Тогда все было по-настоящему, и все верили, что еще чуть-чуть – и получится. А теперь верить в это даже не глупо, а как-то неприлично, что ли.

Оцените материал

Просмотров: 21981

Три года в обществе несогласных

Егор Сковорода · 03/02/2010
ЕГОР СКОВОРОДА был на всех «Маршах несогласных» – с декабря 2006 по январь 2010-го. Они менялись на его глазах

Имена:  Борис Немцов · Владимир Путин · Гарри Каспаров · Дмитрий Медведев · Илья Яшин · Лев Пономарев · Людмила Алексеева · Мария Гайдар · Михаил Касьянов · Никита Белых · Сергей Аксенов · Эдуард Лимонов

©  Андрей Сидоров / Интерпресс

25 ноября 2007, Санкт-Петербург

25 ноября 2007, Санкт-Петербург

Воскресная акция на Триумфальной площади оказалась на удивление многолюдной: 500—600 человек против обычных 200—250 (а еще 50 активистов перекрыли Садовое кольцо и прошли по нему шествием). Как-то поменялось настроение: милиционеры явно смущались тем, что делают, некоторые из них позволяли себе добрые улыбки в сторону вышедших протестовать людей. Не было омоновцев. Приподнятый настрой демонстрантов, как будто полностью пропавший страх; они шутят с милиционерами, которые толкаются, за криками «Сво-бо-ду!» и «Россия без Путина!» слышится уверенность.

За прошедшие три года оппозиционные «Марши несогласных» прошли путь от многолюдных акций, на подавление которых бросались полки милицейского спецназа, до регулярного правозащитного стояния на Триумфальной площади — туда приходят двести человек, на подавление которых, опять-таки, направляются толпы омоновцев.

Так получилось, что я собственными глазами видел почти все попытки провести шествие в Москве. И всякий раз ощущал неловкое чувство раздвоенности.

С одной стороны, мне было бы неуютно чувствовать себя «активистом оппозиции» — эта роль не для меня. С другой же, мне всегда казалось, что, так или иначе, высказываться против существующей власти необходимо. Поэтому я надел на себя костюм репортера (пусть даже не всегда писал потом о прошедшей акции), тем самым дистанцировавшись от «рядовых участников». В роли репортера я чувствовал себя комфортно.

©  ИТАР-ТАСС

14 апреля 2007, Москва

14 апреля 2007, Москва

Сегодня возникает ощущение, что отношения власти и протестующих вот-вот должны сдвинуться с места. Может быть, власть наконец-то начнет санкционировать митинги и шествия. Может быть, наоборот, попробует залить бетоном поле уличной политики. Или что-то третье. В любом случае, такая нервная стабильность, когда одни упорно выходят на площадь, а другие упорно их «винтят», вряд ли сможет продержаться хотя бы полгода. Так что стоит оглянуться на то, что происходило на московских улицах все это время. И как это выглядело.


16 декабря 2006

Что я помню: тревожное чувство. Шествие по Тверской не разрешили, только митинг. Недавно созданная «Другая Россия», оппозиционная право-левая коалиция, вокруг нее еще не остыли споры. Наклейки «Будет весело и страшно» в метро. Вертолет над Триумфальной площадью. Автозаки, автобусы, поливальные машины на обочине Тверской. Огромное количество милиции, омоновцев, внутренних войск. Собаки, которые вдруг заливаются лаем. Все это еще в новинку. Много, очень много народу — две, может, две с половиной тысячи. Флаги, много разных флагов: ОГФ, «Оборона», АКМ, «Смена», РНДС, «Трудовая Россия», не запрещенная еще НБП. Каспаров, Лимонов, Касьянов — на одной сцене. Говорят про «демонтаж режима». Какой-то шум на той стороне улицы — провокаторы из «России молодой» разбрасывают листовки с крыши. Люди шепчутся: будет ли прорыв оцепления? В сторону Тверской, в сторону Ленинградского проспекта?

