В пылу сражения кто станет разбираться, с какой стороны стреляли?

Оцените материал

Просмотров: 19647

Дедовщина: откуда и куда

Родрик Брейтуэйт · 16/03/2010
Письма солдата Толи, опубликованные на OPENSPACE.RU, были переведены на английский и вызвали реакцию бывшего посла Великобритании в России РОДРИКА БРЕЙТУЭЙТА, который разбирается в генезисе дедовщины и надеется на военную реформу

©  РИА Фото

Дедовщина: откуда и куда
Хотя буллинг — давление на новобранцев и насилие над ними — обычное явление в любой армии, та извращенная форма, которую оно приобрело в Российской армии (см. «Толины письма»), имеет свою историю и свои специфические причины. Военная реформа должна вырвать с корнем то, что носит имя «дедовщина».

Любая армия — институт организованного насилия, который должен убивать людей и разрушать вещи во имя национальных интересов. Насилие тяжело держать под контролем, всякая армия сталкивается с военными преступлениями, с жестокостью по отношению к врагу или гражданскому населению. Если не ограничить эти явления, они приведут к развалу дисциплины и потере боеспособности. Именно затем создаются военные суды и полиция. Действуя с большей или меньшей суровостью, они должны сохранить порядок в армии. В Афганистане советское командование применяло серьезные наказания за мародерство, изнасилования или жестокость к населению. К концу войны более двух с половиной тысяч советских солдат оказались в тюрьме, более двухсот из них — по обвинению в убийстве.

При этом представление командиров о «чести мундира» часто вынуждает их покрывать своих подчиненных: они препятствуют огласке преступлений, они саботируют следствие. Так случилось, например, после резни во вьетнамской деревне Милаи, устроенной американскими солдатами. При этом общественное мнение может оказаться и на стороне преступников: в США прошла бурная кампания протеста против вынесенного лейтенанту Келли приговора. Келли — единственный офицер, представший перед судом за резню в Милаи. (В России сходную реакцию вызвало «дело Ульмана» — редкий случай, когда военные были осуждены за убийство мирных жителей в Чечне. — OS.) Кстати, и советское, и афганское правительство объявили амнистию заключенным, попавшим в тюрьму во время войны.

В любой армии насилие может стать способом укрепления дисциплины. Это было общепринятой практикой в царской армии, в вооруженных силах Великобритании и США. Ужасные масштабы это явление приобрело в Красной Армии после Второй мировой войны. На словах власти осуждают физическое воздействие, на деле же подобный метод стал обычен, им не брезговал почти никто, начиная с маршала Жукова. Избавиться от такой застарелой привычки непросто.

Везде есть ритуалы и испытания для новичков, со временем они могут превратиться в унижения и надругательства. Порой это приводит к скандалам даже в самых совершенно устроенных армиях. Но все сходятся на том, что дедовщина, система ритуализованного насилия, сложившаяся в Советской армии к концу шестидесятых, — отклонение даже от такой прискорбной нормы. Как сложилась такая система?

В какой-то момент советская призывная армия оказалась сильно дезорганизована из-за своих гигантских размеров. Солдат было много, и у них было слишком много свободного времени. Состоятельные и образованные всеми силами старались избежать службы в армии, это резко снизило уровень призывников. В армию были призваны заключенные, которые принесли с собой ритуалы и привычки криминального мира.

Дедовщина поделила всех солдат на четыре категории по сроку службы. Последние шесть месяцев солдат стал называться «дедом». Новобранцы обязаны были наводить порядок в бараках, заботиться об обмундировании дедов, покупать им сигареты, приносить из столовой еду. Деды забирали себе все посылки из дома, отбирали собственные скудные пожитки солдат. Новобранцы подвергались ритуальным унижениям, их избивали, что часто приводило к тяжелым увечьям и даже смертям.

Степень жестокости зависела от того места, куда вы попали. Советская армия не могла позволить себе призывать «некачественных» солдат в элитные ракетные войска, там дедовщина оказалась достаточно мягкой. Такой же была ситуация и в пограничных войсках КГБ, которые выполняли реальные задачи. Ее почти не было среди солдат, воевавших в Афганистане, в элитных подразделениях и в парашютных войсках. Даже в менее престижных мотострелковых частях, где деды всё же имели свою власть над младшими, было сложно сохранить в бою подобную систему взаимоотношений: ведь мучитель рискует получить пулю от своих точно так же, как и от врага. В пылу сражения кто станет разбираться, с какой стороны стреляли?

