Я ему даю понять – Илья, вот это грань взрослой жизни. Это не мама тебе. Я говорю: «Илюша, если ты кого-то прикрываешь, если скрываешь, ты не бойся, говори, кто это. Но если это ты сделал, тоже не скрывай».

Оцените материал

Просмотров: 64758

После Манежки: история одного мальчика

Егор Сковорода, Александр Литой · 18/04/2011
АЛЕКСАНДР ЛИТОЙ и ЕГОР СКОВОРОДА узнали побольше про жизнь подростка, обвиненного в организации погрома на Манежке и в убийстве киргиза

Имена:  Илья Кубраков

©  Из личного архива Ильи Кубракова

Илья Кубраков и Эдуард Лимонов

Илья Кубраков и Эдуард Лимонов

16 декабря глава МВД Рашид Нургалиев доложил Медведеву, что следствие установило группу лиц, принимавших участие в столкновениях с милицией на Манежной площади 11 декабря.

«Среди них задержан один из организаторов — некий Кубраков Илья», — сказал президенту министр. По его словам, он призывал к насильственным действиям, а на следующий день вместе с девятью соучастниками совершил убийство выходца из Средней Азии.

Президент поинтересовался, сколько лет задержанным. По словам Нургалиева, им по 14—15 лет. «Это же просто кошмар!» — воскликнул Медведев.

На следующий день Симоновский суд Москвы санкционировал заключение под стражу 14-летнего Ильи Кубракова. Следствие подозревает его в убийстве гражданина Киргизии Алишера Шамшиева, 1973 года рождения, произошедшем 12 декабря на Судостроительной улице на юге Москвы. Якобы Илья Кубраков сначала участвовал вместе с друзьями в избиении киргиза, а когда тот попытался скрыться, «ударил потерпевшего ножом в грудную клетку, от чего последний скончался», — так рассказал агентству «Интерфакс» анонимный источник в правоохранительных органах.

Что это за страшный подросток? Как ему удалось организовать побоище на Манежной площади? Как вышло, что его подозревают в убийстве гастарбайтера? АЛЕКСАНДР ЛИТОЙ и ЕГОР СКОВОРОДА попытались ответить на эти вопросы. Они встретились с мамой Ильи Кубракова и с людьми, которые его знали.


Детство


«Когда все это случилось… Илюша же со всеми дворниками общался, а дворниками у нас и киргизы работают, и таджики, они все его знали. И вот дворники пришли к консьержке у нас в подъезде и говорят: "Это что, наш Илья?" Она отвечает: "Да". Они: "Это полный бред. Илья не мог этого сделать".

Мы как-то пошли с ним в магазин, там стоят пять человек, ну, нерусские люди стоят — Илья с ними со всеми за руку: "Привет, привет, привет". Я говорю: "Илюша, а это-то кто?" — "Мам, это хорошие люди, я с ними в футбол играл. Они у нас дворниками работают". Все Илюху знают, он со всеми общался. Поэтому все были удивлены, шокированы: "Чтоб Илья еще и националист? Это полный бред"» — так рассказывает Любовь Сергеевна Кубракова, мать Ильи.

В раннем детстве Илья попал в ДТП, из-за травмы пропустил почти все младшие классы, потом пошел в третий кадетский корпус. Оттуда пришлось уйти из-за слабого здоровья. Потом Илья перешел в морской корпус, там было полегче. Года два назад переехали жить в другой район, и мама уговорила его пойти в обычную школу: Илья поначалу не очень хотел, ему в общем нравилось в кадетском. Особенно нравилась форма, он ходил в ней все время.

Класса с седьмого начал иногда прогуливать школу, в двенадцать лет обычное дело: «Зачем мне учиться, если я буду музыкантом?»

«Если ему интересно, то он усидчив, он пять получит, башка-то работает, а если не хочет, точно будет двойка», — говорит мама. Из-за трудностей в учебе (сказался здесь и пропуск младших классов) перешел в экономический колледж, начал ходить туда с сентября.

«Музыка у него одна в башке была, только музыка. Как тепло наступает, он с гитарой сидит на скамеечке», — продолжает Любовь Кубракова.

