Новости

non/fiction бьет рекорды

08/12/2009 15:09

©  Владимир Астапкович  ⁄  ИТАР-ТАСС

non/fiction бьет рекорды

XI Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction, завершившаяся в Москве в это воскресенье, поставила рекорд посещаемости. Об этом сообщает РИА Новости.
Ярмарку, проходившую в ЦДХ, за пять дней работы посетило 29,3 тысячи человек — на 2,03 тысячи больше, чем в прошлом году. В субботу non/fiction поставила абсолютный рекорд посещаемости — 7,73 тысячи человек.

В ярмарке участвовали 282 издательства из 18 стран. Кроме того, у 11-й non/fiction было два спецраздела — антикварной и детской книги. Здесь также прошло 19 художественных проектов, включая вручение Премии Андрея Белого.

В число бестселлеров в этом году вошли книга «Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею для фильма Олега Дормана», проданная тиражом 4 тысячи экземпляров, а также «Лаура и ее оригинал» Набокова, «Журавли и карлики» Леонида Юзефовича, «Каменный мост» Александра Терехова.

Организаторы уже объявили, что планируют провести 12-ю non/fiction в ЦДХ с 1 по 5 декабря 2010 года. Отметим, что правительство недавно постановило снести здание Центрального Дома художника, хотя пока неясно, когда это должно произойти.
Источники информации: РИА Новости

Ссылки

КомментарииВсего:1

  • lapriviz· 2009-12-10 18:32:02
    На non/fiction смогла выбраться только в воскресенье в середине дня. Часам к 17 стало ясно, все обойти не успею и во многом не смогу разобраться. Во-первых, в наше время трудно понять, что из себя представляет та или иная книга, поскольку многое из привлекающего внимание с первого взгляда часто оказывается неинтересным при прочтении, и наоборот, некоторые совершенно неброские и незаметные проекты насыщены интересным содержанием.
    Присела отдохнуть на свободный стул в зоне семинаров и сформулировала несколько выводов:
    1. к non/fiction надо готовиться более тщательно, взять этот бастион внезапным набегом уже не получается, среди новых авторов, появляющихся со скоростью грибов после дождя, с ходу не разобраться;
    2. на нынешней non/fiction было много, не в пример прошлогодним, неинтеллектуальной литературы, похоже некоторые издательства восприняли эту ярмарку, как еще одну возможность сбыта продукции;
    3. много, ну очень много издается классики, это само по себе неплохо для читателей, но издатель при этом проигрывает, поскольку конкуренция обострилась до предела, и в конце концов, растерянно глядя на все переиздания классиков на любой вкус, вспоминаешь, что у тебя уже давным-давно есть полное собрание сочинений каждого из них, и на том успокаиваешься;
    4. бросается в глаза обилие религиозной литературы для всех категорий читателей.
    Пока я размышляла обо всем, об этом, через проход от зоны семинаров на стенде издательства Рипол Классик началась встреча с Верой Эфрон, автором книг «Продана». Встреча проходила один на один: перед автором стоял один читатель. Может это и не плохо в наше время, поскольку простым делением общего количества все книг на количество читателей, получается, что последних на все выходящие сегодня издания явно не хватает. Так что радуйтесь авторы, если хоть один ваш поклонник заявил о себе. Уже потом прочла в Интернете, что книга «Продана», шестая по счету у этого автора, издана тиражом 75 тысяч экземпляров. А сама Вера Эфрон руководит группой волонтеров, которые помогают людям, попавшим в сексуальное рабство, и ее книга написана со слов девушки, побывавшей в такой ужасной ситуации.
    Наблюдения за общением Веры Эфрон с единственным читателем были прерваны мелодичным голосом Александра Васильева, в зоне семинаров началась презентация книг о моде, выпушенных издательством Этерна. В начале презентации оставалось много свободных стульев, а ближе к концу уже и стоять-то уже было негде. Собственно об этом и предупреждал Васильев, сразу заявивший, что на его «голосок» еще придут люди. И они пришли, заворожено слушали маэтро, покупали его книги, продающиеся рядом, и выстраивались в очередь за автографом. Васильев, как обычно, сообщил что-то интересное, похвалил себя и своих читателей – в общем, всех успокоил и настроил благодушно.
    Под «голосок» Александра Васильева я покидала XI non/fiction, и выруливая со стоянки, думала, а каково это, будучи женщиной лет 40–60 (такая возрастная категория особенно привержена творчеству историка моды), поднявшей руку для того, чтобы задать вопрос, услышать следующее в свой адрес: «Пусть задаст вопрос та рыженькая». Александр Васильев называл всех своих поклонниц не иначе как, «блондиночка», «темная брюнеточка» и так далее. С одной стороны, это звучит легко и забавно, а с другой, есть в этом что-то неправильное. Интересно, как бы сам Васильев отнесся к обращению типа «толстячок», или «пузанчик», произнесенного незнакомым человеком на публике? Будем надеяться, что тоже легко и непринужденно. Вряд ли бы умный человек, каковым Васильев безусловно является, обошелся бы с другими так, как не хотел бы, чтобы обошлись с ним.

Оцените материал

Просмотров: 4492
Все новости ›