Вам может показаться, что мы квакаем. На самом деле песню мы поем.

Оцените материал

Просмотров: 37709

Мультзвук

Денис Бояринов, Галя Чикис · 17/06/2011
Авангард, рок-н-ролл, лаунж и электронные эксперименты за кадром советской анимации
Кадр из мультфильма «Шкатулка с секретом»

Кадр из мультфильма «Шкатулка с секретом»

Советская анимация с самого рождения шла рука об руку с передовой музыкой. Начать с того, что Советская Россия — родина концепции «рисованного звука» (синтезирование звука с помощью графического изображения звуковых дорожек на кинопленке), которую разрабатывали Арсений Авраамов, Борис Янковский и Евгений Шолпо — к сожалению, эта одна из страниц нашей культурной истории, которая почти утрачена и забыта. Лаборатория Авраамова носила название «Мультзвук».

Все советское время территория анимации была более свободной от цензуры и культурных запретов по сравнению с другими искусствами. Поэтому дети в невинных мультиках могли слышать авангардную музыку, которая не доходила до их родителей и до нас дошла только на нереставрированных звуковых дорожках, а больше нигде не сохранилась. Дальше — тринадцать не слишком известных примеров передовой музыки в советских мультиках. Столетию русской анимации и 75-летию «Союзмультфильма» посвящается.



1. «Сказка о глупом мышонке» («Ленфильм», 1940)
Режиссер Михаил Цехановский. Композитор Дмитрий Шостакович


Пионер советской анимации Михаил Цехановский также приложил свою набитую на книжных иллюстрациях руку к «рисованному звуку», но на этом не остановился. В 1931 году вышел 10-минутный экспериментальный фильм Цехановского «Пасифик 231» на музыку Артюра Онеггера — наш ответ «Механическому балету» Джорджа Антейла — Фернана Леже. В 1933-м Цехановский приступает к полнометражному мультфильму «Сказка о попе и работнике его Балде», музыку к которому пишет Дмитрий Шостакович. Однако в 1936 году, после появления знаменитой статьи «Сумбур вместо музыки», обвиняющей композитора в «формализме», Шостакович прекратил работу над партитурой. Несмотря на организационные трудности, анимация к фильму была отснята Цехановским почти полностью и сдана на хранение в архив «Ленфильма», где была уничтожена во время одной из бомбардировок Ленинграда в начале Великой Отечественной войны в 1941 году. Из полнометражного фильма сохранился лишь шестиминутный фрагмент «Базар». Цехановский и Шостакович сделали вместе мультфильм по сказке Самуила Маршака, однако в нем мало авангардного, разве что беззвучная колыбельная Щуки (напомним, Джон Кейдж обнародовал знаменитую пьесу «4’33’’» в 1952-м).




2. «Случай с художником» («Союзмультфильм», 1962)
Режиссер Геннадий Козлов. Композитор Михаил Меерович


Анимационная критика модернистского западного искусства из ранних шестидесятых: бедный художник-портретист попадает под дождь, и его потекшие полотна вдруг становятся пропуском в бомонд, делая рисовальщика модным и богатым, а потом — в мир собственных галлюцинаций, где его ждет жуткий кошмар. Изуродованные герои картин оживают под таинственную балладу, в которой низкий женский голос поет: «Милая моя, хорошая, кем была ты, кем ты стала?» (Эта песня по гипнотическому эффекту сравнима со знаменитой таривердиевской «У тебя такие глаза»; к сожалению, имя исполнительницы неизвестно.) Ирония в том, что композитор Михаил Меерович, автор авангардного саундтрека к этому мультику, без слов изобличающему прогнивший буржуазный модернизм (он также написал гениальную музыку ко всем мультфильмам Юрия Норштейна, а также «Котенку по имени Гав», «Домовенку Кузе», «Паучку Ананси» и др.), в свое время как раз и пострадал за то, что слишком далеко отклонился от соцреалистической линии в искусстве: за «формализм» и «антинародность» в музыке. Заклейменный в 1948 году прозвищем «Змеерович», композитор имел возможность полноценно реализовываться только в художественном и мультипликационном кино. Впервые его имя появилось в титрах в 1954-м, после смерти Сталина, когда выпускнику и преподавателю Московской государственной консерватории было 34 года. Меерович наверстывал упущенное высокими темпами: его краткая фильмография насчитывает десятки и десятки работ, которые заслуживают внимания. Во всяком случае, не пропустите его антинародно-формалистские мюзиклы по Чуковскому «Айболит и Бармалей» (1973) и «Федорино горе» (1976).