«Илья со всеми общался, но так вот, чтобы прирасти к какому-то другу… Ни к кому он особо не привязывался. Самые близкие друзья у него, получается, Алексей, одноклассник, и Виктор, знакомый гитарист. Вот два человека. Они ему все время были интересны.

Вот у нас компания собирается где-то позади дома на лавочках, его ровесники. Я говорю ему иногда: "Илюш, сходи пообщайся, ты же их всех знаешь". И чего, говорит он, мне с ними делать? Они там просто сидят, пьют, курят, и что? Я не хочу.

У него постоянно любовь на любови. То одна, то вторая, то Лиза, то Маша. Все время девочки, девочки, девочки. Со мной Илья всем почти делился. У меня телефоны были всех его друзей, и девочкам я могла спокойно позвонить, узнать, где он и как.

Когда я на работе, для него это плохо. "Мам, когда у тебя выходной?" Пойдем туда, пойдем сюда, его никогда это не смущало. Он, может быть, знаете, не считает меня старухой… Я и на дерево могу залезть, побегать, попрыгать — запросто. Для него я мама, но еще и друг, что ли.

Иногда ходил на футбол, болел за ЦСКА. Все подростки ходят. Мне кажется, что это чисто, знаете, стадное чувство. "Оле-оле-оле!" — вот это вот. Его сам футбол не интересовал. По телевизору — нет, неинтересно. Всё на эмоциях.

Он меня с собой звал, но я не ходила. Я так говорила: "Илюш, там как-то все подростки, все орут непонятно, мне не очень интересно". Вот если бы ему хотелось там поозоровать, ведь он бы никогда меня не приглашал? А он меня всегда звал: "Мам, я познакомлю тебя со своими друзьями, я тебя прошу, пойдем". Ну, я ему все время обещала, но ни разу не сходила. Отмазывалась.

Знакомства у него были самые разные, все время новые компании какие-то — знакомится, уходит, знакомится, уходит. Постоянно изучал каких-то новых людей, всё ему было интересно. Он их выучил — и раз, до свидания. Следующие пошли.

©  Из личного архива Ильи Кубракова

Илья Кубраков

Илья Кубраков

В общем, ему было интересно, что происходит вокруг, он пытался вообще узнать все, как-то разобраться.

Идем раз с ним по Пушкинской. Илья увидел еврея, такого прям, с пейсами, с бородой, в шляпе: "Мам, посмотри, какой человек, я к нему сейчас подойду, узнаю все". Я говорю: "Илья, не ходи, не надо". Нет, он поперся и с ним беседовал, задавал вопросы, тот отвечал.

Вообще, как Илью мотало, я больше такого среди детей даже и не встречала. Вот начиная с инструментов музыкальных, я уже раздражалась на это, конечно. То хочу быть пианистом, то хочу быть гитаристом, тут ты мне купи гитару такую, потом такую, потом мне купи барабан, потом мне еще баян, а вообще, мне, мам, фортепьяно нужно, можно, я фортепьяно в дом притащу?

С людьми Илья сходился легко очень. И меня всегда это пугало. Мне это никогда не нравилось. Я говорю ему: Илюш, ты будешь с людьми общаться, думая, что они все хорошие, а среди них есть ведь и те, которые воспользуются твоей добротой и твоей искренностью. Могут подставить, обмануть, втянуть — все, что угодно. Илюш, а ты даже драться не умеешь, даже себя защитить не можешь.

Он с детства такой, тощий практически. Вон посмотрите на фотографии. Да я его рукой борола всегда спокойно…» Действительно, на всех снимках Илья довольно высокий и худой мальчик.

Арест

Насколько можно верить матери задержанного за убийство подростка? Сложный вопрос. Но у нас за три часа трудного с ней разговора не было ощущения, что Любовь Кубракова неискренна. Нам показалось по-другому. Она может что-то путать, чего-то не знать, но мы не заметили в ней желания что-то сознательно скрыть.

Любовь Кубракова: «Это все (убийство на Судостроительной. — OS) случилось 12-го числа, а Илюшеньку задержали 15 декабря. Как я поняла, сначала задержали Михаила Кузнецова, не знаю, когда и как именно. А уже Михаил 15-го числа вызвонил Илюшу, позвал погулять. Илья согласился. Он мне потом рассказывал: "Я еще не понял, зачем мы идем к колледжу гулять, как-то странно". А там его уже ждали.

