Создание иллюзии помощи – это тоже важно.

Оцените материал

Просмотров: 34074

Проживем без государства: полгода спустя

Егор Сковорода · 15/06/2011
Страницы:
    

Что еще будет

Какие-то элементы коммерции, сельского хозяйства и самообеспечения мы тоже планируем. Во-первых, у нас будет большая экономия за счет своего скотного двора. Здесь пруд огромный — это рыба. Затраты на ее содержание мизерные, а в рационе на сто человек — существенное снижение стоимости. Скотный двор здесь: птицы, кролики, овцы, бараны, лошади, свиньи, коровы; к тому же пчелы. Только на пищеблоке можно пару миллионов сэкономить за год.

Раньше в больнице было угольное отопление, оно обходилось где-то в восемь миллионов в год государству. При этом все трубы по улице идут, едва-едва тепло до корпуса доходит, улицу топят. Мы переходим на сжиженный газ, проект уже есть, поставим газгольдеры. И значит, будем собственный свет производить — это тоже уменьшает стоимость. Мы могли бы всей округе продавать этот свет, но нам никто не позволит. Вода сейчас стоит бешеных денег, а мы свою скважину делаем. Мы будем полностью автономны.

Из нынешней котельной мы сделаем муниципальную баню, опять же бесплатную. Сейчас ведь бань у стариков нет. Они все рухнули, старикам баня недоступна — в Егорьевск ездят мыться, больше негде.

©  Артем Драчев

Для сельской библиотеки собрали столько книг, что сил их разобрать пока не хватает - Артем Драчев

Для сельской библиотеки собрали столько книг, что сил их разобрать пока не хватает

Мы здесь уже открыли библиотеку, открыли как избу-читальню. Пожалуйста, берите, читайте. Только запись в тетрадке оставь: я взял такую-то книжку. Мы собрали десять тысяч книжек, часть пока сложили в комнате, что-то на полки расставили. Хороших книжек нам натащили, из Москвы до сих пор звонят, предлагают. Уже приходят люди, пользуются. Потом мы кружки какие-нибудь сделаем бесплатные для детей — то, что сейчас пропадает, изгоняется из школ.

В начале мая мы разбили здесь вишневый сад. 150 лет земскому доктору исполнилось, вот мы под это дело заложили сад. Красиво, приятно. Дендропарк хотим разбить. Я вот тоже раздаю сейчас растения из своего питомника — в подмосковные леса сгоревшие, да и просто так.

Я давно уже хочу уйти от этих денег. Нельзя всё переводить в деньги.


Что нужно сейчас

С финансированием проекта я пока сам как-то кручусь. Думал, спонсоры подтянутся, но спонсорам нужны оформленные документы на землю. А чтобы эти документы сделать, нужно полгода, и уже нужно вложиться — сейчас где-то 250 тысяч стоит одна съемка местности. Только после этого можно начинать межевое дело. Причем я обязан платить уполномоченной фирме, у которой есть лицензия, только она имеет право этим заниматься.

Спонсоры есть, они готовы участвовать, но они не могут сейчас и копейку согласовать — там свой регламент, и юристы не подпишут ничего, пока не будет всех документов. И инвестор крупный, который может проблемы одним щелчком решить, здесь он не может мне помочь.

Я думал обойтись маленькой кровью, а сейчас гляжу, во что это выливается, — и понимаю, что сам столько денег не насобираю. Если я не начну сейчас платить аренду, то у меня с администрацией будут непонятки. У них козырь будет: он там размахнулся, а денег не платит. Если я платить им не буду, они мне землю не начнут оформлять.

©  Артем Драчев

Некоторые книги расставили по полкам. Люди библиоткеой уже пользуются - Артем Драчев

Некоторые книги расставили по полкам. Люди библиоткеой уже пользуются

Люди сбрасывались на «Яндекс-кошелек», но это такие гроши… Денег у волонтеров особенно нет, денег они столько не соберут. Но они скосят траву, деревья расчистят, покрасят, какие-то копательные работы сделают. Мы даже посчитали, что из тех 50 миллионов, на которые мы рассчитываем, 10 миллионов уходит на счет волонтерской помощи. На самом деле что сегодня нужно, на этом бумажном этапе: июнь, июль, август — это по 100 тысяч аренда. На оформление земли около 250 тысяч. Ну, за свет еще тысяч по 20. Всего где-то 600 тысяч.

