Можно сколько угодно писать лицемерные манифесты о симфонии государства и народа, но по сути идет открытое противостояние, если не война.

Оцените материал

Просмотров: 17506

Что вы думаете о нападении на Олега Кашина?

06/11/2010
Известные журналисты отвечают на вопрос OPENSPACE.RU

Имена:  Олег Кашин

©  Светлана Привалова / «Коммерсантъ»

Олег Кашин

Олег Кашин

Михаил Михайлин, главный редактор газеты «Коммерсантъ»

Сейчас самое главное – здоровье Олега, его же врачи ввели в искусственную кому из-за болевого шока. Совершенно не понимаю, почему это случилось именно сейчас. Со мной нечто подобное произошло в 90-е годы, оно и понятно – лихие 90-е! Получается, что нулевые, даже десятые, ничем не лучше. Подобные вещи не должны иметь место в 2010 году. Мы будем стараться, чтобы расследование происходило открыто, получило как можно больший общественный резонанс. Преступники не должны остаться безнаказанными.


Максим Ковальский, главный редактор еженедельника «Коммерсантъ ВЛАСТЬ»

Для меня ясно, что избиение Олега связано, прежде всего, с его журналистской деятельностью. Хулиганы так не бьют. Поскольку Олег очень много пишет в разные места – и в бумажную, и в электронную прессу, то врагов у него может быть очень много. К тому же Кашин настоящий журналист: он пишет раскованно. По его материалам видно, что личная безопасность – не то, о чем он думает, когда пишет.
Когда я сегодня утром узнал о случившемся, то сразу стал вспоминать материалы Олега, которые у нас выходили в последнее время. Интервью с Барковым, репортаж из Медведковского СИЗО о переписи населения, заметка про быстровозводимые церкви. В номере, который выйдет в это воскресенье, будут два материала Олега – один про Лимонова и второй про певца Михайлова. Кашин много лет писал про молодежные организации. Когда журналист специализируется на узкой теме, сидит себе и пишет, например, про черную металлургию, то все более или менее понятно. А тут, учитывая широкий диапазон Олега как автора, версий может быть слишком много.


Юрий Сапрыкин, редакционный директор «Компании Афиша»

Я не знаю, почему это произошло именно сейчас, и вынужден признать, что это могло с равным успехом произойти в любой момент, годом раньше или годом позже. Все время отгоняешь от себя мысль, что все эти истории с покушением на журналистов могут как-то относиться к тебе или к кругу твоих знакомых.
Мы прекрасно понимаем, чего стоит в нашей стране любая хоть сколько-нибудь бесстрашная журналистская деятельность, но мы привыкли утешать себя тем, что подобное случается только с журналистами из «Новой газеты» или с какими-то совсем уж бесстрашными борцами с режимом. Но это случается со всеми, кто перешел дорогу даже не режиму, а каким-то мелким его представителям.
Так уж получилось, возникла генерация людей, которые прожили всю жизнь с мнением, что подобный метод решает все проблемы. Эти люди, при отсутствии негативных чувств к Кашину, Иванову или Сидорову, просто думают, что так можно разобраться с ситуацией. Я бы даже не назвал этот метод бандитским, это реально существующая этика поведения разнообразных мелких властных структур в последние годы. Она зародилась не при Путине, а гораздо раньше, когда зародилась сама свобода прессы в нашей стране. Ничего Путин не задушил, Олег пользовался этой свободой. И я уверен, что будет пользоваться ею и впредь.
Вынужден с грустью признать, что в сложившейся ситуации отчасти виновато и журналистское сообщество. Мы проглатываем нападения и убийства, считая, что все это происходит с чужими людьми. Если бы было расследовано до конца дело об избиении Бекетова, дело об убийстве Политковской, дело Щекочихина, а еще раньше дело Холодова, то нам не пришлось бы сейчас расследовать дело Кашина. Проблема, на мой взгляд, в сообществе, которое не уперлось рогом для того, чтобы власть докрутила подобные сюжеты. В результате мы имеем систему, при которой люди уверены, что таким способом можно решать какие-то проблемы. Эти люди, скорее всего, связаны какими-то дружескими узами с теми, кто эти расследования проводит, поэтому они и заканчиваются тем, чем заканчиваются.
Как выпутаться из этого замкнутого круга, я не знаю. Но я надеюсь, что избиение Кашина станет в метафорическом смысле ударом по голове и для журналистского сообщества, и для тех представителей власти, которые считают, что такими методами действовать нельзя.
Думаю, что важнее всего – не просто придать случившемуся общественный резонанс, а найти тех людей, которые ломали кости Кашину. Хотя общественный резонанс – штука очень удобная. Да, мы можем пустить ссылки у себя в ЖЖ и на Фейсбуке, но заказчики нападения только посмотрят на наши ссылки и усмехнутся. Они понимают, что толку по большому счету от этих ссылок ноль. Первая полоса «Коммерсанта», сюжет в новостях на «Первом канале» – вот это общественный резонанс. Фейсбук и ЖЖ – это неплохо, просто этого недостаточно. Нужны более четкие способы журналистского воздействия. Есть же практика журналистских расследований. Люди в «Новой газете» умеют их проводить, даже обычные блогеры умеют. Они каким-то образом, сидя перед компьютером, могут, например, доказать, что тушение пожаров активистами «Молодой гвардии» – инсценировка. Тем более что сейчас действовать методами журналистского расследования удобнее и проще, чем когда-либо. Но я не призываю, так сказать, подменять собою следствие. По первым ощущениям, оно работает довольно шустро и оперативно.