Илью где-то в час дня задержали, мне позвонили только в девятом часу вечера. Соответственно, его, несовершеннолетнего, допрашивали и без меня, и без адвоката. Я приехала, а они уже камеры включили: "Сейчас он чистосердечное признание будет давать на камеру". Илья начинает говорить, а я смотрю…

Я сначала думала, что это действительно он все сделал. Меня ошарашили этим сообщением, я сижу вот такая и думаю: "Как?! Ну как?" Я была очень зла на него, я его хотела разорвать, сижу, себя сдерживаю едва. И вот он начинает говорить — дурацкий детский лепет.

Я говорю: "Постой, Илья. Ты чего говоришь-то?" И я ему даю понять: Илья, вот это грань взрослой жизни. Это не мама тебе. Я говорю: "Илюша, если ты кого-то прикрываешь, если скрываешь, ты не бойся, говори, кто это. Но если это ты сделал, тоже не скрывай".

©  Георгий Малец  ⁄  www.martin-sqare.livejournal.com

Илья Кубраков на Манежной площади - Георгий Малец

Илья Кубраков на Манежной площади

Он такой — раз, глаза в пол. Уже по-другому: ну да, говорит, мы договорились. И потом он начинает рассказывать, как было все на самом деле. Это вообще не похоже на тот путаный лепет "чистосердечного признания", настолько он все ровно рассказывает.

Когда его взяли возле колледжа, товарищи милиционеры посадили Илюшу в машину и говорят: "Человек погиб". Илья рассказывает, что вообще не понял, о чем они, какой человек. Милиционеры начали объяснять. Илья говорит: "Я никого не убивал, я ничего не делал". Они отвечают: "Нам все равно, делал ты, не делал. Но из вашей компании кто-то сядет. Это на уровне президента. А твой друг говорит, что это ты".

Илюша рассказывал мне: "Я отпирался-отпирался, у меня ведь ножа не было никакого". А ему на это: "Нет, говори, что это ты, пойдешь домой". То есть представляете? Дяденьки милиционеры прямо говорят ему: "Напиши чистосердечное — и домой пойдешь. А вот если не напи-ишешь… Все равно ты будешь виноватым, но мы посадим тебя в “Матроску”, там педика из тебя сделают". Он и подписал. Это чистосердечное признание, оно написано даже с ошибками, там страшная путаница, кто у кого якобы нож забрал и так далее.

Я спрашиваю его: "Откуда ты узнал, что ножевое ранение было в область груди?" Он отвечает: "А мне следователи сказали".

Вот когда Илья рассказывает, что было, речь просто льется, а когда он рассказывал "чистосердечное", то оно какое-то дурацкое, все скомканное, какая-то несуразица. Сидите, слушаете — детский лепет».

Убийство

Сообщения, которые попадали в СМИ от источников в правоохранительных органах, путаны и противоречивы. Илью Кубракова называют то восьмиклассником, то вообще 19-летним студентом МАМИ. Якобы он является фанатом «Спартака» и причисляет себя к наци-скинхедам. Количество участников убийства колеблется от 8 до 15 человек. Количество задержанных — от 4 до 8. Их возраст — от 14 до 23 лет. Якобы дворника долго избивали, нанеся множество ножевых ранений, а Илье Кубракову грозит наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

Достоверно известно только два факта. Во-первых, 12 декабря на Судостроительной улице проникающим ножевым ранением в сердце убит гражданин Киргизии Алишер Шамшиев, 1973 года рождения. Во-вторых, вместе с Ильей под арест помещены Владислав Гурьянов, 1994 года рождения, Михаил Кузнецов, 1993 года рождения, и Роман Логвин (возраст не сообщался). Они обвиняются в нанесении побоев, а также в «хулиганстве по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды».

Что это за ребята, с которыми Илья оказался на месте убийства? Вот что рассказывает Любовь Сергеевна.

«Все лето Илья пробыл дома, почти не ходил ни гулять, ничего. В основном общался с людьми из нашего подъезда. Со взрослыми, с детьми, с консьержкой постоянно, лето просидел на лавочке. У нас очень дружный подъезд, все друг друга знают, друг другу помогают.

