Оцените материал

Просмотров: 15086

Фестиваль Le Printemps de Bourges

Денис Бояринов · 18/05/2011
Заметки с «небуржуазного» французского фестиваля: звезда по имени Zaz, фрик с бананом, ноу-ретро-новички, «тропики для готиков» и другая новая музыка

Имена:  Изабель Жеффруа (Zaz) · Филипп Катрин

Первое, что приходит в голову по поводу музыкального фестиваля «Весна в Бурже», — это каламбур «буржуазный фестиваль». Le Printemps de Bourges проходит с 1977 года в главном городе французского департамента Шер — когда-то столице зажиточной провинции Берри. Исторический центр Буржа впечатляет готическими арками древнего Собора Святого Стефана, дворцом первого французского капиталиста, торговца мехами Жака Кёра — и этот средневековый антураж сбивает с толку. Впрочем, когда в апреле фестиваль заполняет собой сердце Буржа, его тихий вековой уклад напрочь улетучивается: местные жители сбегают куда подальше, центр наводняют музыкальные туристы, численностью втрое превосходящие население города. Пять цветущих весенних дней в Бурже будет очень шумно — не только на официальных площадках фестиваля (их около десятка), но и возле клубов, баров и на мощеных улочках старого города, переполненных уличными музыкантами и просто желающими побузить.

Поначалу кажется, что в Бурже, где в 1982 году в одном расписании встретились мэтры Ив Монтан, Фрэнк Синатра и расхристанные юнцы The Cure, собирается более взрослая и респектабельная публика, чем, скажем, на студенческом TransMusicales в Ренне. Но это впечатление только первых дней фестиваля, когда молодежный угар еще не достигает нужного размаха. Первое предупреждение приходится на пятницу: от басов, сотрясающих главную 7-тысячную площадку феста, целиком отданную в пятницу местным рэперам, внутренности содрогаются уже за 500 метров, а за 300 метров от входа на площадку начинается роение темнокожих «пацанов», которое окончательно отбивает охоту проверять французских гоп-рэперов на качество музыки (по безжалостным басам понятно, что не в музыке дело). «Респектабельный» флер с Le Printemps de Bourges слетает в субботу вечером — уже в 20:00 подступы к центральным площадкам феста, где заявлены рейвы до 5 утра под общим заголовком Rock`n`Beat Party, оккупированы французскими мальчиками и девочками, пьяными то ли от собственной свежести, то ли банально от большого количества Kro (пиво Kronenbourg); к полуночи между площадками невозможно будет свободно перемещаться: давка как в московском метро в час пик. Музыка — дело молодых: статистика от организаторов сообщает, что 90% посетителей «Весны в Бурже» — young people, им до 35 лет, то есть в лучшем случае они фестивалю ровесники.



Звезда по имени Zaz

Начинается фестиваль, впрочем, очень чинно — его открывает самая яркая молодая звезда Франции Zaz, которая, если верить донесениям пиарщиков, уже и в России продала сотню тысяч дисков своего дебютного альбома. В Бурже на Изабель Жеффруа, работающую в традиции Пиаф-Монтана-Бреля и переносящую на большую сцену образ уличной певицы с уличным оркестром, пришел стар и млад, пришли молодые пары и семьи с детьми. Видно, что Zaz во Франции очень любят — то ли за похожесть на Пиаф, то ли за свежесть и силу голоса, за которые ее можно сравнить с другой громко дебютировавшей русской певицей на букву Z. И ей очень легко выступать, она носится по сцене как молодой пес, шалея от своей силы. Резюме: «Гарний голос у дивчини», как написала по поводу Zaz в своем твиттере Юлия Тимошенко. Забавно, что до своего взлета Изабель уже объездила Россию от Владивостока до Нижнего Новгорода с программой классики французского шансона и вскоре может вернуться к нам в новом статусе — российскими промоутерами ведутся переговоры о ее осенних концертах.


НоуРетро: Timber Timbre, Moriarty и Brigitte

Если продолжать игру в сравнения, то Zaz стоило бы уподобить британской девице Адель. Обе молоды, обе мощноголосы, обе работают в стилистике старого шлягера на новый лад и рвут национальные чарты. Неизвестно, что больше способствует их успеху — юность, вокальные данные или выбранная манера ноу-ретро, но по программе Le Printemps de Bourges можно было заключить, что многие молодые сейчас усиленно ищут новые идеи, возвращаясь к корням. В большом почете фолк, шансон и кантри, старые гитары, губные гармоники и тамбурины и т.д. При этом, конечно, все ищут свое лицо. Маленький спектакль ужасов канадского готик-фолк-трио Timber Timbre ничуть не похож на трагикомедийное кантри-кабаре их соотечественников Moriarty, несмотря на то что музыканты обеих групп активно используют слайд-гитару (также ансамбли объединяет то, что они только что выпустили по хорошей пластинке).

