Наш либеральный истеблишмент – это идеальное порождение политического постмодерна, густо замешенного на полной неискренности.

Оцените материал

Просмотров: 54424

Перестройка-2: между либералами и кровавой гэбней

Станислав Белковский · 16/04/2012
СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ говорит о будущем протестного движения в форме атаки на либеральный истеблишмент

©  OpenSpace.ru

Перестройка-2: между либералами и кровавой гэбней
Вот, говорят, перестройка-2 буксует. Где стол был яств — там гроб стоит. Народный протест сходит на нет, вместо 100 000 митингующих нынче от силы 25 000. Оргкомитет «За честные выборы!» все развалил и слил. Да и Кремль успокоился: понял, что «уже сумасшествие, ничего не будет». А значит, политические реформы можно не столько проводить, сколько имитировать. Вводить разные фильтры для кандидатов в губернаторы, скоропостижно отказываться от закона о Конституционном собрании и т.п.

Что ж — почти все так оно и есть. Но — с двумя важными поправками.

Во-первых, перестройка на то и перестройка, чтобы в определенные моменты буксовать. Это не процесс, который все время идет по нарастающей. Где шаги вперед, там и шаги назад. Вспомним конец 1980-х. Все было примерно так же. Сколько надежд связывали с XIX партконференцией (1988 г.), а на выходе — вроде как пшик: демократического прорыва не случилось, Бориса Ельцина не реабилитировали, да еще утвердили абсурдную схему выборов Съезда народных депутатов СССР, дававшую заведомое преимущество КПСС и де-факто подконтрольным ей общественным организациям. (Формально система была даже менее демократичной, чем прежде.) 1989-й: сколько сладостного шума вокруг I Съезда народных депутатов СССР, а никаких стоящих руководящих позиций демократам так и не дали! Провал! Конец 1990-го: все ждут отставки союзного премьера Николая Рыжкова и формирования коалиционного правительства с участием оппозиции, а получают еще более одиозного премьера Валентина Павлова и кабинет министров практически без серьезных замен и перестановок. Наконец, начало 1991-го: стрельба в Прибалтике. Тогда сразу стало ясно: перестройке конец, началась открытая реставрация тоталитаризма, уходим в подполье и т.п.

Но перестройка-1 сквозь все тернии пришла к своему логическому финалу. Потому что объективные исторические причины, породившие ее, оказались, как это всегда и бывает, сильнее чьих бы то ни было субъективных намерений остановить процесс и повернуть его вспять. Главная же причина была, как мы все еще помним, такая: коммунистическая система полностью исчерпала себя и политически, и экономически. А если кто-то / что-то себя полностью исчерпал(о) — система или просто отдельный человек, — он (она, оно) не может не умереть. Таков божественный закон истории.

Во-вторых, как в позднем СССР существовал устойчивый, неотменимый запрос активной части населения на уход от коммунизма к вершинам колбасы-и-демократии (последняя многими понималась как один из элитных сортов первой, но это уже другая история), так в современной России есть отчетливый и постоянный запрос русских образованных горожан (РОГов) на жизнь в полноценном европейском государстве, а не аморфном мегаобломке уже 20 лет не существующей империи. Стать европейцами, оставшись при этом русскими. Эмиграция не решает этой задачи — думаю, в отличие от конца 1980-х, сегодня иллюзий на эту тему быть не должно. Жестко структурированное европейское общество нас поодиночке (за редкими исключениями, подтверждающими правило) на достойных основаниях не примет. Значит, придется менять ситуацию здесь.

А сложившаяся за последние два десятилетия система тотальной коррупции — экономика РОЗ (распил, откат, занос) + гламурный авторитаризм — тоже себя исчерпала. Полностью. РОГа это понимают, это и движет их протест.

И вот здесь мы видим ясно острое противоречие между жизненными представлениями и основополагающими интересами РОГов, с одной стороны, и нашим либеральным истеблишментом, который в основном сформировался еще в 1990-е годы и в последние месяцы претендовал на лидерство (как идейно-теоретическое, так и организационное) в новоявленном протестном движении. И вышло, что само это противоречие и либеральный истеблишмент как таковой оказались серьезными тормозами для перестройки-2.

Почему и как? Давайте по порядку.