Лето провел здесь, в сентябре пошел в колледж, в конце сентября я почувствовала, что появились какие-то очередные новые ребята. Я говорю: "Илья, у тебя друзья появились, и они старше тебя".

©  Из личного архива Ильи Кубракова

Илья Кубраков (предположительно) на шествии 7 ноября

Илья Кубраков (предположительно) на шествии 7 ноября

И однажды я их видела, этих пацанов. Мне их лица вообще не понравились, они недобрые. Остервенелые лица какие-то. Но он с ними особо не общался, знаете как — позвонят, пригласят, он идет. Не пригласят, так он сам не звонит».

11 декабря Илья был на Манежной площади. Там у него в руках оказался чей-то мегафон. На видео можно видеть, как он кричит в него: «Мусора — позор России! Хей! Хей!» и «Россия для русских, Москва для москвичей» (00.25—00.32). Чуть позже Кубраков оказывается в самой гуще событий. «Что ваши дети вам скажут?» — кричит он омоновцам (2.25—2.34). Кругом летают камни, но при этом сам Илья их не бросает, никого не бьет (вообще это «не его весовая», конечно), крепко держит мегафон двумя руками. Но к Манежной мы еще вернемся.

Версия следствия в общих чертах понятна: группа молодых людей, разгоряченных событиями, происходившими накануне на Манежной, напала на мужчину азиатской внешности. Теперь версия тех же событий — с точки зрения Ильи и со слов его матери.

Любовь Кубракова: «А на следующий день после Манежной позвонил Михаил. Пригласил погулять, они собрались вместе поехать на метро "Павелецкая". Там вроде должны были собираться болельщики. У Илюши нет вот такого, задавать вопросы: а зачем, а почему? Они встретились.

Он говорит: "Я приехал, там был Миша Кузнецов, а потом пришла вся остальная компания, человек восемь. Кого-то я видел раз, кого-то, может, два или три".

Ну вот, пока они ждали трамвай, чтобы ехать, эта вся беда и случилась.

Стояли они на остановке. Один из их компании, по прозвищу Борода, ходил вдоль дорожки. Илюша говорит, что он был вроде выпивши: "Я думал, что он мелочь ходит сшибает". Они сидели все на остановке, а этот Борода ходил туда-сюда. И в какой-то момент Илья оборачивается и видит, что тот уже лежит на снегу, а незнакомый какой-то мужчина сверху сидит на нем и бьет его в лицо. Илья говорит: "Эй, смотрите, нашего бьют". Вот они побежали: "Нашего бьют".

Илья подбежал, а драться он не умеет, два раза пинка дал и отошел. Вместе с ним отошел и другой мальчик, Витя Гурьянов. Он в свои 16 лет все еще ребенок, я видела его.

{-page-}
    

©  www.dpni.su

Илья Кубраков на Манежной площади

Илья Кубраков на Манежной площади

Илья говорит, что после этого они пошли на остановку. А незнакомый мужчина встал, отряхнулся и ушел. А этот самый Борода говорит: "Илья, я пырнул его ножом. Если вдруг что, скажи, что это ты. Тебе за это ничего не будет, ты малолетка. Мама твоя штраф заплатит, фильмы тебе покажут нравоучительные, и все".

Потом они сели в трамвай, доехали до “Павелецкой”, там никого не оказалось. Ребята начали уже входить в метро, чтобы разъезжаться по домам. Илья спрашивает Бороду: "А где ты живешь, куда тебе ехать?" Тот говорит: "Я из Самары, приехал за вас, москвичей, болеть". А где живет, так и не сказал. Этого Бороду Илья видел всего пару раз, он говорит, ему где-то уже за двадцать.

Как мне кажется, остальные ребята, все пацаны, которые попали в эту компанию, — они реально знают Бороду. Знают, но не сдают. Они реально его боятся.

Среди задержанных есть один такой, «лысая башка». Если в темном переулке он к вам подойдет и спросит, сколько времени, вы будете быстро-быстро убегать. То есть его внешний вид, он такой, довольно страшный.