Митинг заканчивается, вся толпа направляется к выходу, к двум узким металлоискателям — металлические заграждения, испуганные солдатики быстро сминаются в сторону, марш идет по Брестской улице. Впереди толпа касьяновцев, потом еще кто-то, потом поднимают свои флаги лимоновцы: «Ре-во-лю-ци-я!», «Вся власть НБП!». Они успевают пройти 50 метров, когда на них налетает ОМОН. Я стою на противоположном тротуаре, в двух метрах от меня, рассыпая удары дубинок, вжимая людей в стену, волокут в автозаки хрупких юношей, волокут по земле девушек.

Я помню страх, бессилие и злость. Когда тебе хочется ударить в мясистую рожу. Когда ты понимаешь, что не поступишь так никогда. Когда ты отворачиваешься и спешишь уйти. Кажется, я поднял из лужи один красный флаг и успел вручить его юноше. Или мне только хотелось, чтобы я поступил так? Чтобы сделал хоть что-то.


14 апреля 2007

Месяц назад был многолюдный марш в Петербурге, когда протестующие прорывали милицейские ряды и шли по Невскому, а их жестко разгоняли, ломая руки, пробивая головы. В Москве — серое море омоновцев. Они перекрыли все выходы из «Пушкинской», все подходы к Тверской. Я успеваю заметить, как винтят на другой стороне нацболов, как летят с парапета Илья Яшин и Мария Гайдар за скандирование «Нет полицейскому государству!». Вдруг государство (на нем бронежилет и шлем) цепко хватает меня за локоть и вежливо, но настойчиво отводит в автозак. Слово тем, кто видел больше.

©  РИА Фото

28 апреля 2007 Нижний Новгород

28 апреля 2007 Нижний Новгород

Кристина. До Пушкинской надо было еще дойти. Пока я шла по Тверской, видела, как остановили и шмонали нескольких ребят. Толпы омоновцев. На площадь не пускают. На другой стороне Тверской забрали Каспарова и Лимонова. Куда идти, непонятно. Народ возмущается. Тех, кто делает это громко, омоновцы хватают за горло и утаскивают.
Двигаемся к Тургеневской переулками. ОМОНа нет, ментов нет, идешь, кричишь, смеешься. Проходили мимо монастыря — там монахини стали бить в колокола и махать руками.
А вот на Рождественском бульваре началось. Нарвались на кордон ОМОНа, народ стал прорываться, начали бить и брать. Пришлось перелезать через забор, на бульвар. Они за нами. Опять стали бить и брать (взяли мужа маминой подруги, священника).

Анна. Чем запомнился тот марш? Во-первых, он был первый. Во-вторых, он был большой и красивый. Людей было много, и всех «брали». Это было чертовски красиво. Это было похоже на Дело, черт возьми. В-третьих, нас посадили. Я радовалась этому не потому, что я люблю, когда меня хватают и тащат, а потому, что люблю видеть результаты своих дел. Тогда всё было по-настоящему, и все верили, что еще чуть-чуть — и получится. А теперь верить в это даже не глупо, а как-то неприлично, что ли.


©  РИА Фото

3 марта 2008, Москва

3 марта 2008, Москва

11 июня 2007

Санкционированный митинг в Новопушкинском сквере. Полторы тысячи человек под самыми разными флагами. Выступающие говорят о необходимости единого кандидата от оппозиции на выборах президента (скоро из-за разногласий на этот счет «Другую Россию» покинет Михаил Касьянов). В это время 15 нацболов перекрывают Большую Дмитровку. Часть из них задерживают. Весь центр плотно блокирован ОМОНом, прорываться бессмысленно, так что после завершения митинга все мирно и несколько разочарованно расходятся.
Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • dich-ra· 2010-02-09 17:43:54
    лучше бы работать шли эти несогласные?
  • Dimagor· 2010-03-15 14:23:11
    В какой же диукой стране мы живем..........Сомали в сугробах
Все новости ›