Вместе с человечеством инфантилизируется и индустрия развлечений.

Оцените материал

Просмотров: 16110

По нулям?

Денис Бояринов · 13/12/2010
Что произошло с поп-музыкой в двухтысячных

©  Getty Images / Fotobank

По нулям?
Принято считать, что ничего хорошего с музыкой за двухтысячные не случилось. Зеро, абсолютный ноль, полный провал — пустое десятилетие. Ни тебе новых героев, ни новых направлений, ни новых идей. Все упростилось, сузилось, деградировало — карета превратилась в тыкву, поп-принцы и принцессы — в мышей, доедающих тыквенные корки. По крайней мере, такие грустные мысли одолевали приглашенных музэкспертов, специально опрошенных нами на исходе прошлого года.

При этом технологии в «производстве», записи и распространении музыки за двухтысячные неимоверно скакнули вперед, изменив до неузнаваемости сложившийся за несколько десятилетий (чуть ли не с появления фонограммы) порядок вещей и перетряхнув инфраструктуру и иерархию.

В нулевые люди стали по-другому слушать музыку и соответственно по-другому ее воспринимать. Не стесняясь проговорить очевидное, я попытался выписать происходившие за последнее десятилетие процессы в поп-музыке — на американских и английских примерах.

Виртуализация
Во всем виноват, конечно, интернет. Еще в середине 90-х годов казалось, что на статус мировой информационной среды будущего могут претендовать системы спутникового и кабельного ТВ, а вовсе не веб. К этой мысли вернулись и в начале 2000-го, когда в США лопнул «пузырь доткомов». Но уже в июле 2000 года прозвенел первый тревожный звонок для звукозаписывающей индустрии, который нельзя было не услышать — Metallica вчинила иск файлообменной сети Napster, к изумлению даже своих создателей превратившейся в популярнейший ресурс по обмену музыкой для меломанов, раскрывших друг другу свои аудиотеки. Дальше судьбоносные новости посыпались из виртуального мира в реальный со страшной скоростью. В январе 2001-го Apple анонсировала медиаплеер iTunes, к которому в 2003 году прикрутили витрину продаж цифровой музыки iTunes Music Store, поначалу воспринятую скептически. К 2006-му оттуда скачали миллиардную песню (и это на фоне банкротства популярной американской сети магазинов Tower Records), а к 2008-му iTunes Music Store стал главным по продажам музыки в США. Тем временем тиражи распроданных компакт-дисков неуклонно снижались, вынудив флагманов индустрии — Мадонну, U2 и Jay-Z — сбежать от мейджоров к концертным агентствам и сделать ставку на гастроли или придумывать альтернативные способы сбора денег с поклонников (схема «заплати сколько хочешь» от Radiohead и т.д.). Отчаявшись бороться с ликингом (утечкой альбомов в сеть до заявленной даты релиза) и торрентами, в конце нулевых музыканты и рекорд-лейблы смирились с тем, что диски не продаются, а движение каждого mp3-файла по сети отследить нельзя. Возникла теория, что свободное распространение музыки по сети не мешает, а только помогает зарабатывать, увеличивая лояльную аудиторию: деньги музыканту возвращаются на концертах за счет продажи билетов, сувенирки и тех же дисков. В 2009 году iTunes Music Store отказался от DRM-защиты (привязывавшей воспроизведение файла к определенному компьютеру) 80 процентов продаваемых у себя треков — кажется, это был последний звонок, возвестивший о победе виртуального мира над реальным.

Но не все так плохо. Сейчас музыканты и рекорд-бизнес должны возлагать надежды на «облачные» музыкальные сервисы потребления музыки вроде Spotify и RDIO, позволяющие слушать песни в онлайн-стриминге, причем вольно переключаясь между плеерами — от стационарного компьютера к мобильным устройствам и обратно. «Облачные» сервисы зарабатывают на абонентской плате, за которую ты получаешь доступ якобы ко всей музыке мира — и рекламе. Если им удастся прочно войти в повседневный обиход и стать таким же стандартом музыкальной индустрии, каким в свое время были виниловые пластинки, компакт-кассеты или компакт-диски, проблема виртуального пиратства может быть решена: музыканты вернут себе вознаграждение за записи, причем даже с более справедливым процентом отчислений, чем в эпоху расцвета рекорд-лейблов.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:11

  • vamp1r0· 2010-12-13 22:34:23
    в последнем абзаце автор чересчур пытается натянуть реальность на свои представления о том, какой ему хотелось бы видеть.

    Все эти вокалоиды -- исключительно и полностью нишевое развлечение. В своё время у меня в телефоне сименс, ещё до эры эмпетри-ззвонков, была функция записи звонка расставляя ноты на нотном стане. И что-то вот немногие из окружавших меня людей пользовались этой функцией. То же и с вокалоидами -- просто очередная игрушка, вроде корговских карманных синтезаторов. Да, бёрдимен активно использует их в работе, да, Вейн Койн из Флейминг Липс аж приклеил парочку себе на гитару. Но как-то не видно захлёстывающей волны роста электронных артистов, несмотря на какие-то непомерные продажи этих безделушек.

    Так что и вокалоиды, и прочая, ждёт ровна та же участь, первый раз что ли.
  • polskamorda· 2010-12-13 22:35:34
    ну можно сказать, что этот счетчик обнулили еще в начале этого года: на место групп пришли проекты, на место музыкантов — продюсеры, эстетика ретро почти окончательно ушла в прошлое вместе с нулевыми, разница между мейнстримом и андеграундом вместе с ней, drake на соседнем месте с salem, изначально идеологически противоречащие друг другу тусовки объединяются, вместо дробления на стили приходят большие стили..

    словом, уже год как десятые на дворе
  • polskamorda· 2010-12-13 22:41:02
    соглашусь с vamp1r0 — смысл существования вокалоидов как-то совсем не понятен, зачем это слушать неяпонцам непонятно.

    в чем вообще прелесть слушать музыку записанную коллективным разумом? под закат десятилетия свой альбом выпустил burial, который, на мой взгляд, и ознаменовал поколение новых музыкантов — анонимные одиночки, сидящие за компом. во всяком случае, сейчас выходит так.
Читать все комментарии ›
Все новости ›