И вот этот лысый тоже Илюше сказал: "Бери все на себя, малолетки всегда отвечают за старших, не тяни за собой никого. А если нет, то твоим родственникам, родным будет очень плохо. И тебе: выйдешь — прибьем". У нас должна быть очная ставка с ним, Илюша ужасно боится. Говорит: "А вдруг он мне, мам, что-то сделает?"»

Те друзья и знакомые Кубракова, с которыми нам удалось связаться, не знают этой компании. Впрочем, это неудивительно: судя по всему, у Ильи очень широкий круг общения, он легко сходится с людьми, его интересуют все и всё. Он старался поспеть везде, где есть какая-то «движуха», особенно весь последний год.

Движуха

Болтливый, шебутной, неугомонный парень — так говорят о нем знакомые. И, кажется, очень добрый. На двери в комнате у Ильи наклеен стикер зоозащитного сайта zhestokosti.net. На полках — мягкие игрушки. Как рассказывает мама Ильи, пингвина он подобрал на помойке, принес домой и отмыл; змею нашел в каком-то торговом центре, она валялась на полу, ее топтали прохожие. «Жалко ведь, давай заберем себе».

Любовь Кубракова: «Когда мы в этот район переехали, он узнал, что нужно ходить убирать лес. Вот он бегал по лесу с пацанами, убирали мусор. Потом услышал, что какой-то собачий питомник голодает. Они собрали еду, повезли в питомник.

Потом бомжам они помогали, носили еду им, какие-то вещи находили. "Мам, нужно помогать, им надевать нечего, есть нечего". Против шуб и меха мне много чего говорил, потом на вегетарианство перешел…».

Впрочем, про какие-то политические акции, которые Илья посещал в изрядном количестве, он маме, кажется, рассказывал меньше. «То, что Илья способен на это, что ему это интересно, я уверена абсолютно. Где люди начинают протестовать — ему это интересно. Он мне так говорил, например: "Лужков обогащается, а наши бабушки нищенствуют"».

Дмитрий, приятель Ильи: «У него было много знакомых. Он общался с правыми и с антифа, с экологами и вегетарианцами. А так как он был добродушный болтун, его везде были рады видеть. Я вот, например, с ним ходил вместе на акции в поддержку антифашистов Солопова и Гаскарова, с анархами ходили на шествие 7 ноября в этом году. С правыми он против мечети ходил, в Люблино».

Конечно, в голове у мальчика каша. Тем не менее можно утверждать, что в декабре 2010-го он придерживался антифашистских взглядов. Так, впрочем, было не всегда. Если мы посмотрим на страничку Ильи «Вконтакте», то узнаем, что осенью 2009-го и в начале зимы 2010 года он общался с наци-скинхедами и, видимо, причислял себя к ультраправым. «Ребята-скины, не обижайтесь, я скин и Хоя я буду слушать», — пишет он 10 октября 2009-го. Потом зовет друзей на «Русский марш» 4 ноября, после которого оставляет такую запись: «Я с русского марша вернулся цел и невредим. Стоял я во второй колонне, в первых рядах со знаменем... И я вступил в ДПНИ».

Эти сообщения легко уживаются с записями о несчастной — или счастливой — любви. «Ты мой воздух, ты моя еда, я без тебя ни дня не могу прожить. Я люблю тебя сильнее всех». Или: «Любовь глупа, за нее я и погиб». Или: «Приходи завтра в 12 на качельки».

©  Из личного архива Ильи Кубракова

Илья Кубраков

Илья Кубраков

Примерно в тот же период Илью случайно встретил антифашист Сергей.

«Это было в марте 2010 года. Мы пошли в "Ролл-Холл" на “Тульскую” за веганскими тапками. Там стоит кучка бонов-старшеклассников, человек двенадцать, которые докапываются до скейтеров такого же возраста. Спрашиваю: "Что вы здесь потеряли?" — "Мы пришли валить антифу". — "Отлично, антифа — это мы, валите". Реакции нет. Нас, кстати, было четверо. Ладно, говорю, проваливайте. Они застремались, но не уходили. Кубраков среди них был. Мы ему дали по жопе, после чего боны убежали. На Первомае я опять видел эту тусу. Подумал, что им неймется, нужно еще разок им дать по жопе. Но оказалось, что они изменили свои взгляды, пришли участвовать в демонстрации. Потом я видел его на концерте "День вегана" 1 ноября. Он там был в красных мартенсах, был одет точно так же, как на фотографиях с Манежной. Вообще, по-моему, он малолетка, который ведется на угар. Он хотел быть с крутыми парнями, не так уж важно с какими. На Манежку, мне кажется, он пошел как на какой-то общий движ. На волне угара он мог оказаться где угодно».