Люди, побывавшие в Афганистане, могут рассказать, как более опытные солдаты приучали новобранцев подчиняться, соблюдать чистоту, заботиться о своем оружии; как они присматривали за «молодыми» во время боя. Новобранцев не брали на выполнение трудных заданий до тех пор, пока они не приобретут достаточный боевой опыт.

Большая часть призывников и сейчас проходит через неуставные отношения; они успокаивают себя мыслью о том, что в один прекрасный день тоже станут дедами. Некоторые не выдерживают напряжения — дезертируют, наносят себе увечья, совершают самоубийства. Другие (для этого нужно обладать большой моральной и физической силой) уходят в глухую самозащиту и в итоге остаются в одиночестве. Солдаты из одного региона стараются держаться вместе. Деды одного из отрядов, находившихся в Афганистане, получили предупреждение: если что-то случится с двумя чеченцами, их сослуживцами, то соотечественники жестоко отомстят.

Под конец Афганской войны многие офицеры признавали, что самым серьезным преступлением Советской армии стал рост «неуставных отношений в войсках». Более двухсот человек пострадали только в течение года: некоторые были убиты, многие серьезно покалечены. Это 0,25% от общего числа солдат, проходивших службу в Афганистане за все время войны, но эта цифра совершенно не дает представления об общем уровне дедовщины в Советской, а тем более в сегодняшней Российской армии.

Конечно, те кошмарные случаи, которые попадают сегодня в прессу, просто не могли получить огласку в советское время. Но большинство наблюдателей соглашаются, что после завершения войны в Афганистане ситуация сильно ухудшилась. Этому способствовали общее разложение армии после распада Советского Союза, безрассудная война в Чечне, нехватка средств на новое вооружение и профессиональную подготовку, отсутствие назревшей военной реформы, которая приспособила бы Российскую армию к угрозам и задачам двадцать первого столетия.

Часто даже те, кто испытал дедовщину на собственной шкуре, искренне полагают, что это единственная возможность сохранить порядок и дисциплину. Однако есть армейский опыт многих стран, где работа с молодыми солдатами — задача сержантского и офицерского состава, прошедшего необходимое обучение. Подобная система существовала в царской армии, где военная служба могла продолжаться всю жизнь. Такого никогда не было в Советской или в Российской армии: так называемые прапорщики, профессиональные военные, исполняют большей частью административные задачи, а сержанты набираются из числа солдат-призывников. До 1968 года, когда был сокращен трехлетний срок службы, еще было можно обучить достаточно компетентных сержантов. Это стало труднее, когда служить стали по два года, и совсем тяжело сегодня, когда срок службы продолжает сокращаться. И пока эта проблема не будет решена, дедовщина будет оставаться неизбежным злом.

Многие надеются на военную реформу , которая сейчас проводится в Российской армии. Она предполагает подготовку профессионального сержантского состава. Эта реформа страдает от недостаточного финансирования и противодействия высшего командного состава, но пока такое впечатление, что она может достигнуть большего успеха, чем все предыдущие. Впрочем, пройдет еще немало времени, прежде чем профессиональные сержанты смогут существенно повлиять на глубоко проникшую в тело армии культуру дедовщины.

Примечание переводчика

Все-таки кажется, что говорить об успехе военной реформы пока еще рано. 24 февраля начальник Генштаба генерал Макаров заявил, что этой весной призыв новобранцев в армию вновь возрастет, а количество контрактников сильно сократится, поскольку «задача, которая ставилась, построение профессиональной армии, решена не была». Принятая недавно федеральная Концепция подготовки граждан к военной службе предполагает, в частности, наблюдение за мальчиками уже с десятилетнего возраста, а также появление в ближайшие годы электронного паспорта призывника. Мэр Лужков решил отправлять на военные сборы школьников, а президент Медведев подписал указ о военных сборах находящихся в запасе граждан в 2010 году.

Родрик Брейтуэйт — писатель и дипломат, который большую часть своей карьеры работал в России. Он занимал должность посла Великобритании в Москве с 1988 по 1992 год. Сейчас Брейтуэйт работает над книгой «Афганцы: русские в Афганистане», которая будет опубликована в 2011-м.

Этот текст был впервые опубликован на сайте Opendemocracy.net.

Перевод с английского Егора Сковороды

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›