Партия маленького зла

Я, грешным делом, думал и даже предвкусительно надеялся, что после 24 сентября 2011 года, момента объявления о рокировке Медведев/Путин, никто уже не осмелится открыть рот по поводу того, что во власти есть «хорошие либералы» и «плохие силовики» и от исхода противостояния двух этих групп зависит будущее страны. Поскольку эта концепция, активно навязываемая нам практически с 2000 г., потерпела полный и очевидный крах.

Но нет. Ни фига. Намедни уважаемая газета «Ведомости» во вполне себе редакционной (!) статье возобновила пропагандистскую кампанию на этот счет. По версии «Ведомостей», основной политический конфликт и сюжет в современной России — это «партия Медведева» (хорошие либералы-западники) и «партия Сечина» (нехорошие государственники-силовики, та самая «кровавая гэбня»). И вопрос жизнесмерти: какая партия победит при формировании нового федерального правительства, назначаемого в мае, после очередной инаугурации Путина.

Почти уже нет сил комментировать эту шнягу, но придется.

1. За 12 с лишним лет, что те же Медведев и Сечин находятся на верхних этажах власти (первый даже успел 4 года президентом РФ посидеть), не было получено экспериментальных доказательств или хотя бы свидетельств того, что между этими условными людьми есть устойчивые идеологические разногласия.

Что, президентство Медведева ознаменовалось каким-то либеральным прорывом? Что об этом говорит? Отмена то ли зимнего, то ли летнего времени (каюсь, так и не разобрался, какого именно)? Провальная реформа МВД, завершившаяся праздником с бутылками шампанского в анальных отверстиях? Увеличение президентского срока до 6 лет? Рассуждения о модернизации, столь же пространные, сколь и бесплодные, поскольку смысла самого термина уходящий президент, судя по всему, трагически не понимает; для него модернизация — это покупка нового iPad'a, а не построение общества модерна? Инноград «Сколково» (кто-нибудь вообще знает, что там теперь происходит)? «Большая Москва», создаваемая для того, чтобы некоторая группа подмосковных землевладельцев имела возможность продать свои обременительные угодья государству по выгодной цене? Наконец, разнузданные гулянья президентской супруги по всей честной Европе, от Бельгии до Италии, ставшие притчей во языцех в европейских СМИ?

Здесь мне скажут, что Медведев не был политически самостоятелен, а на 9/10 зависел от Путина. (Наверное, особенно в части путешествий собственной жены.) Отвечу: на территории, очерченной вышезаданными мною вопросами, решения принимал именно Медведев (не Путин). Я же не спрашиваю, почему третий президент РФ не приватизировал «Роснефть» или не поменял руководство ФСБ. Этого без Путина он точно сделать не мог. Если и хотел, что, опять же, не доказано.

Здесь, кстати, такой информированный человек, как Алексей Кудрин, в интервью обозревателю «МК» Михаилу Ростовскому на днях подтвердил то, что человек куда менее информированный — я, Белковский, — говорил несколько лет подряд: не надо думать, что Путин Медведева как-то страшно ограничивал. Где-то ограничивал, а где-то — и совсем нет.

Но если даже поверить, что ДАМ был на своей преемнической позиции абсолютной марионеткой, то возникает иной вопрос: а чего соглашался-то? Это как-то говорит о человеке, его уровне, масштабе личности?

Надо заметить, что конструкция «вождь хороший, но темные силы прошлого его со всех сторон обложили и продыху не дают» — это типично перестроечное. «Горбачев алчет и жаждет реформ, но геронтократы во главе с Лигачевым все парализовали». (Многочисленные воспоминания соратников последнего генсека ЦК КПСС, которые мне довелось прочитать, свидетельствуют об обратном.) И само наличие такой конструкции говорит о перестройке-2, которая, как и ее предшественница, началась не благодаря первым лицам, а в силу осознания значительной частью элит патологической неэффективности сложившейся системы. О чем мы с вами уже, ясное дело, говорили.

