сотрудник Института системного консультирования Екатерина Игнатова. — В такой ситуации, конечно, появляются женщины, которые играют роли мужчин и при этом, понятно, занимают важные места в иерархии. Но полностью скопировать поведение мужчины для женщины крайне трудно, они не чувствуют грани этого образа. Так что женщины преувеличивают и агрессию, и жестокость, и конкуренцию. А если помножить все это на то, что у большинства женщин нет запрета на выражение чувств, в замкнутом женском коллективе мы увидим массу конфликтов по мелочам».

Несмотря на табу, четыре бывшие заключенные согласились рассказать о случаях насилия, которое происходило с ними или на их глазах. Две рассказчицы принадлежат к так называемым «опущенным», очень боятся вернуться в тюрьму снова и согласились рассказать свои истории под диктофон только бывшей заключенной Светлане Тарасовой. Эти истории мы публикуем в форме диалога.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:11

  • aloe· 2011-11-13 00:37:54
    обсуждается здесь: http://feministki.livejournal.com/1863134.html
  • alenka_neshokoladnaya· 2011-11-13 19:37:23
    То есть как женщины не научились выстраивать отношения? А как же женские коллективы? А как же бизнес-вумен? Эволюция тут совершенно ни при чем, все это глупость какая-то.
  • turusov· 2011-11-14 06:36:07
    очень креативная идея - опубликовать настоящие имена и фамилии этих женщин. не хватает только фотографий.
  • Yulia Shirina· 2011-11-14 23:13:29
    В нормальных, то есть привычных для конкретного человека социальных и физических условиях он выстраивает отношения через систему идентификаций. Это происходит подсознательно: есть определенная самоидентификация, есть то, как через неё человек воспринимает окружающих и их действия, соответственно, через всё это формируется реакция на эти действия. Самоидентификация человека не является неизменной, она зависит от воспитания, среды, его культурного уровня и обстоятельств, в которых он находится. Все эти механизмы не слишком сложны и таинственны, мы видим их и сами в них участвуем каждый день. Девочка в школе активистка, спортсменка и отличница, умеет грамотно, вежливо и "по-взрослому" общаться с преподавателями и делает это, потому что в школе и семье с детства получила установку "быть лучшей". Та же девочка после занятий будет курить и пить пиво с товарищами - потому что в этой среде она получает установку, что "быть лучшей" - это быть компанейской и "взрослой", дома - она ведёт себя совсем иначе и т.д. и т.п. То же можно сказать про любого человека, однако женщины в силу психо-физиологических особенностей, как правило, оказываются более гибкими нежели мужчины и обладают большим количеством социальных ролей. Однако, попадая в колонию, вся та система ролей и идентификаций, к которой привык человек рушится в один момент, в следствии этого самоидентификация также деформируется. И вот здесь и выявляется та проблема, о которой говорит автор: в мужской колонии человеку предлагается новая система, относительно которой он выстраивает своё поведение и самовосприятие, система, которая формировалась много лет и которую пока не удаётся разрушить, хотя сейчас её активно расшатывают. В женской колонии нет чёткой иерархии (то есть она существует, но "мастей" в ней гораздо больше и они не так жёстко зафиксированны). У женщины нет необходимости быть женщиной, исчезают все основные социальные роли, соотносимые с её полом ("жена", "объект вожделения", "хозяйка", "мать"). Кстати, здесь уместно вспомнить про то, что, теоретически у женщины может быть и иная ведущая социальная или поведенческая роль. Подруга моей бабушки - писатель, она сидела в своё время по политической статье, так вот для неё никогда не было ничего важнее любимого занятия, соответственно, она не потеряла себя, попав в заключение, и, несмотря на то, что физически сильно страдала, морально выживала за счёт того, что продолжала писать. Насилия, кстати, в тюрьмах тогда также было достаточно, но её не трогали.
