Оцените материал

Просмотров: 14949

Россия и ее колени

Эдуард Дорожкин · 26/02/2009
ЭДУАРД ДОРОЖКИН о том, как трудно расставаться с только что нажитой национальной гордостью

©  ИТАР-ТАСС

Россия и ее колени
Избавиться от ощущения собственного превосходства не так легко, как кажется. Нам всем этот ответственный шаг еще только предстоит.

За последние годы мы как-то привыкли думать, что находимся в одном фарватере с мировым процессом и тем не менее выгодно отличаемся от всех прочих его участников тем, что мы — Россия. Неоднократно приходилось слышать мнение, что Москва, переплюнув обшарпанные европейские мегаполисы, стала столицей мира, ну уж Европы по крайней мере. Три тысячи евро в месяц за однокомнатную квартиру — такого нет даже в сверхдорогом Лондоне. А здесь выстраивается очередь из благонадежных экспатов-арендаторов с рекомендациями, только свистни.

У нас самые замечательные рестораны, в которых работают самые выдающиеся повара. У нас лучшие в мире бутики, поскольку в них никогда не бывает народа. У нас есть потрясающее современное кино, собирающее полные залы. Есть Михалков. Есть Бондарчук, Есть Бекмамбетов.

©  ИТАР-ТАСС

Россия и ее колени
Наши художники бьют аукционные рекорды: выставляемые ими унитазы уходят по цене Клода Моне. Мы забираем себе самые роскошные номера в самых великих отелях мира: здесь повязали когда-то Мату Хари, а теперь живу я, простой нефтеюганский паренек, с семьей и няней.

Естественно, у нас самые красивые в мире девушки, и так было всегда, потому что француженки карлицы, итальянки уродки, немки чертовы фрау. Но теперь и парни наши отчаянно хороши: они ходят в тренажерный зал, употребляют кефир с бифидобактериями, не пьют не только одеколон, но и водку, рано ложатся спать и занимаются в кружке бальных танцев. И еще немножечко шьют: дизайнеры наши тоже — ну, не гениальные, положим, но «интересные», производящие «забавные» вещи.

Прошлым летом случилось мне покупать говно. В переносном смысле я его приобретаю всю сознательную жизнь, а тут пришлось в прямом — на удобрение, георгины там, пионы всякие древовидные, жимолость. И вот приезжает из соседней деревни Симбухово навоз. Вылезает его законный владелец: «С вас тысяча долларов». Я ему говорю: «Как тысяча долларов? И почему в долларах?» — «Потому что это вам не говно всякое, а наш продукт, местный».

Наш продукт. Местный. «Ты чё, не из России?» — говорит мне мой сосед по столику на круизном лайнере, вынимает из папки со счетом 10 евро, оставленные на чай, и кладет сотенную купюру. «Господь все видит. Он воздаст. Не боись», — Рокфеллер из Челябинска похлопывает меня по плечу, и мы следуем в бар на дижестивы.

Года три тому назад я имел краткий, но полезный разговор с владельцем одного из трех гранд-отелей в швейцарской деревушке Гштаад. Он вызвал страшное недовольство наших путешественников тем, что не только не расширил квоты для российского рынка, но, увидев наплыв русичей в горнолыжных «Дольче и Габбана», даже уменьшил их. Я призвал старикана к ответу. «Понимаете, чтобы дать вам, я должен у кого-то забрать. У кого? Англичане у меня 120 лет, дольше только швейцарцы. Американцы — 100 лет. Немцы приехали сразу после войны. Французы — с начала прошлого века. Вы сначала повыбирайте хотя бы лет двадцать ваши шесть процентов, а потом поговорим».

И что? Как в воду ведь глядел хитрый альпийский тролль. В безумии страстей мы ужасно переоценивали не только свою страну — это как раз ладно, даже трогательно, но и себя тоже, свои возможности, свое место в подлунном мире. «Я не стану корячиться за сраный трюндель», — было гимном сытых времен. А щас как славно было бы откусить хоть кусочек, а...

Где очередь из арендаторов жилплощади на Тверской? Мой подъезд опустел. Шефы из Европы пакуют чемоданы и думают, куда пристраивать в старых условиях своих новых русских жен. Крупномерные деревья, этот дорогостоящий фетиш владельцев рублево-успенских замков на бывших колхозных полях, отдают по 15 тысяч рублей с посадкой и гарантией. В газете «На Рублевке» вместо объявлений о продаже дров из виноградной лозы размещено «Отдам в хорошие руки подержанную “Биркин”». У нас на корпоративном сайте продают подержанные лыжные ботинки и штаны с начесом. Глянцевые молодые люди с годовым запасом бифидобактерий и отличным вращением постят объявы о продаже своих абонементов в World Class за четверть цены и с замиранием сердца собирают слухи о грядущих сокращениях штата. Девушки в «Найт флайте» не по-детски грустят — поводов для веселья и вправду мало.

Я и сам пишу эти строки в доме за полмиллиона долларов, который сейчас не возьмут и за сто, надеясь получить сто долларов гонорара вместо докризисных пятисот. Зато, зато, зато... Я с удовольствием смотрю во двор: там, под снегом, ждут весны древовидные пионы, удобренные отечественным продуктом за астрономические, баснословные деньги. Я испытываю определенное чувство превосходства над соседями, не совершившими столь выгодного вложения.

Расстаться с этой иллюзией мне тоже еще только предстоит. Это не так легко, как кажется.


Другие колонки Эдуарда Дорожкина:
Москва-Вена. Copy-paste, 29.01.2009
Дилетантизм как блюдо дня, 8.12.2008
Про хамство, 7.12.2008

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:7

  • ChicagoFreak· 2009-02-26 19:04:19
    Как всегда отличная статья Едуард! Помню тебя ещё с моих полудетских лет с легендарного "ОМ". В "поднятие с колен", и в уверовании собственной крутизны, и избранность поверило лишь население России, весь мир мягко говоря нблюдал за этим вашим "МММ" с улыбкой иронии, мне один знакомый испанец тогда сказал глядя на Парад московских Понтов: "Ох, как им больно то падать будет!"...что собственно и случилось.
  • Gunno· 2009-02-26 19:38:00
    Эдуард, ну напишите, пожалуйста, роман. Напишете все-таки роман?
  • astra· 2009-02-27 16:59:22
    "...а теперь живу я, простой нефтеюганский паренек, с семьей и няней" В наше время простые пареньки если и хотят создать семью, то не могут. Куда привести молодую жену? На что растить детей? Быть плечом, опорой, каменной стеной... как это? Простым паренькам, действительно простым, обыкновенным, без семи пядей во лбу, без преступного прошлого и настоящего, без наследства или счета в банке трудно, практически невозможно в нашей стране создать новую ячейку общества. Где уж там завести няню... Стебётесь... Весело...
Читать все комментарии ›
Все новости ›