А тем временем — политзаключенных Медведев, в отличие, кстати, от того же Горбачева, ни в одном глазу не освободил. Даже несчастного Мохнаткина, не говоря уже о счастливых Ходорковском и Лебедеве. Осужденных же по околополитическим статьям при ДАМе стало куда больше, чем прежде. Так, по данным Верховного суда РФ, в 2010 году 23 человека были осуждены за экстремистские призывы (ст. 280 УК РФ), 23 — за организацию экстремистского сообщества (статья 282.1) и 22 — за создание экстремистской организации (статья 282.2). Для сравнения: в 2009 году за организацию радикального сообщества были осуждены лишь 2 человека, а за создание националистической организации — ни одного. По статье 282 в 2009 году были осуждены 65 лиц, а в 2010 году — уже 161 человек. Так что всего за «экстремизм» в том или ином его проявлении в 2010 году понесли уголовную ответственность 229 человек. При «кровавом тиране» Путине, скажем, в 2005 году по ст. 282 было вынесено 2 приговора, в 2006-м — 3.

{-page-}

 

Уровень коррупции при Медведеве только вырос, что бы там ни считала Transparency International. (Сама официальная Генпрокуратура недавно написала в Госдуму, что в 2011 году коррупционных преступлений в РФ стало на 40% больше, чем в 2010-м, — а на самом деле?) Политические реформы Медведев начал лишь на финише своего первого (надеюсь, и последнего) президентского срока, под давлением Болотной площади / проспекта Сахарова и — в данном случае уж точно — с прямой санкции Путина.

Ну и? За что мы должны его считать либералом? Реформатором, просвещенным мореплавателем? Все-еще-надеждой какой-никакой, но нации?

Теперь — коротко о Сечине. Не было зафиксировано, что этот функционер (бесспорно, весьма могущественный в определенных делах) активно участвовал в политике — в самом кондовом смысле этого слова. Да, он распатронил ЮКОС, что само по себе можно считать политикой просто по факту масштаба бедствия. Способствовал назначению в 2004 г. премьер-министром тишайшего Михаила Фрадкова, что тоже был акт политический. Пролоббировал ослабление Генпрокуратуры путем создания Следственного комитета (2007). Но Сечин не влиял на формат и структуру политической системы, не участвовал в партстроительстве, не занимался политико-идеологическими изысканиями. Он выполнял (и во многом выполняет) в системе совсем другую функцию — создание/поддержание системы финансовых потоков, которые работали бы на Путина и притом не зависели бы от людей, приведших в свое время второго президента РФ к власти (семьи Ельцина и Ко). Во многом ему это удалось, хотя и в этой части он был (остается) вовсе не эксклюзивен: у Путина есть и другие доверенные друзья/партнеры.

Т.е. мы должны как-то понять и запомнить, что ли: не существует никакой идейной борьбы между виртуальными партиями Медведева и Сечина. Есть аппаратная борьба кланов, да. И связанных с ними бизнес-групп. Но кланы и группы эти — части одной машины, всходы одного посева. И успех одного из кланов — локальный или даже по всем фронтам — самостоятельного политического значения не имеет.

2. Если даже предположить, что партии Медведева и Сечина («либералов» и «охранителей») реально есть на свете, то совершенно не ясны границы этих псевдополитических образований. Почему их только две? В эксперименте установлено, например, что экс-Минфин Алексей Кудрин и глава Сбербанка Герман Греф, которые считаются вроде как либералами, относятся к ДАМу весьма снисходительно, если не говорить жестче. А трейдер Геннадий Тимченко и шеф высочайшей охраны Виктор Золотов, коих следовало бы, по идее, относить к охранителям, весьма ревностно, если не выражаться крепче, воспринимают Игоря Сечина. Так сколько здесь на самом деле партий и где черта между ними?

После четырех фантасмагорических лет Медведева-президента нам снова пытаются продать любимый товар либерального истеблишмента — доктрину «меньшего зла». С которым нам стоило бы связать какие-то надежды, ибо добра просто не бывает на свете. (Хочу похвастаться тем, что был в свое время одним из первых биографов ДАМа: еще в феврале 2008 года издал о нем книжонку «Очень маленькое зло». Заглавие исторически оправдалось, на мой взгляд.) Ну и заодно намекают, что вот если энергетикой в новом правительстве будут руководить Сергей Кириенко и/или Михаил Абызов — люди с либеральной репутацией, хе-хе, — тогда модернизация России возможна. А если Игорь Сечин или какой другой представитель «кровавой гэбни» — тогда туши свет… Зато если Сечина, паче чаяния, сошлют на полную синекуру типа поста секретаря Совета безопасности — тут уж Россия выберет либеральный курс и никогда больше с него не свернет, чего бы ей это ни стоило.

