Оцените материал

Просмотров: 4112

Канье Уэст в Монреале

Сергей Степанов · 29/05/2008
Главный поп-рэппер больше не соревнуется с лохами-рэпперами, а играет на одной поляне с The Rolling Stones, U2 и Мадонной

©  AP

Канье Уэст в Монреале
Главный поп-рэппер больше не соревнуется с лохами-рэпперами, а играет на одной поляне с The Rolling Stones, U2 и Мадонной
Судя по первым отзывам, турне Канье Уэста под вывеской «Glow in the Dark» замахивалось на самые высокие стандарты качества стадионных шоу. К тому же качество мистер Уэст заблаговременно умножил на количество: в списке разогревающих актов на афишах значились многообещающий молодой рэппер Люпе Фиаско, уже заслуженная и давненько не напоминавшая о себе группировка N*E*R*D и совсем недавно собиравшая эти же самые залы в одиночку певица Рианна. Неудивительно, что монреальский Bell Centre этим вечером был утрамбован под завязку: с учетом освобожденного от кресел партера общее количество зрителей существенно превышало гроссмейстерскую отметку в 20 тысяч.

Юный друг и земляк Канье Люпе Фиаско на сцену выскочил тогда, когда несколько тысяч из этих двадцати стояли в очереди на вход. Пустовали и танцпол, и трибуны, басы грохотали так, что в уши просились затычки (кстати говоря, распространенная здесь практика). Читавший рэп в компании диджея и танцоров Фиаско был единственным участником шоу, обошедшимся без живого состава и кавер-версий — он отбарабанил 25-минутное попурри из дюжины песен с обеих своих пластинок, от хита «Kick, Push» оставив полтора припева, а овации сорвав шлягером «Superstar». После его исполнения в партере даже обнаружились энтузиасты, принявшиеся скандировать: «Люпе! Люпе!» И все-таки очень многие зрители даже не успели заметить, что пропустили выступление одного из заявленных артистов.

N*E*R*D — собственный музыкальный проект продюсерского дуэта The Neptunes, состоящего из Фаррелла Уильямса и Чада Хьюго. Эти двое друзей еще со школы обслуживают мировую поп-музыку не хуже Тимбаленда — Фаррелл Уильямс, в частности, тоже приложил руку к новому альбому Мадонны. Впрочем, и бренд N*E*R*D известен и сам по себе: шесть лет назад их дебютная пластинка «In Search Of...» обошла записи Бьорк, The Flaming Lips и DJ Shadow в гонке за премию Shortlist Music Prize, заокеанский аналог британской Mercury Music Prize. Прием N*E*R*D был оказан вполне себе пламенный, и группа на него отреагировала подобающе: Фаррелл со товарищи с ходу принялись рубить жаркий рэп-рок с четким акцентом на ударные. Барабанщиков у группы было двое (собеседование с ними проводил барабанщик The Roots ?uestlove), но старались они как минимум за четверых. Уильямсу в этой ситуации не приходилось делать ничего из ряда вон: он дежурно скакал по сцене, орал в микрофон, а чтобы девочки в зале не скучали, в какой-то момент обнажил рельефный торс. Закончился получасовой сет N*E*R*D несколько странно: один из гитаристов без видимой причины принялся наяривать знаменитый рифф из «7 Nation Army» The White Stripes (причем довольно криво), и под этот саундтрек Уильямс не придумал ничего лучше, чем громко отрекламировать новую пластинку своей группы, выходящую в июне.