Вот, например, один из слухов про Кубракова: как-то Илья выпил с приятелем-нациком того же возраста и, когда они пошли в метро, предложил ему: «Если сейчас встретим антифа, я помогу тебе его побить, а если наци — ты помоги мне!»

Итак, за весну прошлого года взгляды Ильи претерпевают изменения: от «фа» к «антифа». «Я R.A.S.H.», — пишет он в «Вконтакте» 3 мая. Его альбом с фотографиями там — скачанные из интернета снимки убитых нацистами антифа и девушек с прической челси.

Мама показывает школьный дневник Ильи. Там нарисован значок анархии — «А» в круге. Перечеркнутая надпись «Россия для русских», несколько густо зачеркнутых «имперок».

Скинхед-анархист С. подтверждает, что Илью знали в среде антифа, «самых младших из красных скинхедов»: «По поводу карапуза. Лет 14 ему было. Прыгал на бонов и любил угорать дичайше. В принципе, считал себя анархо-коммунистом. Ходил на какие-то легальные акции. Тусил изначально с малолетками на моде, которые собираются в кафе "***". Ну, понимаешь, какая там у них обстановочка! Сидят человек 20—25, лет по 14—16, разодетые по субкультуре. Бухают. Орут. Курят. Потом идут бить нациков, всё фоткая по пути. Валят несколько человек толпой. Радуются. Опять бухают и едут по домам. Как-то так».

Видимо, хотя бы изредка, но Илья все-таки дрался. Записи на его стене в «Вконтакте» как «фашистского», так и «антифашистского» периодов: «Ребята, в воскресенье устраиваем очистку Москвы от хачей, кто поедет, пишите... Чем нас больше, тем лучше» (18 сентября 2009). «Одев парку в клетку и розетку красно-синию, выхожу на охоту» (14 сентября 2010). «Опять и опять нож болон» (5 октября 2010). На аватарке во «Вконтакте» у него — персонаж из South Park с ножом в руке.

Последняя запись на стене Ильи — видео под названием «Путь домой!». На нем толпа молодых людей идет по улице, скандируя: «А! Анти! Антикапиталиста!» и «Алерта! Алерта! Антифашиста!». Это организованно возвращаются в метро посетители концерта группы «Нормы морали» в клубе «Лентяй», на который в тот день, 4 ноября, совершили нападение нацисты.

На одной из выложенных в сети фотографий улыбчивый Илья стоит рядом с Эдуардом Лимоновым — да, он общался и со сторонниками «Другой России». Участвовал в акциях 31-го числа на Триумфальной, несколько раз его задерживали, однажды летом мама ездила за ним в «Тверское» ОВД.

Матвей Крылов, активист «Другой России»: «Пришел он к нам в конце лета. Выглядел очень смешно: красные мартенсы, подвернутые джинсы, клетчатая рубашка и подтяжки, в общем, все как надо. Сразу заявил, что он антифашист и против наци. Смешной парень, очень общительный. Среди наших у него ни с кем конфликтов не было. Часто ходил на митинги оппозиции, на 31-е. Рассказывал, как ходит по ночам и рисует антифашистские граффити вроде: Good night white pride и т.д. Последний раз видел его седьмого ноября. На демонстрации он шел в колонне антифашистов с флагом Antifascist Action. На момент моего знакомства с ним он был стопроцентным антифашистом. Илья общительный, наивный и доверчивый (я много раз шутил над ним). Совершенно безобидный парень».

Манежка

©  Илья Варламов

Илья Кубраков (первый слева) на Русском марше в Люблино в 2009 году - Илья Варламов

Илья Кубраков (первый слева) на Русском марше в Люблино в 2009 году

Каким же образом антифашист Илья попал на Манежную?