Обидно, что подобная лабуда публикуется не на портале Lifenews, а от лица издания, по которому многие серьезные наблюдатели, в т.ч. иностранные, формируют представления о логике и машинерии российской власти. Впрочем, нам не привыкать, увы.


Шуваловщина в либеральном движении

Недавний скандал вокруг первого вице-премьера Игоря Шувалова заслуживает особого внимания, ибо еще раз показал: как раз либеральный истеблишмент насаждает и культивирует у нас принцип «своим — всё, остальным — закон» (в чем традиционно обвиняют Путина и «кровавую гэбню»).

Очертания скандала известны, думаю, большинству читателей, потому сильно погружаться в детали не буду. Напомню лишь основные моменты. В конце марта самые влиятельные деловые издания мира The Wall Street Journal и Financial Times, опираясь на документы, чья подлинность не вызвала у них сомнений (иначе б, вестимо, не публиковали), обнародовали информацию о некоторых доходах оффшорных компаний, связанных с Шуваловым и его женой. Доходы, полученные в середине нулевых годов этого века, когда Шувалов уже занимал различные высокие государственные посты, существенно превысили $100 млн.

Источника доходов было названо два:

— спекуляции с акциями «Газпрома» при участии большого бизнесмена Сулеймана Керимова; при этом Шувалов, как чиновник, допущенный к столику, мог оперировать инсайдерской информацией о грядущей в 2005 году либерализации рынка акций «Газпрома», что закономерно привело к резкому росту их курса и, соответственно, солидной прибыли партнеров;

— почти то же самое, но с акциями британской металлургической компании Corus и участием не менее серьезных бизнесменов Алишера Усманова и Романа Абрамовича.

По мелочи в газетах заодно сообщили, что у нынешнего первого вице-премьера есть, оказывается, большие дома в Москве, Лондоне и Австрии.

Реакция либерального истеблишмента, обычно яростно ратующего за прозрачность власти, борьбу с путинской коррупцией и т.п., не заставила себя особенно ждать. Общий смысл реакции сводится к трем тезисам:

— Шувалов — наш, поэтому ему все позволительно (хотя, возможно, и не все полезно);

— разоблачить первого вице-премьера хотят злые силы (во главе с «кровавой гэбней»), стремящиеся не допустить, чтобы либерал Шувалов сохранил свой пост в грядущем правительстве им. Медведева;

— во всем виноват экс-адвокат Шувалова Павел Ивлев, живущий ныне в Нью-Йорке и, видимо, продавшийся «кровавой гэбне»; это он слил западным СМИ компромат на былого клиента.

Приведу парочку наиболее красноречивых цитат, без которых нельзя до конца поверить в происходящее.

Александр Волошин, экс-руководитель администрации президента РФ (1999—2003), мини-икона либерального истеблишмента:

«Шувалов — прямой, последовательный и принципиальный человек с прогрессивными взглядами — он всегда выступал за демонополизацию экономики, за приватизацию, за последовательное сокращение вмешательства государства в экономику и прозрачность госрегулирования, за усиление и развитие местного самоуправления.

Я думаю, именно за эту принципиальность, а также за менеджерские способности его ценят президент и премьер-министр.

И поэтому же у него, безусловно, хватает противников и недоброжелателей. И поэтому же информационная кампания против него развернулась именно сейчас — в период обсуждения структуры и состава будущего правительства» (блог Волошина на сайте «Эха Москвы»).

{-page-}

 

А вот — известный российско-американский политолог Николай Злобин на том же сайте:

«Типичным примером этого стал, например, наезд на вице-премьера Шувалова, обвиненного его бывшим и, похоже, морально нечистоплотным адвокатом, сбежавшим в США, в том, что тот якобы незаконно обогатился. Эта история а la 90-е характерна для нынешней ситуации в стране по ряду причин. С одной стороны, конкретных обвинений, как принято, не выдвигается, а дело ограничивается толстыми намеками. Простой расчет на естественную ненависть россиян к чиновникам. Из всех нынешних госслужащих своего ранга, наверное, только Шувалов известен тем, что никогда не скрывал своего состояния, заработанного в свое время в бизнесе. Более того, он чуть ли не единственный, кто сделал свои семейные финансы полностью прозрачными и платил с них налоги каждый год. Среди коллег он даже прославился излишней, по их мнению, щепетильностью в вопросах возможных конфликтов интересов и не был замечен в преференциях, а уж тем более откатах. Но идея презумпции невиновности в стране так и не привилась. Богатый — значит, по определению, жулик.