Дмитрий Ольшанский, бывший главный редактор журнала «Русская жизнь»

Я думаю, что история с Кашиным связана с его профессиональными журналистскими конфликтами. В нашей стране угроза быть избитым может исходить либо от исламистов, либо от русских экстремистов, либо от представителей государства. Поскольку с первыми двумя Кашин вроде бы ничего общего не имел, то остается только третий вариант. Поэтому я считаю, что люди, которые устроили избиение, в той или иной степени связаны с государственными структурами. В нашей стране представителей этих структур бесконечно много, и с ними у Олега были ввиду его деятельности непростые отношения. Я, честно говоря, сомневаюсь, что это дело будет раскрыто, потому что непонятно, куда уходят корни этой истории, в какие структуры. Вспомнить хотя бы скандал Кашина с губернатором Псковской области, непростую ситуацию вокруг Химкинского леса, его напряженные отношения с кремлевскими молодежными движениями.
Я не верю в общественный резонанс, такие истории были и есть. Чтобы их не было, должно измениться все наше общество. От латиноамериканской модели устройства мы должны перейти к западноевропейской. Но на это уйдут десятилетия. В стране огромное количество бандитов в частных, в государственных, в формальных, в неформальных структурах – да во всех! Если они считают себя оскорбленными, если им перешли дорогу, то они не остановятся ни перед чем, уберут любого. Человек, который занимается журналистикой, как Кашин, имеет отношение ко всем этим людям. Это чудовищно. Слава Богу, что Олег жив.


Юлия Латынина, журналист и писатель

Сначала надо получить представление о том, кто инициировал это избиение. Я думаю, что, скорее всего, эти люди будут найдены. Тут есть два варианта. Либо это совсем ничего не понимающие подонки, которые, осознав, что государство полностью разложилось и ничего не делает, чувствуют свою безнаказанность. Это совсем безумные люди, которые не понимают, что даже при всем этом разложении государства случай с избиением Кашина может вызвать слишком большой общественный резонанс. Они же верят в свою безнаказанность, глупцы. Если это не так, то подонки косвенно как-то могут быть связаны с властью, могут представлять одну из ее группировок. Значит, они обладают какой-то неприкосновенностью. Причем не обязательно, что это какой-то высокий ее уровень. У нас ведь неприкосновенностью пользуется даже придурок Виролайнен, племянник экс-вице-губернатора Санкт-Петербурга, простреливший журналистке Архипцевой ногу чуть ли не на глазах у телекамер. Поэтому если ребят найдут быстро, то ими окажутся какие-то абсолютные идиоты, которые не в курсе реальностей окружающей жизни. Если не найдут, то это люди, обладающие какой-то неприкосновенностью.