Наибольшее количество девичьих визгов пришлось на выступление Рианны. Несмотря на сексапильный образ певицы, ее аудиторию этим вечером составили девушки в возрасте от 10 до 25 лет. За полчаса, приходящиеся по регламенту, певица постаралась угодить и нашим, и вашим. За 30 минут Рианна сменила четыре наряда (под ее пышным черным платьем оказался кожаный корсет, а под ядовито-красным костюмом прятался скромный черный топ) и спела не меньше десятка песен, включая экспресс-перелицовки «Doo Wop (That Thing)» Лорин Хилл и «Paper Planes» певицы M.I.A. Сет увенчался знаменитой песней про зонтик. Вполне очевидное решение, как и тот факт, что всякий разогрев, каким бы статусным он ни был, призван выполнять одну-единственную функцию: не мешать триумфу хедлайнера.

Хедлайнеру же с некоторых пор помешать довольно сложно. Пару лет назад я был на его концерте, и выглядело это суматошно и смешно: Канье метался по сцене, запруженной музыкантами, диджейскими вертушками и симфоническим оркестром, а вслед за исполнением собственного хита бессовестно врубал фонограмму, к примеру, A-ha. Такая клоунада в стилистике The Black Eyed Peas для рэппера номер один — явно пройденный этап. В декорациях Glow in the Dark Tour мистер Уэст появляется в гордом одиночестве, предварительно согнав всех музыкантов и диджеев куда-то под сцену (в полный рост их всех продемонстрировали под самый занавес шоу, в районе полуночи). Песни в сет-листе выстроены под мудреный сюжет под кодовым названием «Космическая одиссея 2008 года»: Канье путешествует по Галактике, беседуя с небесными светилами (немедля признающими его «крупнейшей звездой во Вселенной») и собственным космическим кораблем по имени Джейн. Чтобы запихнуть в концепт песни, со звездами и космосом не связанные ну вообще никак, Уэст идет на уловки, — так, перед исполнением «Gold Digger» Джейн внезапно оборачивается похотливой секс-бомбой в золотом бикини. Шоу, что ни говори, у Канье вышло впечатляющее: гигантский экран во всю сцену, пара экранов поменьше в форме футуристического лэптопа, клубы дыма, фонтаны огня, говорящие диско-шары и подвижные платформы; что-то среднее между Kraftwerk и Джастином Тимберлейком. Немного смущает разве что видеоряд: звездное небо и телки в бикини — это ладно, но загадочно плывущие по экрану облака больше подошли бы какой-нибудь Enigma.

Бывший битмейкер Jay-Z пел, плясал и чесал свое колоссальных размеров эго без малого полтора часа — и не потерял нити игры в мировое господство практически ни разу. В его шоу есть невероятно мощные песенные связки («Diamonds from Sierra Leone» + «Can’t Tell Me Nothing» + «Flashing Lights») и трогательные моменты (вынесенная за рамки концепта «Hey Mama», посвящение недавно умершей матери рэппера), неожиданные кавер-версии («Don’t Stop Believing» ансамбля Journey) и ожидаемая кульминация (конечно же, «Stronger»). Есть и скрытый — и очень убедительный — финал, замечательная плясовая «Homecoming» с залом, поющим вместо лидера Coldplay Криса Мартина. И лишь под занавес Канье ни с того ни с сего дал петуха. Уже спев «Touch the Sky» (в компании вернувшегося на сцену Люпе Фиаско) и представив музыкантов, он вдруг зарядил трехминутный спич, сообщив зрителям, что а) он хороший парень; б) все журналисты — козлы; в) тяжела и неказиста жизнь известного артиста; г) теперь, с Glow in the Dark Tour, он больше не соревнуется с лохами-рэпперами, но играет на одной поляне с The Rolling Stones, U2 и Мадонной. Вместо биса.

Ну что тут сказать? Концерты The Rolling Stones часто завершаются песней «(I Can’t Get No) Satisfaction». Шоу U2 регулярно финишируют песней «One» — ну или «All I Want Is You». Мадонна может выбирать между «Holiday», «La Isla Bonita» и, скажем, «Music». Так вот, чтобы играть с ними на одной поляне, Канье было бы неплохо придумать концовку поэффектнее, чем трехминутное нытье.

 

 

 

 

 

Все новости ›