С другой стороны, гораздо важнее то, что атака на Шувалова удивительным образом совпала с пиком клановой борьбы за состав нового правительства, где его — чуть ли не единственного либерала — некоторые силы очень не хотят видеть. Особенно учитывая, что именно руководители экономического блока правительства будут осуществлять и контролировать второй этап масштабной приватизации. Речь идет об огромных деньгах и серьезнейшем политическом влиянии. Желание порулить приватизацией есть у разных групп, сосредоточенных вокруг Путина, и наезд на Шувалова, похоже, рассчитан именно на его реакцию. Им даже удалось подключить некоторые американские СМИ, ибо российские власти, как и в 90-е, больше прислушиваются именно к ним, имея все основания не доверять объективности собственных. Да и США, мол, надо подумать, как работать с правительством, где есть такие чиновники».

(Можно дать еще много аналогичных цитат, но не хочу доводить читателя до разноцветного каления.)

М-да. Как говорится, я люблю быть идиотом, но не люблю, когда из меня делают идиота.

Рассуждения о каких-то там заработках Шувалова в бизнесе — это смех и грех. Потому что в бизнесе он не работал с 1997 года, когда стал начальником департамента в Госкомимуществе. (Как говорят, благодаря его тогдашним покровителям Александру Мамуту и Олегу Бойко.) А до того он функционировал не президентом/совладельцем крупной нефтяной компании, а директором адвокатского бюро «АЛМ» (что расшифровывается как «Александр Леонидович Мамут»), где — особенно в те времена — ни сотен, ни десятков миллионов долларов надыбать было невозможно. Сделки же, о которых написали ведущие мировые СМИ, относятся к 2004—2005 гг., когда Шувалов служил помощником президента РФ, а в предшествующие три года — и вовсе руководителем аппарата федерального правительства. При чем здесь бизнес? Да и о каких «толстых намеках» идет речь, если предъявлены конкретные факты и документы?

Впрочем, наиболее умиляет пассаж г-на Волошина про то, как Шувалов «всегда выступал за демонополизацию экономики, за приватизацию, за последовательное сокращение вмешательства государства в экономику и прозрачность госрегулирования, за усиление и развитие местного самоуправления». То есть за все то, чего власть, в которой подозреваемый чиновник занимал ключевые позиции, совершенно не делала. Спрашивается в задачнике: если ты — большой начальник в правительстве, которое не только не воплощает твои идеалы, но последовательно действует против них, то не логично ли уйти в оппозицию или, по крайней мере, в отставку? А если не уходишь — то готов отвечать за это правительство?..

Вот и всё у них так.

Я, кстати, могу задать нашим либералам еще несколько вопросов про Игоря Шувалова, без которого, как нас призывают поверить, следующее правительство сойдет с колеи и быть не сумеет. Только вопросы, ответы (уже понятные многим) будут потом.

1. Что известно об интересах первого вице-премьера в компании NVision Group, которая долгое время выступала крупнейшим подрядчиком по государственной программе «Электронное правительство», а недавно была куплена АФК «Система» за $400 млн? При том что никаких сопоставимых активов, кроме госконтрактов и, возможно, лоббистского ресурса некоего крупного чиновника, у этой компании нет? Кому достались $400 млн?

2. Какова роль Игоря Шувалова в спасении от банкротства после кризиса-2008 крупной девелоперской компании ПИК? Правда ли, что ПИК был спасен после того, как крупным его совладельцем совершенно бесплатно стал все тот же Сулейман Керимов, замеченный во вполне специальных отношениях с первым вице-премьером?

3. Правда ли, что Игорь Шувалов живет на приватизированной по суперльготным расценкам экс-госдаче в Заречье, в скромном доме площадью 7000 кв.м (а чего бы и не жить, действительно, если ты статусный либерал и все деньги еще юношей заработал в бизнесе)?

Что же до адвоката Павла Ивлева (если, конечно, считать, что это именно он передал в газеты скандальные документы), то — два тезиса.