Видимо, ответ здесь простой, и он уже прозвучал: «повелся на угар». Ясно, что Илья, который оказывался всегда и везде, не мог пропустить такое событие. А после того как фанаты перекрыли Ленинградское шоссе, всем стало ясно, что этот день запомнится надолго.

Любовь Кубракова: «Про Манежку… Он утром встал, говорит, мам, я поеду, цветы повезу. Убили этого болельщика, Егора Свиридова. Он говорит, так жалко, человек погиб… Поеду посмотрю. Это был день, когда возлагали цветы на остановку. Он поехал туда один абсолютно, без всяких друзей.

Вроде бы в толпе он встретил кого-то из знакомых, кто предложил ему поехать на Манежную площадь. Там уже какой-то парень, постольку поскольку знакомый, предложил ему: иди в мегафон покричи. Он покричал — для него это во-о-обще ничего не означает. Он покричал и про это забыл. Двадцать минут покричал, надоело, поехал домой».

У Ильи был дома свой мегафон. Он в него обычно пел. Но он отдал его кому-то за пару недель до Манежной, рассказывает мама. И добавляет, что видела на фотографиях мегафон, который был в руках у Ильи, — это чужой. Знакомые Кубракова из среды юных анархистов подтверждают, что это не его мегафон: мегафон Ильи был чуть меньше и вроде бы обклеен левацкими лозунгами. На том же мегафоне, в который Илья кричит на Манежной, — две другие наклейки. С одной стороны — имперский флаг, с другой — лозунг про убийц Егора Свиридова.

«Я сам не знаю, что на меня нашло, стал кричать. А вообще-то против других национальностей ничего не имею, сам наполовину азербайджанец», — говорил Илья журналу The New Times.

Это вообще вполне понятная эмоция: орать вместе со всеми, уже вообще не важно, что именно, главное — вместе. Один из авторов этого текста навсегда запомнил, как ездил писать репортаж про очередной «Русский марш», шел рядом с колонной нацистов и поймал себя на ощущении того, что только усилием воли не вскидывает вверх правую руку с криком: «Зиг хайль!»

Илья Кубраков оказался заложником момента. Он умудрился засветиться с мегафоном 11 декабря. Для наших правоохранителей человек с мегафоном автоматически является организатором — это известный факт. Лицо Кубракова, которое появляется на фотографиях с Манежной, известно борцам с экстремизмом: его задерживали на Триумфальной, а опера всех «несогласных» тщательно переписывают. И вот после этого Илья оказывается в компании, которая причастна к убийству киргиза.

Это идеальная ситуация, которой не могли не воспользоваться. Человек, который кричал в мегафон во время массовых беспорядков на почве национализма, на следующий день убивает по тем же мотивам человека неславянской внешности. Доклад летит к Нургалиеву.

Дмитрий, приятель Ильи, рассказал сайту Kasparov.ru: «Неужели вы не видите, что это дело — просто подстава? Схватили того, кого можно заставить подписать все, что нужно. Илья не Гаскаров, за него вступиться некому, у матери на хорошего адвоката денег нет. СМИ совершенно не обращают внимания на его возраст и как заведенные рисуют из него опасного преступника. А ему всего 14 лет. Вы что, с ума все посходили?»

А тем временем Илья из СИЗО пишет маме письма размашистым почерком. Рассказывает, где можно купить кепку, которую просит передать ему в заключение вместе с красными мартенсами. Просит привезти соевого мяса и картинку, которую он сам нарисовал еще осенью. Любовь Сергеевна показывает рисунок: троянский шлем на фоне российского триколора и надпись S.H.A.R.P. («Скинхеды против расовых предрассудков». — OS.).

Где она, жизнь?

Мы не можем однозначно судить о том, какое отношение имеет Илья к убийству на Судостроительной улице, хотя у нас и остается ощущение, что мальчик невиновен. Но для окончательных выводов нам не хватает данных. Мы склонны согласиться с его приятелем Димой: «Сотрудники центров "Э" очень смелые люди, они борются как раз с такими, как я или Илья, — школьники ведь очень опасные экстремисты. Я бы хотел сказать, что так нельзя. Я, конечно, понимаю, что у нас в стране почти всех вот так сажают. Но так нельзя».

