В середине сета один из братьев Липпок свалился совершенно пьяный, оставив свою команду доигрывать в меньшинстве.

Оцените материал

Просмотров: 21803

Club Transmediale в Берлине

Артем Ушан · 09/02/2011
Берлинский фестиваль аудиовизуальных искусств задался вопросом: «Что такое электронный лайв в XXI веке?» АРТЕМ УШАН стал свидетелем шести убедительных ответов

Имена:  Мортон Суботник · Нам Джун Пайк · Урсула Богнер · Эй Вада · Ян Елинек

©  Jonathan Gröger / Transmediale 2011

Braun Tube Jazz Band

Braun Tube Jazz Band



Тема одиннадцатого ежегодного фестиваля Club Transmediale была заявлена как «LIVE!?». Стоящие в конце восклицательный и вопросительный знаки, судя по всему, означали критический и аналитический подход к ответу на вопрос «Что такое живое выступление в XXI веке?» (чтобы не отставать от родительского фестиваля Transmediale, осмысляющего вторжение высоких технологий в повседневность и искусство с серьезных теоретических позиций). Но, как известно, совмещение этих двух знаков препинания (интерробанг) означало риторичность вопроса, и это соответствует теме СТМ.11 как нельзя лучше.

В рамках фестиваля можно было увидеть разные варианты живых концертов, включая и те, где музыканты думают, что словом «лайв» можно обозначить простое физическое присутствие автора на сцене. Продюсеры использовали миди-контроллеры и компьютерные программы; художники исполняли музыку на предметах, вообще-то для этого не предназначенных; инженеры извлекали звуки из собственноручно спроектированных устройств, с устрашающим количеством торчащих из них проводов, — все эти разномастные выступления подтверждали относительность понятия «лайв» и убеждали слушателя, что не так важно, как играют, важно — что.

Ни вольным зрителям, ни большинству профессионалов было, по-видимому, вообще неинтересно, «как надо играть». Об этом свидетельствовали и полупустые залы во время дневных симпозиумов, где шли прения о том, что такое современный лайв — какую роль в нем играет слушатель, насколько важны во всем этом фестивали, подобные СТМ, и т.п. Даже вечеринка в честь открытия фестиваля подтвердила: публика считает, что обсуждать тут нечего. На сцену вышел толстяк Джейсон Форрест (Jason Forrest), также известный как Donna Summer, подправил громкость на макбуке и полтора часа гонял свои треки в плеере iTunes, задорно прыгая по сцене. Зрители были в восторге.

В этом году главными событиями фестиваля по части клубной музыки стали вечеринки лейблов Hyperdub, Perlon и ночь витч-хауса Drag’n’Drop — то есть полностью вышедший из подполья дабстеп, зависшее на месте минимал-электро и очередной хайп сезона, к тому же прошлого. Таково настоящее и ближайшее будущее танцевальной музыки по версии СТМ.11. Ночь главного дабстеп-лейбла планеты проходила в клубе Berghain, бескомпромиссная саунд-система которого прекрасно справлялась с оглушительными басами видных представителей этого жанра. Среди них — основатель Hyperdub и главный пропагандист дабстепа в прессе Стивен Гудман (Kode9), проект Кевина Мартина King Midas Sound, Ikonika, Terror Danjah. Все музыканты отыграли до полуночи, чтобы их могли послушать и те, кто не хочет оставаться на вечеринке до утра, то есть взрослая или внеклубная аудитория. За стенами клуба в это время лил дождь, и пустыри, окружающие здание бывшей электростанции, превращенной в Berghain, постепенно превращались в болота. Мокрые и грязные любители музыки добирались до входной двери клуба, выстояв длиннейшую очередь, — и чаще всего отправлялись жестким бергхайновским фейс-контролем восвояси. Многие из отверженных шли в клуб Maria, находящийся неподалеку, где проходила в это время витч-хаус-пати с участием диджеев из Германии, Дании и Америки — Sick Girls, o F F, GR†LLGR†LL и Gucci Goth, каждый из которых по-своему трактовал идеи, предложенные самым молодым на сегодня направлением в электронной музыке. Одни сводили переработанные поп-хиты с граймом, увеличивая градус безумия, другие, наоборот, замедляли треки все сильнее и сильнее. Публика реагировала положительно на любые выступления, и происходящее сильно напоминало любительскую нелегальную вечеринку, что добавляло теплоты в атмосферу. Впрочем, остромодный витч-хаус даже в демократичной и радикально-экспериментальной «Марии» допустили только на маленький танцпол, для большого же была составлена очень эклектичная программа — на этой сцене играли резидент лейбла Ghostly International Gold Panda, техно-продюсер TheField , индустриальная кельнская группа MIT и новые звезды мэдчестера WU LYF.

©  Courtesy transmediale

Мортон Суботник

Мортон Суботник

Фестиваль СТМ, естественно, не ограничивается музыкой для танцполов, она здесь занимает меньше половины программы. Сердца организаторов по-прежнему отданы модульным синтезаторам — концертов музыкантов, производящих электронные шумы с помощью коммутации необычных устройств, было множество. Для пущей убедительности был даже привезен автор одного из первых модульных синтезаторов, американец Мортон Суботник — настоящая легенда инженерии в области экспериментальной музыки. Суботник отыграл во время фестиваля два лайва и рассказал о своих новых разработках для айпэда — странно выглядящих приложениях, совмещающих в себе функции синтезатора и графического редактора. Идея Маршалла Маклюэна о воздействии электронной музыки на человека и ее медийной сущности, которую Суботник разрабатывает уже давно, приняла в этих программах вид игрушки для создания визуальных и звуковых узоров.

Большинство экспериментальных концертов СТМ в этом году проходило в клубе Festsaal Kreuzberg и соседнем клубе-галерее West Germany. Вообще, идея проводить фестиваль на площадках, максимально приближенных друг к другу, в этом году была реализована как нельзя лучше: основная ежевечерняя программа проходила недалеко от станции метро Kottbusser Tor, в четырех местах, расположенных друг от друга на расстоянии десяти метров, — барах Paloma и Monarch и уже упомянутых клубах Festsaal Kreuzberg и West Germany. Билеты в последние три места стоили 5 евро, в Palomа вход был бесплатный: было бы странно платить за вход в 30-метровое помещение, где нельзя сдвинуться с места из-за тесноты. Тем не менее атмосфера там была очень позитивная — здесь проходили презентации европейских фестивалей электронной музыки и выступления их представителей. Лучший звук был в Festsaal Kreuzberg; эта площадка обычно принимает у себя музыкантов совершенно различных жанров — от хип-хоп-продюсера Madlib до Дамо Судзуки из Can.

Далее — шесть мероприятий из программы Club Transmediale, произведших на корреспондента OPENSPACE.RU наибольшее впечатление.
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›