И если вдруг кто-то умеючи займется сбором денег, я только за. У меня для этого нет даже самого инструмента. Обычно же сайт там простенький под это дело делают. А у меня интернет ограничен, да и компьютера в принципе нет — я от соседа выхожу. И я отсюда никуда почти не выезжаю, состояние здоровья не позволяет. Даже в райцентр лишний раз не смогу поехать.

Сам я сколько проживу, не знаю, но я хочу именно начать это все, создать земскую больницу. Хотя государство может вдруг поменять правила игры, передумать с арендой. Они же понимают, что если мы сами начнем строить больницы, школы, дороги ремонтировать, свет проводить, то и власти нам не нужны.


МАКСИМ ОСИПОВ


В чем цель

Смотрите, главная проблема больницы состоит не в том, что ей не хватает каких-то там аппаратиков — их можно купить. Несчастье в том, что практически невозможно найти хорошего врача.

©  Артем Драчев

Основной корпус больницы - Артем Драчев

Основной корпус больницы

То же самое с больницей. Есть ощущение у людей, что вот есть больница, в случае чего, помогут. Это важное ощущение, не надо сбрасывать его со счетов.

Поэтому какая ставится задача? Если ставится задача реальной помощи тем людям, которые попадут в больницу, то она нерешаема. Она нерешаема, потому что хороших врачей вы не найдете.


Где брать врачей

У нас медицина разрушалась на протяжении долгого времени. Я считаю, что начало этому положило «дело врачей» в 1953 году. Потому что помимо тех, кого арестовали, очень много евреев — я знаю случаи — просто бежали со своих кафедр. И уже не вернулись туда. Все следующие поколения студентов становились только хуже и хуже. Туда уже брали людей, так сказать, по национальному признаку, по партийному. Потом были девяностые годы, когда люди уезжали, бросали профессию, уходили работать на фирмы. Сейчас врачей огромное количество, но они в основном никуда не годятся. У нас очень плохо учат в мединститутах. И надо двигаться в сторону изменения медицинского образования, изменения условий приема людей в вузы, надо сильно увеличить долю английского языка, ввести экзамен по математике. Те, кто сегодня преподает в мединститутах, — это очень часто люди, которые прошли отрицательный отбор.

И если бы меня спросили, что бы ты прямо сейчас сделал, чтобы медицина стала лучше, я бы отменил по возможности большую часть существующих ограничений. Надо рассчитывать на то, что у людей есть совесть. Потому что те, у кого совести нет, все равно любые ограничения обойдут.

Поделюсь своим опытом. Самое трудное — найти терапевта. Это специальность, которая просто перестала существовать. Потому что если говорить о реальной помощи людям в Колионово, в основном старикам, то им нужен прежде всего терапевт.

©  Артем Драчев

Пока что в некоторых палатах спят волонтеры, приезжающие в Колионово - Артем Драчев

Пока что в некоторых палатах спят волонтеры, приезжающие в Колионово

В течение четырех лет мы искали терапевта в Тарусскую больницу. Мы предлагаем квартиру, помогаем создать хорошие условия жизни. Единственное, что требуется, — чтобы человек много работал и хотел развиваться. Нам не нужно даже, чтобы он был хорошим врачом. Мы бы его многому здесь научили.

Недавно мы нашли молодого доктора, которая переехала сюда из московской ординатуры, стала учиться у нас. Мы сняли ей здесь квартиру. Есть у нас еще один доктор молодой из Серпухова. Она уже много лет ко мне приезжает, учится эхокардиографии. Есть надежда, что ее удастся сманить. Но это занимает годы, понимаете? Шесть лет прошло.

Переехать сюда или тем более в Колионово — это некоторая маргинальность, на это мало кто готов. Вот к нам приезжала одна девушка, тоже начинающий врач, так ее мама стала звонить из Нью-Йорка: «Ты с ума сошла, куда ты поедешь, в какую-то деревню?» Звонил профессор из Москвы, который за этой девочкой присматривает, он говорит: «Ну вот придет к ней толпа пьяных мужиков, что она будет делать?» Откуда здесь толпа пьяных мужиков, которые ходят в больницу? Но у него такие представления о России: здесь бродят толпы пьяных агрессивных мужиков.