Но чему еще нас учит история Ильи Кубракова, мальчика с московской окраины, попавшего в замес «на уровне президента»?

Бродим по страничкам подростков в «Вконтакте». «Хотя зачем мне гашиш, когда коки немерено» — вот песенка с чьей-то случайной стены. «Респект тем, кто попадал в наркологичку… Респект тем, у кого вглубь ушли вены, респект по Сиду Вишесу и Курту Кобейну», — на другой стене.

Таких вещей полно. Это не значит, что кругом сплошные наркоманы. Это вообще не про наркотики, это про «жить быстро и умереть молодым».

Анархист-антифа Н. рассказывает про нынешних школьников: «Известно много случаев, когда подросток сначала был фа, потом антифа. Или наоборот. Есть куча примеров, когда девочка становится наци или антифа в зависимости от того, в какой среде найдет себе бойфренда. А последние лет шесть у московских подростков вообще наблюдается девальвация ценности жизни как таковой. Для них нормально рисковать что своей жизнью, что чужой: просто ради драйва».

Осенью прошлого года интернет был озадачен историей про «метателей колес»: «В Петербурге подростки выбросили из окна автомобильное колесо, отскочив от асфальта, оно убило мужчину. А после кто-то взломал этим подросткам "Вконтакт", и оказалось, что о случившемся они говорили в таком примерно духе: "Ты теперь убийца, дорогой… люблю тя!"»

Из той же серии — популярный в последнее время «зацепинг»: поездки на крышах электричек и поездов метро. Любая самая безумная идея по сети распространяется мгновенно.

Разумеется, все это игрушки, подростковые игры. Прийти на Киевскую «бить черных» — для многих пятнадцатилетних такая же игра, как сходить покричать на футбол.

Конечно, антифашизм Ильи — это тоже в первую очередь игра. Которая оставляет возможность кричать на Манежке «Россия для русских»: драйв важнее убеждений, это чувство посильнее. При том что Илья, без сомнения, очень добрый мальчик с довольно внятными представлениями о дурном и хорошем.

Эти дети, подраставшие в относительно спокойные, глухие времена, не могут не чувствовать той фальши, которая их окружает со всех сторон. Возможно, их толкает вперед, в «движуху» и в «зацепинг», ощущение того, что в жизни, в том числе и в политической, нет ничего настоящего; что все, что их окружает, происходит понарошку. Возможно, от этого Илью так мотало: он искал, где оно, настоящее, где жизнь. И если кажется, что у подростков сегодня совсем потерялось чувство реального, — возможно, это оттого, что с самой взрослой реальностью сегодня явно что-то не так. ​

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:11

  • Dmitriy Ko· 2011-04-19 00:30:34
    Да, подловили хорошо. "Для окончательных выводов нам не хватает данных"- Это э надо было так выхватить малого, что бы потом 50\50 его нельзя было оправдать\осудить по его поступкам??

    А последний раздел "Где она, жизнь?"- что это вообще за ***?
    "скинули колесо из окна, убило мужчину", "это все игры", "для них это просто прийти покричать"- это уже на грани фола. "Конечно, антифашизм Ильи — это тоже в первую очередь игра" - автор явно отлично подобрал грани, зацепило...
    Согласен с выводом, на 100%. Система позволяет некоторым личностям распространять среди молодежи, даже среди детей- 14 лет это совсем мало, крайние настроения, от которых человек просто купается в потоках тщеславия, эйфории, ненависти, чувства превосходства, а потом эта же система этих детей и садит в тюрьму. Куда всё катится....
  • varhivah.net· 2011-04-19 17:01:11
    не понял зачем лицо было штриховать, если на других фото всё запалено?!... ну и вообще мальчик странный конечно
  • Panda_Zi· 2011-04-20 14:05:17
    либо статья сфабрикованная, либо что... действия и образ жизни малыша самоисключают друг друга.
    Шафка не пошел бы на русский марш, чтобы идти в одной колонне с ДПНИ, шафка бы не стала орать "россия для русских".
    И внешность у мальчика хачевской отдает.
    14 лет ума нет.
Читать все комментарии ›
Все новости ›