©  Gen Murakoshi

Moriarty

Moriarty

Еще одни успешно выступившие новички фестиваля в манере ноу-ретро — дуэт блондинки-распутницы и брюнетки-скромницы Brigitte — не скрывают своих источников вдохновения: сексапильные наряды из свингующих 1960-х; очки в оправе, как у Наны Мускури; песня с названием «Иисус — мой секс-символ»; эротическое напряжение, как в фильмах Роже Вадима, — ну и тамбурин, конечно, куда же без него. Всё вместе складывается в стопроцентно французский продукт — современный о-ля-ля-ремейк фривольной эстрады времен молодости Брижит Бардо, Джейн Биркин, Мари Лафоре, Франсуазы Арди и др. — одинаково симпатичный и для любителей разгадывать источники цитат, и для тех, кому нет до этого дела:




Катрин и банан

Музпродукт настолько французский, что поначалу вызывает оторопь, как особенно вонючий сыр, — это комедийный фрик-певец Филипп Катрин. Вот уж кому никогда не доведется выступать в России — ни на открытых концертах, ни на закрытых частных (разве что для сотрудников французского посольства). Однако представьте себе сходящую с ума пятитысячную арену, которая скандирует: «Свободу в жопу! Равенство в жопу! Братство в жопу!»; она повторяет это за лысоватым увальнем с пузиком набекрень, который верещит или гнусавит, неспешно прогуливаясь по сцене в нелепом костюме под грохот сопровождающей его группы. За всех отплясывает труппа гимнасточек, еще более оттеняющая гротескное уродство вокалиста, не чурающегося педерастических ужимок. И тем не менее очевидно, что Катрин — большая звезда. Он мастерски манипулирует публикой, контролируя каждый ее вздох. На доступных нам поп-примерах — Филипп Катрин соединяет карнавальность образа Верки Сердючки с панковско-подстрекательским подходом Сергея Шнурова и действует, опять же, в рамках французской традиции (вспомните, например, Сержа Генсбура, не боявшегося показаться в песнях и паяцем, и просто чудовищем). «Дайте мне есть мой банан голым на пляже», — провозглашает Катрин ценности оголтелого индивидуализма в одном из своих самых больших хитов, и зал радостно забрасывает его в финале крупными желтыми плодами. Как в этом клипе:




Глобализованное юношество: Concrete Knives и The Shoes

Картина актуальной французской музыки, вывезенная из Буржа, была бы неполной без молодежных проектов, которым малоинтересна национальная эстрадная традиция. Их создатели принадлежат к глобальному юношеству, черпающему информацию из одних источников информации — сайтов модных журналов и музыкальных блогов, независимо от того, живут ли они в Бруклине, Париже, Хельсинки, Осло или Москве. У нас их зачем-то дразнят «хипстерами»; не знаю, как к ним относятся во Франции, но, как мне показалось, без издевки, хоть они и поют исключительно на презираемом во французском быту английском языке.

©  Kymmo / flickr.com

Concrete Knives

Concrete Knives

Типический французский бэнд глобализованного юношества, встреченный мною на Le Printemps de Bourges, называется Concrete Knives; они только что выпустили ипишку под названием «You Can`t Blame The Youth», т.е. «Не осуждайте молодых», и это лучший аргумент против всех, кто презрительно скажет «хипстерская группа».

К собственным песням у Concrete Knives подход, как и у многих их сверстников. Они пытаются сопрячь, казалось бы, несовместимое — солнечные гармонии Beach Boys и холодящий душу саунд Сьюкси Сью или The Sisters of Mercy. В таких же воображаемых «тропиках для готиков» живут американцы Best Coast и The Drums, финны French Films, ижевцы Palms On Fire и многие другие. На сцене Concrete Knives воспроизводят суматоху молодежной вечеринки — такой ералаш имени Arcade Fire. Одним словом, милая группа.

Другая французская группа, максимально подключенная к глобальным мировым музтрендам, называется The Shoes. Дуэт, вовремя сменивший диджей-сеты на живые выступления, только что выпустил дебютную пластинку «Crack My Bones», которой занимался лондонский поп-продюсер Lexxx (Crystal Castles), те же Arcade Fire). Они представили ее на Le Printemps de Bourges энергичным выступлением, центральным элементом которого были выставленные на специальный подиум два барабанщика, отбивавшие не слишком сложные ритмы песен The Shoes, — они, а также инженер по свету, талантливо импровизировавший над световой партитурой, и сделали эту дискотеку незабываемой.

Фестивальное расписание Le Printemps de Bourges состоит не только из французов, хотя их тут большинство. Здесь выступали уроженец Панамы Алоэ Блэкк, работающий одновременно за молодого Барри Уайта и Джеймса Брауна; калифорнийский соул-ветеран Рафаэль Саадик; лондонская femme fatale Анна Кальви; претендующая на лавры Бьорк арт-англичанка Planningtorock; новые надежды британского рока The Vaccines; личные иконы Concrete Knives американцы Best Coast и всеобщий любимец Джеймс Блейк, на выступление которого мне пришлось проникать обманом — такой был ажиотаж. И многие другие — за пять дней фестиваля перед слушателями выступило больше 120 групп. Неизменным было одно: высочайший уровень качества звука и светового оформления всех выступлений (в Бурже вообще не использовался видеоряд и виджеинг; мне показалось, что у них это «не круто»), который недостижим для фестиваля в России — и еще неизвестно, когда будет достижим. На мои сетования по этому поводу мой французский приятель отреагировал так: «Ну вот будет у вас 30 лет подряд проводиться фестиваль, и у вас чему-нибудь научатся».​

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • hans-zivers· 2011-05-20 00:13:01
    Спасибо, интересный материал. Несколько новых имён для меня.
    А Zaz я ещё в прошлом году слушал, до этого бума в жж-шечке.

    Moriarty понравилось, мерси.
Все новости ›