Вот такой есть страх. Между тем здесь очень хорошо. У нас в больнице хорошее оборудование, лекарства, расходные материалы, катетеры, электроды… Такого нет в подавляющем большинстве московских больниц, уверяю вас. Да и условия жизни у меня в Тарусе очень хорошие: дом двухэтажный, надо мной небо, подо мной земля, а не соседи сверху, соседи снизу. До работы мне здесь полторы минуты — можно успеть на реанимацию. В Москве я добирался полтора часа. Поэтому, когда нас называют какими-то там подвижниками, мне неловко. Тут очень хорошо.

Да, здесь нет театра, нет кинотеатра. Но, в конце концов, из Тарусы до МКАД ехать час пятнадцать. А на работу ходишь гораздо чаще, чем в театр.

©  Артем Драчев

В одном из корпусов больницы - Артем Драчев

В одном из корпусов больницы

Вы понимаете, я могу ошибаться. Возможно, Михаилу удастся кого-то найти — наверняка есть люди, которые смогут увлечься и его личностью, и его затеей. Но надо начинать не с ремонта помещения, это все быстро делается, надо начать не с оборудования, это просто — раз, и всё. Надо начать с человека.

И если возникнет вообще такое движение, будет Колионово, будет еще какое-то место (где-то будет получше, где-то похуже, где-то будет хороший хирург, где-то хороший терапевт), можно только радоваться. Но мне кажется, что этого, к сожалению, не произойдет.


Почему нельзя без государства


Теперь об идее земства. Мысль обойтись без государства в строительстве чего-то медицинского — очень тяжелая. Нельзя оказывать медицинские услуги без лицензий. Нельзя нарушать закон, тем более так грубо. Нужна лицензия на каждый вид медицинской деятельности, у врачей должны быть в порядке сертификаты.

Кроме того, будут проверки. Наш главный врач почти исключительно отписывается, отбивается от проверок. Сейчас их очень много, в частности, потому, что Медведев велел пореже проверять малый и средний бизнес. Но поскольку проверяющие органы все сохранились, им надо что-то делать, — они непрерывно приходят в больницы и в школы. Вот когда Медведев объявит, что больницы надо оставить в покое, тогда проверки прекратятся.

Еще: неизбежны жалобы. Те старушки, которые будут попадать в больницу, — вы думаете, это будут какие-то особенно благодарные старушки? Это совершенно не так. Они будут писать жалобы. Я серьезно говорю, к этому надо быть готовым. Не надо рассчитывать ни на какой отклик от населения.

©  Артем Драчев

Один из корпусов больницы - Артем Драчев

Один из корпусов больницы

Если Михаил думает, что он благодетель рода человеческого и что это будет оценено… Это будет оценено вот такими, как вы, которые живут в Москве и пишут репортажи. А не местными жителями. Конечно, есть какой-то круг благодарных больных. Но стоит на нас кому-нибудь наброситься, как в 2008 году… В той истории больные не участвовали. И это нормально. Они и не должны были в ней участвовать. Они старенькие, слабые, не надо рассчитывать на них. Не надо ждать, что у них проснутся гражданские чувства.

Если Михаил вообще делает то, что он делает, чтобы пробудить у кого-то гражданские чувства, то это большая ошибка.


Почему это утопия


Я иногда консультирую в Протвино, это город здесь неподалеку, пятьдесят тысяч жителей. Там ускоритель элементарных частиц. Поэтому много физиков, метростроевцы, которые умеют строить под землей тоннели. Довольно большая больница. Но в ней нет электродов — таких штучек, которые цепляются на тело, чтоб следить за кардиограммой. Сами мониторы есть, они стоят, предположим, пять тысяч евро. А электродик одноразовый стоит шесть рублей. На одного больного нужно три электродика. Но их там нет вообще.

Я привозил электроды с собой, дарил. Потом спрашиваю: «Слушайте, а почему у вас нет электродов? Это же такая элементарная вещь». Они отвечают: «А у нас на них деньги не выделяются». Я говорю: «Ладно, деньги не выделяются. Но у нас вот, например, есть Общество помощи Тарусской больнице…». Они мне: «Ну, вам хорошо, Максим Александрович, говорить».