    Если "на воле" женщину ещё кто-то ждёт она стремиться выстраивать своё поведение так, чтобы освободиться скорее. Знаю не один случай, когда женщина, чтобы выйти по УДО шла на сотрудничество с руководством или же терпела сексуальное насилие со стороны как работников колонии, так и заключенных. Если же женщине терять уже нечего, а таких большинство, она либо ищет возможность покончить с собой (в женских колониях больше самоубийств, чем в мужских), либо, если она ненавидит мир больше, нежели себя, она обращает все свои силы на борьбу с "женским" в себе и окружающих, потому что в колонии, как говорят те, кто там был, очень быстро тебе дают понять, что "женское=слабое". Очевидно, что это положение было придумано не женщинами, не вчера и не в колониях. Однако, именно это утверждение и становится той точкой отсчёта, от которой большинство заключенных в женских колониях выстраивают самоидентификацию. В мужских колониях, согласно столь же въевшемуся в общественное сознание утверждению, "мужское=сильное", у заключенных, наоборот, появляется возможность самоутвердиться, пройти "мужское" испытание. Как-то разговаривала по телефону с другом, он к тому моменту сидел третий год, сказала, что мой сосед недавно освободился, в ответ услышала: "Надеюсь, он мужиком сидел?" Можно сидеть "мужиком", а вот "бабой" вряд ли.
    Из моего потока сознания вычленю одну мысль, которую я, в принципе, и пыталась обосновать: дело не в особой жестокости женщины и не в её неспособности существовать и выстраивать отношения с себе подобными, дело в стереотипном мышлении, а также в том, что, если уж мы продолжаем существовать в антитезе "мужское-женское", необходимо понимать, что "женское" не способно выстроить в местах лишения свободы жёсткой иерархической системы, поэтому женщины обращаются к "мужскому", однако для этого им, в отличии от мужчин, приходится при этом подавлять часть себя, что калечит больше, нежели сам факт нахождения в заключении. Кроме того, ошибочно полагать, что в мужских колониях меньше насилия, скорее, оно там более естественная форма сосуществования.
  • Blixa· 2011-11-15 11:47:15
    про имена и фамилии в точку. каким местом думал автор?
  • Alexandr Butskikh· 2011-11-15 18:22:20
    К чему все это цветущее многословие, Юлия? Противоречия на противоречии. "Система ролей и идентификаций...рушится". Да как такое возможно? Вы ознакомьтесь для начала с термином "идентификация", а затем пишите. Подруга бабушки - писатель - "не потеряла себя". Значит, не "рушится"?
    При чем здесь мышление? И почему "женское" не способно?
    Как говорил одни герой, "вопросов больше не имею".
  • Ksenia Leonova· 2011-11-15 18:52:03
    turusov, Blixa, имена очень важны, потому что без них любой правозащитник скажет, что все это - лишь байки. Так что изначально идея была найти именно тех, кто согласится подписаться. Из десятка девушек, рассказавших свои истории, таковых оказалось четверо. Разумеется, мы спрашивали разрешение у героинь, предупреждали их о репутационных рисках и согласовывали тексты.
  • van· 2011-11-15 23:37:48
    в природе женские особи деруться насмерть, самцы чаще для выстраивания иерархии
  • Karpova Veronica· 2011-11-16 01:34:53
    не понятно, как же тюрьма встраивается в человеческую цивилизацию? читаешь и отказываешься понять, что этот кошмар как-то умещается среди людей! ни за какую карманную кражу женщина не может быть так наказана, да и мужчина тоже! Но кроме этой, сегодня мне попалась статья о каннибализме во врем блокады. Меня потрясло, что женщин-людоедок было почти в два раза больше! сначала думала, что закралась ошибка! После прочтения этой статьи - сомнения исчезли
  • Alexandr Butskikh· 2011-11-16 17:34:06
    А ведь старый добрый деда Зигмунд (Фрейд) писал о всем этом еще 100 лет назад. А для россиян точно только сейчас человеческая история началась...
    Удивительно, что бы это значило, женщины агрессивны и отрицают иерархию, кто бы мог подумать?!.
  • morisson79· 2011-11-17 20:54:30
    ну мне кажется,что для страны где в тюрьмах побывала добрая половина населения эта статья что-то типа передовицы в "пионерской зорьке",,, все знают,что в тюрьмах не курорт,,,а по поводу насилия могу сказать свое мнение,пусть хоть перебьют там друг друга только детей пусть не рожают
Все новости ›