Филипп Бахтин, главный редактор журнала «Esquire»

Журналист – одна из самых незащищенных профессий в нашей стране, все сколько-нибудь заметные журналисты из моих знакомых так или иначе сталкивались с полной незащищенностью. Избиение Кашина, при всей противоречивости его журналистской карьеры, думаю, никого не оставит равнодушным. Он слишком заметная журналистская единица.
Все эти страшные события нельзя просто взять и разом починить. Они следствие глобального кошмара, который происходит повсеместно. Действующее руководство страны полностью игнорирует Конституцию. Отсюда и произвол милиции, и деградация исполнительной и судебной власти, и сюжет с Кашиным. Невозможно взять и починить милицию. Точно так же невозможно исправить положение журналистов, слишком уязвимых членов общества. Надо заняться истоками этих проблем, которые, повторяю, состоят в том, что существующая власть игнорирует принятые законы, прежде всего Конституцию.


Глеб Морев, шеф-редактор отдела «Медиа» OPENSPACE.RU

Я убежден, что Олег Кашин подвергся насилию за свою публичную позицию, выраженную в слове. Самое печальное, что, на мой взгляд, никакие цеховые журналистские акции – ни манифестации, ни призывы – не смогут помочь ни найти сегодняшних преступников, ни предотвратить такие же преступления в будущем. Покуда из сознания всех людей, живущих в этой стране, не будет вытравлен обычай отвечать на слово – насилием, никто из честных, бескомпромиссных, как Олег, журналистов не застрахован от того, что с ним произошло. Лишь атмосфера тотального общественного осуждения насилия могла бы стать, по-моему, своего рода противоядием от жестокого варварства. Другой вопрос, что сколь утопичны наши чаяния на такого рода всеобщее неприятие, столь утопичны и надежды на цивилизованный удел для российского общества.


Андрей Лошак, журналист

В России нет правосудия. Сегодня Сапрыкин цитировал Павловского, сказавшего, что на всех этажах власти есть люди, у которых руки в крови. Ну то есть получается, что у власти чуть ли не секта ассасинов. К сожалению, это не сильное преувеличение. И за всеми нераскрытыми нападениями и убийствами журналистов последних лет, включая Политковскую, Эстемирову, Бекетова, просматриваются не бандиты, а высокопоставленные представители власти. Именно поэтому никто не наказан и виновные не найдены. А раскрыли на моей памяти одно резонансное убийство журналиста – это была  Настя Бабурова, которую застрелили вместе с адвокатом Маркеловым. Раскрыли, потому что власть к этому убийству не имела никакого отношения. И пока перед законом одни будут равнее других, власть имущие будут нас калечить и убивать, не неся за это никакой ответственности. Можно сколько угодно писать лицемерные манифесты о симфонии государства и народа, но по сути идет открытое противостояние, если не война. Олегу желаю поскорее поправиться и вернуться в ряды гражданской обороны!

Записала Мария Командная

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:12

  • daniil_litvinenko· 2010-11-07 01:47:13
    "никому ни за что ничего не будет"
    "самоорганизация и взаимопомощь"
  • serffv· 2010-11-07 02:56:50
    а турчак то все-таки сраный!
  • lyolya_lanskaja· 2010-11-07 04:10:24
    Убит, избит, замучен до смерти. И никакого возмездия. Преступления без наказаний. Это стало нормой, и похоже, у нас, журналистов, ничего другого не осталось, как слать обращения к президенту. Почему? Не потому ли, что мы все так безнадежно разобщены, и одна из причин этого разобщения - массовое влияние в журналистику непрофессионалов?
    Я бы просто запретила всем несостоявшимся учителям, актерам, политологам и пр., называться журналистами. А их тьмы и тьмы.
    Последствия разрушительны и трагичны.
Читать все комментарии ›
Все новости ›