©  Артем Драчев

Один из корпусов местные власти успели разобрать до того, как Шляпников вынудил их передать больницу общественности - Артем Драчев

Один из корпусов местные власти успели разобрать до того, как Шляпников вынудил их передать больницу общественности

Это означает: «Хорошо вам, Максим Александрович, вам не лень, вам не влом». Понимаете? Вот есть у вас в Протвино человек, который играет на гитаре и поет. Устройте концерт, соберите с людей по 50 рублей, и у вас будут электроды на полгода или год. Но нет. Они не станут этого делать никогда. Здесь не Америка, у нас очень низкая способность к самоорганизации.

Понимаете, я не хочу показаться… Вы помните у Чехова рассказ «Новая дача»? Там был Козов — мужик, который если видел, например, что кто-то везет бревно или удит рыбу, то говорил: «Это бревно из сухостоя, трухлявое». Или: «В такую погоду не будет клевать». Я совершенно не такой человек, правда. Я буду очень рад, если все задуманное Михаилом получится.

Но, во-первых, я думаю, что идея обойтись без государства неверна. Во-вторых, найти хороших врачей будет трудно. А что Михаил найдет деньги и купит оборудование, построит помещение, — тут я готов поверить, потому что я, очевидно, этими талантами обладаю в меньшей мере. Но мне действительно кажется, что в наших условиях идея земской больницы скорее утопична.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • nsogso· 2011-06-15 18:17:36
    Да, впечатлился, в очередной раз...
    Потрясающая наивность у автора проекта.
    Действительно, похоже, что в хозяйстве он соображает. Но в медицине - просто капец.
    Подозреваю, что болезнь серьезно влияет на различные психические функции. Общее впечатление - благостная фантазия.
    Вся медицинская часть - просто швах!.. Абсолютно нереально. Даже если найдутся энтузиасты, долго они не продержутся. И Слава Богу.
    Вспомнил фильм Бунюэля "Вириана", если не ошибаюсь. Вот он об этом.
  • Сергей Хабаров· 2011-06-25 13:47:29
    Святой человек. Какая еще наивность? Представьте, что у вас нет машины чтобы доехать до Егорьевска. А скорая помощь приедет через час (а зимой?) в лучшем случае, а то и не приедет вовсе!!! Я в Москве живу, почти в центре, мне 33, и как-то раз пытался вызвать скорую - на 03 не брали трубку 20 минут!!! Я еще два раза звонил, и с мобильного 112 - БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО! Тогда я понял, что государство мне не поможет. Понятно? И если бы у меня был семейный доктор неподалеку (как это было до революции и как это есть в Европе сейчас) - человек опытный, терапевт широкого профиля - я бы пошел-поковылял к нему. Потому что он - конкретный человек, который может помочь продиагностировать и на начальном этапе как-то среагировать. Потому-что сдохнешь, пока государство тебе поможет. Да, есть серьезные случаи - тогда без серьезной медицины не обойтись, но я вас уверяю - лучше хоть какая-нибудь быстрая квалифированная помощь или даже консультация чем ожидание ответа в трубке. А у вас детей нет? Я посмотрел бы как вы смотрели на больного ребенка с трубкой в руке "ждите ответа"... Кстати, "вы" специально написано с маленькой буквы, потому что большой вы недостойны.
  • nsogso· 2011-06-29 18:24:37
    2 Сергей Хабаров
    Все равно, с маленькой или большой, хоть на "ты". Все это говорит лишь о Вашем уровне культуры, не более. Обращаетесь Вы лишь к виртуальному объекту, жаль, что не понимаете.
    А что вызвало Ваши претензии ко мне?
    Вы хотите качественно и (видимо) недорогой медицинской помощи. OK. А я здесь при чем?
    Если у Вас сложилось впечатление, что я - министр минсоцздравразвития, то Вы очень ошибаетесь.
    Описанное в статье - лишь благо-(просто-)душный проект хотя бы по одной мелкой причине. Ни один врач в здравом уме не станет систематически оказывать врачебную помощь без лицензии! Это, уважаемый С. Хабаров, - уголовное преступление. Дальше продолжать и не стоит. Оставшееся можно не обсуждать за ненадобностью.
    Сейчас трудно понять, что в медицине основное (о чем и говорит Осипов) - врач. Не пустоголовая человеческая единица, а профессионал.
    Об этом и речи нет в рассуждениях уважаемого прожектера. Поэтому я и написал, что в простых вещах (типа ремонта и пр.) он, очевидно, разбирается. А вот далее - никак.
Читать все комментарии ›
Все новости ›