3. «Буквы из ящика радиста» («Киевнаучфильм», 1966)
Режиссеры Владимир Пекарь, Владимир Попов. Композитор Александр Зацепин


Другой мультфильм, критикующий «их нравы»: в бурных океанских волнах терпит бедствие корабль «Батаява», однако его жадным до наживы владельцам-буржуинам все равно, и на выручку морякам приходят буквы Морзе, трудящиеся всей земли и советские люди. Фильм открывается образцовым эстрадным номером того времени — песней о людях труда, исполняемой задушевным баритоном Владимира Трошина, но композитору Александру Зацепину наверняка было интересней писать музыку, иллюстрирующую грешную жизнь западного общества: стилизации-пародии на твист, шейк, буги, а по сути — советский лаунж, которого почти не было. Этот мультфильм в свое время, наверное, мало кто заметил, но мастерство Зацепина писать твисты не прошло незамеченным — песня «Где-то на белом свете» из гайдаевской комедии про Шурика, вышедшей на киноэкраны в этом же 1966-м, станет всесоюзным хитом на все времена. Александр Зацепин — автор музыки еще к двум «этапным» советским мультфильмам: юмористическому «Фильм, фильм, фильм» (1968), где звучит первая московская рок-группа «Сокол» (и это ее единственная сохранившаяся запись), и полнометражной картине «Тайна третьей планеты» (1980), космический саундтрек к которой повлиял на не одно поколение местных электронных проектов от «Новых композиторов» и «Ножа для Frau Müller» до «Кима и Бурана».




4. «Маугли» («Союзмультфильм», 1967—1973)
Режиссер Роман Давыдов. Композитор Софья Губайдулина


Режиссер Роман Давыдов, автор «бидструповской» политэкономической сатиры «Акционеры», начал снимать один из самых известных советских мультсериалов в середине 1960-х, а в 1973-м его объединили в полный метр. Музыку к «Маугли» написала авангардный композитор Софья Губайдулина. Частично — с использованием уникального оптического синтезатора АНС (изобретение инженера Евгения Мурзина): музыку рисовали на экране с несохнущей краской (техническое воплощение идей Авраамова Шолпо). Губайдулиной нужно было что-то необычное, сказочное, а 72-тоновый синтезатор Мурзина давал созвучия и тембры, недоступные любому другому инструменту. АНС стоял в легендарной Студии электронной музыки, где на тот момент проводились самые передовые звуковые эксперименты в СССР. Слышать их результаты можно было только в самой студии (она же Музей Скрябина) или из динамиков телевизора, когда по экрану шел «Маугли».




5. «Стеклянная гармоника» («Союзмультфильм», 1968)
Режиссер Андрей Хржановский. Композитор Альфред Шнитке


Первый опыт сотрудничества крупнейшего российского аниматора Андрея Хржановского и крупнейшего композитора Альфреда Шнитке. В своей филигранной анимационной притче о том, что Власть таки не властна над Искусством, Хржановский использовал образы великих художников — Босха, Брейгеля, Дюрера, Эль Греко и Магритта. Шнитке, еще не написавший своих главных произведений, в авангардной композиции обращался к Баху. Несмотря на сравнительно вольное, «оттепельное» время выхода, мультфильм не устроил советских цензоров даже после того, как его сопроводили эпиграфом про «буржуазное общество», и на десятилетия лег на полку.




6. «Ну, погоди!» («Союзмультфильм», 1969—1993)
Режиссер Вячеслав Котеночкин


На первый взгляд любимейшему мультсериалу советских детей здесь не место. Во-первых, кто его не знает. Во-вторых, в нем совсем мало оригинальной музыки, даже известная всем музыкальная заставка, звучавшая на титрах, была позаимствована. У кого и как, в точности до сих пор не выяснено: по наиболее распространенной версии, она взята композитором Георгием Фиртичем («Приключения капитана Врунгеля»), исполнявшим на первом выпуске «Ну, погоди!» должность музыкального редактора, с пластинки венгерского композитора Тамаша Дика. Впрочем, дотошные архивариусы не со всеми этими данными согласны и вот уже несколько лет ведут изыскания, составляя полный плей-лист мультсериала. Оставшиеся неизвестными музредакторы «Ну, погоди!», умело подбиравшие саундтрек из танцевальных композиций иностранных биг-бендов, ансамбля электронных инструментов Мещерина и разномастных шлягеров — от Магомаева и Высоцкого до «Песняров» и голландского диско-ансамбля Digital Emotion, — намертво записали его в память не одного поколения советских людей. Как сейчас выясняется, «Ну, погоди!» был не просто мультсериал про Волка и Зайца, а замаскированный телехит-парад типа Top of the Pops, в котором, например, в 1976-м под видом патлатых рок-дворняг появилась московская бит-группа «Оловянные солдатики», авторы первого рок-магнитоальбома в СССР. В брежневское время их выступление возможно было только на мультипликационном телевидении.


Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:12

  • Ilya Orange· 2011-06-17 17:30:15
    А как же крафтверк в "возвращении блудного попугая"?
  • Valentin Diaconov· 2011-06-17 17:48:29
    Классная статья, ну, а "Шкатулка с секретом" - это действительно отвал башки. Еще бы вокал и текст там переписать...
  • Антон Долин· 2011-06-17 18:20:55
    Как можно было забыть гениальную - без шуток - музыку Моисея\Мечислава Вайнберга в "Винни-Пухе"??? Неужто Шандор Каллош или Минков с этим сравнятся? Недоработочка вышла.
Читать все комментарии ›
Все новости ›