Тупая гитарная музыка на десять тысяч человек в случае Kasabian и удается, и продается лучше всего.

Оцените материал

Просмотров: 11666

Kasabian, Zola Jesus, DJ Shadow и др.

Наталья Югринова · 06/10/2011
Шведский синти-поп в 3D, американское ретро по версии палестино-филиппинца, альбомы британских стадионных рок-героев и принцессы новой готики

Имена:  Ника Роза Данилова (Zola Jesus)

Kasabian, Zola Jesus, DJ Shadow и др.
Kasabian
«Velociraptor!»

Columbia
**

Что это: Велоцирапторы, наводившие страх и трепет на посетителей «Парка юрского периода», на самом деле в холке едва доставали человеку до колена, были покрыты перьями и вообще напоминали помесь овчарки и фазана. С новым альбомом британских рок-героев Kasabian творится примерно та же неразбериха: как бы музыкантам ни хотелось нахлобучить на голову корону развалившихся Oasis и покорить Вселенную, получается что-то помельче. Kasabian разрываются между хищническим стадионным роком, которого просит поколение журнала NME, и желанием соригинальничать. Синтезаторы, барабаны и гитары проваливаются то в мутную психоделию, то в блюз-рок, то в шестидесятнический мерси-бит, а то и вовсе оказываются на задворках манчестерского клуба Hacienda. Теми же экспериментами по скрещиванию электроники и рока музыканты были одержимы еще на дебютном альбоме, но если тогда еще можно было надеяться на превращение группы в наследников Primal Scream и пионеров «мэдчестера XXI века», то теперь ее творческое мельтешение как минимум непонятно. Жизнь ведь доказала: тупая гитарная музыка на десять тысяч человек в случае Kasabian и удается, и продается лучше всего.

Трек на пробу



Zola Jesus
«Conatus»

Souterrain Transmissions
*****

Кто это: Новая готика может быть не только дикой, но и симпатичной – с этой мыслью принцесса трагических гимнов Ника Роза Данилова обесцветила волосы, запаслась ритм-боксом и стареньким синтезатором Yamaha DX и заиграла самую танцевальную, умиротворенную и внятную из всех своих версий дарк-вейва, подобравшись куда ближе к Crystal Castles, Cold Cave иBlessure Grave, чем к Сьюзи Сью. На «Conatus» Zola Jesus снова звучит как в театре: торжественно, масштабно и не менее пронзительно, чем раньше; ее голосом, воспитанным оперой, можно с равным успехом вызывать мурашки и бить хрусталь. Но драматическую актрису тут явно заслоняет Данилова-композитор. С алхимической ловкостью она с помощью простейшего скрипичного рефрена и голого механического ритма доводит несложную мелодию «Avalanche» до натурального катарсиса, а после в «Lick the Palm of the Burning Handshake» задает этому эпическому пафосу поп-потенциал не хуже, чем умеет Флоренс Уэлч. К тому же, с густо подведенными черным глазами и хронической печалью в сердце, выглядит Данилова даже поинтереснее рыжеволосой коллеги.

Трек на пробу здесь


Hanni El Khatib
«Will the Guns Come Out»

Innovative Leisure
****

Кто это: Музыканты с экзотической родословной и нелогичным пристрастием к американскому ретро выходят в тираж – преемником специалиста по зомби-рокабилли Алекса Хунтая стал палестино-филиппинец Ханни эль-Хатиб – персонаж менее инфернальный, но такой же колоритный. Бывший арт-директор, скейтбордист и рекламный дизайнер, Хатиб в детстве обожал все звездно-полосатое, от кока-колы до панк-рока, и на своем дебютном альбоме он об этом обстоятельно докладывает. Но не с дуболомным мужицким ура-патриотизмом группы Daughtry, а с джокерской ухмылкой: свои песни, будь то юродивое буги в духе Heavy Trash, панковские кричалки, благообразный ду-воп или задушевный блюз-рок, одолженный у Black Keys, Хатиб пропевает так, словно заколачивает один за другим гвозди в гроб американской культуре. Это, конечно, не музыка для поножовщины, как ее предпочитает называть хозяин, но тестостерона и крутых поворотов в ней и вправду хватает.

Трек на пробу



Pallers
«The Sea of Memories»

Labrador
****

Кто это: Шведский дуэт Pallers (участники которого засветились в непохожих, но симпатичных проектах Club 8 и The Legends) носит окладистые усы, фотографируется без одежды и записывает печальный синти-поп с подсказки Saint Etienne, Junior Boys и The Radio Dept. История, в общем, для скандинавской инди-группы обыкновенная, но Pallers умудряются обыграть стереотипы так, что те звучат почти по-новому. Сентиментальный туман из спетых вполголоса строчек про поцелуи и отдающих эхом клавишных партий рано или поздно расходится, и под образцовой пластинкой для чахнущих от любви барышень обнаруживается не менее образцовая запись для лежачих танцев в чил-ауте. Или даже не совсем лежачих: ритмичные узоры синтезаторов в «Humdrum» и «Come Rain, Come Shine» напоминают о Kraftwerk и Depeche Mode одновременно, а мускулистый бас в «Wicked» покушается на техно 90-х. Но лучше всего у Pallers выходит даже не развивать свои мысли, а строить звук: благодаря магии эффектов и многослойности он обволакивает, на глазах становится объемным и выпуклым, и в этом свете даже самые банальные поп-приемы приобретают новое измерение. Ощущение такое же, как если бы знакомый наизусть черно-белый фильм показали в 3D.

Трек на пробу



DJ Shadow
«The Less You Know the Better»

Island/Verve
***

Кто это: В середине 90-х Джош Дэвис публично вернул славу хип-хопа в руки диджеев: используя вместо сытых бандитских речитативов архивные сэмплы, альбомом «Endtroducing…» он продемонстрировал, что музыка американского гетто может развиваться по совершенно новому – инструментальному – сценарию. К тому же DJ Shadow обращался к общечеловеческим, а не гангстерским эмоциям: в его понимании (и в понимании Джеймса Лавелля, с которым Дэвис придумал группу UNKLE) от тернтаблизма и сэмплоделики один шаг был до трип-хопа, а не до шаблонного рэпа Suge Knight и Паффа Дэдди. К четвертому альбому даже светлую трип-хоповую грусть Дэвис пытается вывести каленым железом; о визионерском подходе говорить больше не приходится вообще. По-прежнему выполняя роль музыкального блендера — нарезать, встряхнуть, подать, — он вовсю играет в патетическую рок-звезду: разит заточенными под хеви-метал гитарами на «Border Crossing» и «I’m Excited», закручивает вокруг одного лишь басового риффа словесную эксцентрику «Give Me Back the Nights» и даже для фаталистической баллады «Come on Riding» одалживает голос забытых кантри-рокеров Poco. Выходит громко, живо, но местами чересчур уж в лоб — как если бы за брейк-бит взялась, скажем, группа Europe.

Трек на пробу

 

 

 

 

 

Все новости ›