В таком гаргантюанском количестве, которое требуется ненасытному Киркорову, российские песенники просто не пишут.

Оцените материал

Просмотров: 13982

Король-и-шут

Денис Бояринов · 05/05/2012
Юбиляр Филипп Киркоров как боевая машина пропаганды

Имена:  Алла Пугачева · Филипп Киркоров · Юрий Шевчук

©  ИТАР-ТАСС

Филипп Киркоров

Филипп Киркоров

На прошлой неделе самопровозглашенный король русского попса отпраздновал 45-летие и — что важней — 25 лет профессиональной деятельности. Страна живет с шоуменом Киркоровым четверть века — дольше, чем с Медведевым, Путиным и даже с Константином Эрнстом. Филипп Киркоров, тогда еще нежный юноша в белом костюмчике не по росту, впервые появился на телеэкране и того раньше — в 1985 году в программе «Шире круг». И с тех пор не исчезает надолго с экранов Центрального телевидения. Киркоров и сам превратился в машину пропаганды, которая пропагандирует не только себя единственного.

Люди, далекие от поп-культуры и старающиеся не включать телевизор, полагают, что певец Киркоров пропагандирует нечто вроде того, от чего хотят оградить наших детей депутаты питерских и новосибирских заксобраний. В лучшем случае — несет в массы китч, безвкусицу и пошлость. Заклятый антагонист ФК Юрий Шевчук на последнем альбоме «Иначе» выкатил сатиру «Серый Боров», которую наверняка мысленно адресует своему визави: «намбер ван теле-еле помоек», «соблазнитель загубленных душ и облом перестроек», «искрометный танцор на шесте» и «добрый маньяк», который льет «густой позитив на тарелки унылых надежд». Это все собирательный образ врага — попсовика-фонограммщика, давно презираемого Шевчуком, в котором для автора больше всего от Киркорова, считающего себя царем этой (навозной) горы.

Есть и другая, менее эмоционально окрашенная точка зрения на 25-летнюю карьеру ФК, которую озвучивает, например, другой уважаемый человек, композитор Эдуард Артемьев. Мол, Киркоров — настоящий профессионал, несмотря на все закидоны. Действительно, он — сын певца, работавшего с Эдди Рознером и Леонидом Утесовым, лучший ученик Аллы Пугачевой, осколок большой эстрадной традиции, которая уже, считай, прервана. Исчезающий тип. С самого первого альбома, на котором тогда пышнокудрый Киркоров пел, в частности, песню Пугачевой на стихи Афанасия Фета, он до сих идет в очень консервативном эстрадном русле — крунера любовных баллад, эдакого русского Энди Уильямса, льющего утешительные слова на израненные женские сердца. Его последний монструозный альбом «ДруGOY» (2011) состоит из 72 (!) песен — все песни только о любви. И многие из них, в лучшей традиции советских ВИА — явные или неявные переделки ритмов и мелодий зарубежной эстрады: из репертуара немецко-румынского продюсера Шантеля, шведской певицы-телеведущей Шарлотты Перрелли и еще каких-то участников «Евровидения», на которых ФК частый гость. Вопрос «Почему в вашем творчестве столько ремейков?» от журналистки Ирины Ароян, доведший когда-то Киркорова до скандального закидона, по-прежнему остается насущным. Вероятно, в таком гаргантюанском количестве, которое требуется ненасытному Киркорову, российские песенники просто не пишут.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Sviatoslav Kaverin· 2012-05-07 09:28:32
    к слову, Киркоров - _армянин_ из Болгарии, пятно для обеих стран; напиши как-нибудь о его духовном собрате, болгарском гей-цыгане Мразише (Azis); страсть же к "тотальному Versace-Cavalli" скорее постсоветская - многих адептов к славянам никак не причислить
Все новости ›