А) Я не знаю, какие у них отношения с Шуваловым. И кто из них имеет право промеж себя на кого-то обижаться. Но с точки зрения российского общества Ивлев в любом случае совершил благое дело — разоблачил крупную коррупционную схему. А что он сделал это как раз вовремя — в междуцарствие, чтобы привлечь больше медиавнимания, — молодец. Так и надо.

Б) Ивлев был юристом не только Шувалова, но и ЮКОСа. С 2005 года он находится в розыске по обвинению в отмывании денег ЮКОСа на сумму $14 млрд (!), с 2006-го — под заочным арестом, в 2008-м получил политическое убежище в США. Подозревать его в том, что он работает на Сечина? Ну…

Простите, что так пространно получилось, но это кто-то должен был сделать.


В защиту кровавой гэбни

На этом фоне уже как-то милее и нежнее выглядит «кровавая гэбня». Которая ворует тихо и уныло. А на вопрос: «Ты, кровавая гэбня, зачем воруешь?» — отвечает, скосив усталые глаза на портрет Путина:

— Ну, понимаешь… Тут один наш чувак президентом России неожиданно стал. 12 лет назад. Нельзя было такой шанс упустить. А то что мы потом внукам скажем? Что проебали?

Либеральный же истеблишмент ворует с высшим смыслом и глубинным значением, с пафосом и харизмой. «Зарабатывает в бизнесе», чтобы как можно меньше осталось «кровавой гэбне» и, значит, резко упала вероятность тоталитарного реванша. Чтобы маленькое зло в этой стране всегда торжествовало над большим.

И при этом они еще хотят возглавлять протест РОГов. «Кровавая гэбня», к счастью, на это не претендует. Хотя, конечно, очень пикантно было бы увидеть Игоря Сечина на трибуне проспекта Сахарова. Если б у Сечина имелось политическое мышление, он бы что-нибудь подобное и отчебучил. Предварительно согласовав с Путиным, ясный перец.


Либералы на РОГах

Вернемся к тому, с чего начинали 3000 слов назад.

РОГа сегодня объективно создают приоритетный запрос на преодоление постмодерна в политике и переход к парадигме модерна, предполагающей, что общественные и политические лидеры реально верят в то, что говорят, и взаправду собираются делать то, что обещают. Запрос на политическую искренность, если угодно.

РОГам нужна Россия-Европа, где чиновник, уличенный в сомнительных финансовых операциях на крупные денежные суммы, немедленно отправляется с вещами на выход независимо от того, какова его идеология, кто его друзья и враги. И никому из трезвомыслящих политиков/экспертов не придет в голову такого чиновника выгораживать.

В то время как наш либеральный истеблишмент — это идеальное порождение политического постмодерна, густо замешенного на, очень мягко выражаясь, полной неискренности.

Это противоречие непримиримо. Но оно стало самостоятельным фактором торможения протестов.

Этот тормоз может быть отключен при условии выдвижения качественно иной линейки лидеров. Такие лидеры уже появляются/появились, но кто из них останется на поверхности, а кто утонет хитрой рыжей мордой вниз — мы узнаем в ближайшие год-полтора. Увы, все требует времени, даже перестройка-2.

Что же касается аппаратно-деловых войн между «либералами» и «кровавой гэбней» — это все очень хорошо. Чем больше они воюют, тем более ясным становится РОГам портрет не только нынешней власти, но и правящего класса в целом.

Сожрите друг друга, как говорил персонаж Бориса Акунина, одного из активных участников Болотной и Сахарова.​

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:21

  • tridi· 2012-04-16 21:17:27
    Не понял, здесь построчно платят? Или Белковский думает, что он - Пушкин и его будут читать? Почему такое неуважение к свободному времени читателей OS?
  • sir-charlie· 2012-04-17 14:08:31
    2 tridi

    Ну Белковского-то, в отличие от Пушкина, Вы читаете.
    Хотя, и вправду, вся мысль 3-страничного текста - на одну фразу. Так он эту, совершенно справедливую, фразу не в первый раз повторяет, а вы все не верите))
  • pv· 2012-04-17 16:52:13
    нет-нет, триди и птушкина читает, и бодунова слушает, и на OS заглядывается - у него много "свободного времени")
Читать все комментарии ›
Все новости ›