Наши музыканты придерживаются очень с уверенностью в себе и журналисты не любимы. I am a rad, что вы совсем другой человек.

Оцените материал

Просмотров: 12754

Алина Симон. «У вас есть зуны?»

Алина Симон · 28/07/2011
Нью-йоркская певица и уроженка Харькова вспоминает, как она однажды дала интервью «Комсомольской правде» и таким образом «стала рок-звездой в Соединенных Штатах»

Имена:  Алина Симон

©  Vinciane Verguethen

Алина Симон - Vinciane Verguethen

Алина Симон

Нью-йоркская певица Алина Симон — уроженка Харькова, в раннем детстве уехавшая с семьей в США, — продолжает интересоваться родиной предков. Дважды она побывала на Украине, регулярно приезжает в Россию с концертами. В 2008-м, через год после выхода дебютного альбома «Placelessness», выпустила «Everyone is Crying Out to Me, Beware», состоящий из песен Янки Дягилевой и привлекший серьезное внимание прессы в Америке. В этом году вышла книга ее эссе You Must Go and Win, также во многом посвященная «русской» части ее жизни: в книге можно прочесть, к примеру, о долгом путешествии Симон по Сибири, о первом визите на Украину; посмотреть комикс о жизни Янки, а также оценить, как живется независимому музыканту в Нью-Йорке. В июне 2011 года Симон обнародовала новый, авторский диск «Make Your Own Danger».

Предлагаем вам отрывок из первой главы You Must Go and Win — о том, как Алина Симон пыталась дать интервью газете «Комсомольская правда», название которой журналист по имени Кирилл перевел как Komsomol True.



Мы уехали из Харькова, потому что мой отец попал в черные списки КГБ, но всякий раз, когда я спрашивала, как это произошло, папа отвечал, что он точно не знает. Может, я думаю, он просто получил однажды официальное письмо на бланке КГБ, которое начиналось словами «Мы с сожалением сообщаем вам…», а заканчивалось аккуратным списком его преступлений?

©  Matthew Spencer

Алина Симон - Matthew Spencer

Алина Симон

Если я продолжала доставать его расспросами, он в конце концов бормотал: «Не делай из меня какого-нибудь диссидентствующего борца за свободу» — и возвращался к желтому блокноту, забитому уравнениями. Он отказывался романтизировать наш выезд из Советского Союза, чтобы я не представляла себе это в виде сцены из приключенческого фильма 1980-х. Его предостерегающий взгляд, казалось, говорил мне: «Не думай, что я поверг имперских штурмовиков или сплясал брейк-данс на пути к свободе».

Однако папа признавал, что это, вероятно, было связано с отказом от сотрудничества с КГБ, которое предложили ему в институте. После того события на мою семью посыпались неприятности. Медицинское освобождение от армии моего отца (в детстве он болел полиомиелитом) было отменено без предупреждения, и вместо офицерской службы, как у большинства выпускников вузов, он был отправлен к жестоким преступникам в строительные батальоны Советской армии. Мою маму заставили уволиться с работы, и она по загадочным причинам не могла найти другую, несмотря на университетский диплом с отличием. Безработица в СССР была официально запрещена, но ей пришлось сидеть со мной дома, в квартире, которую мы делили с родителями отца и его сестрой. Папа в это время менял одну черную работу за другой, редко задерживаясь где-либо надолго.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:15

  • asl· 2011-07-28 21:32:19
    И что такое зуны? Есть предположения?
  • Fedya Biryuz· 2011-07-28 22:48:20
    Какой-то уж очень отрывочный отрывок: не совсем понятно, почему вдруг автор стала понимать Янку Дягилеву.
  • Radif Kashapov· 2011-07-28 23:06:29
    То есть вы хотели, чтобы вам всю книгу перевели. Амазон в помощь.
Читать все комментарии ›
Все новости ›